Христианская мысль

Духовный аспект создания белорусской народности. Ч. 2

На месте тех земель, где появилась уния, возникли неизвестные доселе образования, которые вошли в историю под именем «белорусской» и «украинской» наций.

Западная Русь: уния против Православия

Представители новых «народностей» сразу отличились тем, с чем их потомки и представители и войдут в историю: будучи безразличными к вопросам истины, они отличались конформизмом и толерантностью ко всем, кроме тех, кто хранил православную веру в её святоотеческой чистоте и противостоял любым изменениям в Церкви. С теми, кто все силы своей религиозной жизни полагал на сохранение православного предания, «белорусы» расправлялись быстро и жестоко.

 

Памятник св. Афанасию Брестскому (ок. 1595 — 1648 гг.) — защитнику Православия от унии.

Так, уже в конце XVI – начале XVII веков в Витебске, Полоцке, Могилёве не осталось ни одного православного храма, униатский епископ Иосафат Кунцевич проявлял к православным жестокость и презрение. В 1623 году в Витебске было организовано восстание православными горожанами, в ходе которого Кунцевича убили. Тогда папа римский Урбан направил королю Сигизмунду III повеление уничтожить всех восставших против унии: «Да будет проклят тот, кто удержит меч свой от крови. Итак, ты не должен удерживать от меча и огня».

 

 Смерть Иосафата Кунцевича — униатского «святого»

Дальнейшее развитие истории известно – автор текста не ставит себе невыполнимой задачи пройти путями становления и укрепления этих «народностей». Как всё искусственное и противоестественное, эти «народности» не нашли своего места в мировой истории и на протяжении долгого времени мыслились как части русского народа, только почему-то с неизменными оговорками о некоей своей инаковости, особенности, субэтничности. Однако эта инаковость на деле маскировала правду: суть субэтничности белорусского народа в том, что его представители отреклись от своего Отечества, от собственных отцов и дедов, они начали сознательно и упорно изменять свою природу, чтобы, в конечном итоге, отречься и от Бога и противостоять Его замыслу.

«Даже в самые тяжелые годы процветания польско-литовского государства пробивались сквозь общий хор соглашателей голоса тех, кто не предал православную веру».

Православные «диссиденты»

На протяжении всего XVII и XVIII веков на территориях России, принадлежавших полякам и литовцам Речи Посполитой, не прекращалась борьба русских людей за сохранение своей нравственной чистоты и святоотеческого предания и веры.  Даже в самые тяжелые годы процветания польско-литовского государства словно ростки сквозь асфальт пробивались сквозь общий хор соглашателей голоса тех, кто не предал в себе русского и не предал православную веру. Таковыми были некоторые князья Острожские, боровшиеся с унией и во многом ориентированные на Москву, а также бесчисленное количество простых священников, монахов и мирян, остававшихся православными, которых польско-литовская власть именовала «диссидентами» и «дизунитами» (т. е. теми, кто не принял унию).

 

«Папа Римский» Франциск получает в подарок от украинских униатов икону «святого» Иосафата Кунцевича — гонителя Православия. 2014 г.

Эти люди никогда и никак не относились к тому явлению, которое сегодня именуется «малороссийской» и «белорусской» народностями, так как они от корня отвергли то преступление, которое легло в основу формирования этих, условно говоря, «народностей». И сегодня они, сохранившие свою русскую принадлежность от посягательств, живущие на территориях Белоруссии, Украины, Польши и Литвы, ни в каком отношении не имеют никакой культурно-исторической связи с белорусским, украинским, литовским и польскими народами.

Во многом их принципиальная позиция, пронесённая через столетия, понудила Екатерину II принять участие в трёх разделах Речи Посполитой и взять под власть российского престола исконно русские земли, так как многие историки полагают, что изначально это в планы российской короны не входило[1].

В 1794 году осуществился третий и последний раздел Речи Посполитой, в результате которых в состав Российской Империи вошли территории всей современной Белоруссии и Прибалтики. Более чем трёхвековое разделение русского народа наконец было преодолено. Но радость православных о том, что Святая Русь вновь воссоединилась, была преждевременной.

Триединая Русь?

Ещё в XVII веке в России появилась концепция триединого русского народа, принявшая в себя наследие измены и предательства, стыдливо названное «белорусским» и «малороссийским» народностями, которые вошли в состав русского народа в их наличном, нераскаянном состоянии.

Согласно этой концепции, самоопределение русского народа ставилось в зависимость от единения с изменниками: оказалось, что собственно русские люди есть не русские люди, а «великороссы», а русские – это совокупность «великороссов», «малороссов» и «белорусов», то есть здоровой части народа с химерическими образованиями на его теле. Это был не только удар по тем русским людям, которые сохранили верность России, находясь под многовековым гнётом унии, соглашательства и союза с поляками и католиками. Прежде всего, это был удар по русскому народу в целом. Отныне весь русский народ был причислен к той язве греха, которая вошла в его жизнь через непокорность некогда русских Киева и Литвы. В XIX веке концепция была закреплена окончательно.

В 1839 году состоялся Полоцкий собор униатского духовенства, на котором епископы и миряне из числа тех, кто были потомками принявших унию с римо-католиками, изъявили желание упразднить унию и росчерком пера, как в вопросах административного управления, войти в состав Русской Церкви.

Продолжение следует.

Часть 1.

[1] Подробнее: Стегний П. В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. 1772. 1793. 1795. — 2002. — С. 696 с.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *