Христианская мысль

Духовный аспект создания белорусской народности (ч. 1)

Мы живём в условиях, когда русский народ оказался искусственно разделён между разными государствами, а из отдельных его частей сформировались белорусская и украинская нации. Духовной причиной этого стало предательство – предательство веры.

Растерянная Россия

Современная Россия, на наш взгляд, находится в состоянии системного кризиса, связанного с утратой у людей самого смысла существования народа.

Сегодня русский народ кажется как никогда растерянным. Растерян тот, кто потерял понимание происходящего, кто не видит выхода из сложившейся ситуации и не сумел понять причину своего бедственного положения. Растерян тот, кто, теряя из виду то одну, то другую опасность, привыкает к постоянным нестроениям и теряет себя. И вся Россия нынче в такой растерянности.

Одно из проявлений системного кризиса России – произошедший распад страны на части. И особенно страшно то, что русский народ не просто разделился, а разделился предательски, через попрание святой православной веры.

«Особенно страшно то, что русский народ не просто разделился, а разделился предательски, через попрание святой православной веры».

Здесь надо пояснить значение, в котором нами употребляется слово предательство. Предательство – это не просто как аморальный  поступок, нечестный по отношению к другим. Предательство – это осознанное стремление человека или группы людей, а иногда и всего народа причинять зло окружающим и считать это своим естественным правом.

Если человек, побеждённый грехом, не оправдывает своего бессилия противостоять живущему в нём злу и не отстаивает в себе право «грешить по совести», то он ещё не предает в себе совестные начала души и не противопоставляет себя Богу и человечеству. Но если человек самоутверждается как грешник в полном смысле слова, тогда и происходит предательство как результат насилия над нравственной природой человека: признавший за собой право на зло не может не действовать предательски по отношению к окружающим. И только такое зло и есть предательство в полном смысле слова. Но такой предатель, который прежде всего сам себя предал и собственное естество извратил, уже не может жить как прежде. Он либо гибнет, либо идёт по пути извращения своей нравственной природы всё дальше и дальше. И это может происходить не только в жизни личности, отдельно взятого человека, но и в жизни народа или части народа.

Национальное предательство

Итак, предательство – источник извращения нравственной природы предающего. А извращение нравственной природы – такая бездна преступления, которая имеет начало, но не имеет конца. Сколько не будет длиться время мировой истории, каждый раз на новом её витке всё новые и новые формы будет принимать однажды совершенное предательство, до тех пор, пока не будет изжито в народе терпением страданий и рождающимся от них покаянием.

Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя» определял грех предательства в народе как ошибку сердца, то есть такое повреждение нравственного начала в личности и в народе, которое проникает в самый состав его жизни: «Ошибки сердца есть вещь страшно важная: это есть уже заражённый дух иногда даже во всей нации, несущий с собою весьма часто такую степень слепоты, которая не излечивается даже ни перед какими фактами, сколько бы они ни указывали на прямую дорогу; напротив, переработывающая эти факты на свой лад, ассимилирующая их с своим заражённым духом, причём происходит даже так, что скорее умрёт вся нация, сознательно, то есть даже поняв слепоту свою, но не желая уже излечиваться».

Само зарождение так называемых «белорусской» и «украинской» народностей явилось результатом предательства православной веры. Будучи теснимы внешними и внутренними врагами, разъединяемые множеством противоречий, наши предки на Юге и Западе Руси не сумели защитить Церковь от посягательства Её врагов.

Разгром Древней Руси

Вместе с приходом татаро-монголов раздробленность на Руси усилилась, начали действовать новые геополитические факторы. Сожжённый дотла Киев и пример обезлюдевшей Юго-западной Руси толкали белорусские земли к союзу с Литвой и Польшей.

В то же время было бы ошибкой полагать, что только внешнее разорение стало причиной распада древнерусского единства. Скорее, эти события создали условия для того, чтобы Киев, увлечённый гордыми стремлениями к восстановлению былого первенства среди русских городов, а вместе с ним и княжества на северо-западе, стремились к союзу с западными европейскими соседями.

И не только политика и экономика стали местом приложения геополитических устремлений Киевской Руси. Сама церковная жизнь, православная вера и русское благочестие, ставшее основой формирования русского государства и превращения России в великую страну, становились предметом интриг со стороны южнорусских и литовских князей.

Уния – предательство православия

Серьезные нестроения в древнерусском государстве и в Киевской митрополии, претенденты на которую постоянно выдвигались то Литвою, то Москвой и которая часто находилась под угрозой внутренних расколов, совпал с катастрофическими событиями во всём христианском мире. На Востоке рушилась Византийская империя. Благочестие и вера оскудевали в Константинополе, распространялось нечестие по всему телу Церкви. В 1438-1439 году прошёл Ферраро-Флорентийский Собор, на котором почти все присутствовавшие иерархи Константинопольской Церкви, исключая Марка Эфесского, признали власть папы римского и приняли латинское учение.

Митрополит Киевский Исидор, поставивший подпись под решениями Ферраро-Флорентийского Собора, в Москве был посажен в тюрьму, а затем изгнан из Руси. На его место без утверждения в Константинополе собором русских епископов был поставлен митрополит Киевский Иона. Однако в Киеве и Литве признали Исидора законным митрополитом и позволили управлять Церковью.

Как сообщает «Энциклопедия Брокгауза и Эфрона» (статья «Митрополиты Киевские»), «в 1458 г. константинопольский патриарх Григорий III Мамма, принявший флорентийскую унию, проживая в Риме, посвятил ученика Исидора, Григория Болгарина в киевские митрополиты; но так как в Москве был митрополит Иона, носивший титул митрополита Киевского и всея Руси, то папа Пий II, отправляя Григория к польскому королю Казимиру IV, поручил ему собственно Киевскую митрополию, к которой причислил 9 епархий: брянскую, смоленскую, перемышльскую, туровскую, луцкую, владимиро-волынскую, полоцкую, холмскую и галицкую».

Успехи папы римского в деле подчинения своей власти епархий некогда Русской Православной Церкви были закреплены в 1596 году, когда в Бресте была подписана ещё одна церковная уния между остававшимися православными западной и южной Руси и римо-католической иерархией.

 

Картина Яна Матейко «Проповедь Скарги», изображающая иезуита Петра Скаргу — главного идеолога Брестской унии.

Принятие сначала Флорентийской унии, а затем заключение Брестской церковной унии в 1596 году для части русского народа стало тем преступлением, которое поставило её в ряд богоотступников, а нередко и  богопротивников. Отныне предательский дух вошёл в плоть и кровь части русского народа, источая многовековую заразу греха и приводя ко всё большему разрастанию зла в народе. Грех предательства не мог остаться скрытым. Он с неизбежностью повлёк за собой извращение нравственной природы русского человека.

И вот уже на месте тех земель, где появилась уния, возникли неизвестные доселе образования, которые войдут в историю под именем «белорусской» и «украинской» наций.

Продолжение следует.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *