Предлагаем вниманию читателей статью, наглядно показывающую, как в англоязычном мире православные ведут борьбу против модернизма.

Доктор Джордж Демакопулос из Фордемского университета недавно опубликовал статью под названием «Православный фундаментализм» на сайте Греческой Архиепископии в Америке. Есть ряд проблем, связанных с этой статьей, которые, я думаю, стоит указать.

 

Святитель Марк Эфесский является одним из главных авторитетов для тех, кого порой презрительно и несправедливо называют «фундаменталистами». 

Начнем с того, что он не объясняет, что имеет в виду под термином «фундаменталист». Термин в своем изначальном значении относился к тем консервативным протестантам, которые в ответ на модернистские тенденции в основных деноминациях, провозгласили, что есть пять фундаментальных (можно сказать, «минимальных») убеждений, которых христиане должны придерживаться:

1) богодухновенность и непогрешимость Писания;

2) Божественность Иисуса Христа;

3) непорочное зачатие Христа;

4) искупительная жертва Христа на кресте;

5) телесное воскресение Христа и Его второе пришествие.

Термин «фундаменталист» позже, — начиная с 1979 года, во время кризиса с заложниками в Иране, — стал применяться к радикальным мусульманам, а потом и вообще к любому консервативному выражению какой-либо религии. Я не думаю, что такое расширение значения термина произошло случайно. Это была попытка связать консервативных христиан, таких как Джерри Фалвелл и его группу «Моральное большинство», с такими людьми как аятолла Хомейни и Усама бен Ладен, и это было сделано ради внутренних политических целей. В итоге термин перестал иметь какой-то особый смысл, кроме случаев, когда кто-то желает использовать его как синоним слова «глупый», и, кажется, это основной уровень смысла, с которым его использует доктор Демакопулос.

Он старается указать связь с первоначальным значением термина, когда говорит: «Как и другие фундаменталистские движения, православный фундаментализм уменьшает  богословское учение, сводя его к набору теологических аксиом, а затем измеряет достоинство других в соответствии с ними«. Проблема этого утверждения состоит в том, что автор не указывает никаких примеров, а также в том, что данное утверждение просто не соответствует действительности.

Если мы возьмем, к примеру, греческих старостильников, которые в числе наиболее вероятных кандидатов на попадание в категорию, о которой говорит д-р Демакопулос, то можно было бы сказать, что календарный вопрос используется ими в качестве лакмусовой бумажки, но вряд ли они будут утверждать, что достаточно только придерживаться старого календаря, чтобы соответствовать их определению верности Православию. На самом деле вина греческих старостильников не в том, что они имеют минималистское понимание Православия, а в том, что они максималисты, которые в качестве причины для разрыва евхаристического общения принимают некоторые вопросы, которые не должны быть наделяемы таким значением. Даже между собой старостильники разделены по многим вопросам. Так что на самом деле их тенденция прямо противоположна протестантским фундаменталистам, которые были сосредоточены на минимуме того, во что нужно верить. И на самом деле как раз православные модернисты, как правило, пытаются уменьшить «предметы первой необходимости» православной веры и свести ее к наименьшему общему знаменателю, и потому именно они гораздо ближе к фундаменталистам в первоначальном смысле этого слова.

«Православные модернисты, как правило, пытаются уменьшить «предметы первой необходимости» православной веры и свести ее к наименьшему общему знаменателю».

Д-р Демакопулос далее утверждает: «Ключевая интеллектуальная ошибка православного фундаментализма заключается в предположении, что отцы Церкви находятся в согласии по всем богословским и этическим вопросам«. Эта нелепая карикатура в виде соломенного чучела противника совсем не то, чего можно было бы ожидать от профессора богословия из уважаемого университета. Если это является ключевой интеллектуальной ошибкой, то я хотел бы найти хотя бы одного человека, который на самом деле соответствует этому описанию. Я сомневаюсь, что даже среди самых махровых старостильников можно найти того, кто утверждал бы, что «отцы Церкви находятся в согласии по всем богословским и этическим вопросам«.

Затем нам говорят, что «как правило, это проявляется в обвинениях в адрес отдельных лиц, учреждений, или целых ветвей Православной Церкви в том, что они не соответствуют самочинно предписанному стандарту православного учения«. Мне было бы любопытно узнать, почему святой Марк Эфесский не рассматривается как «православный фундаменталист», ведь он прервал общение с теми, кто не выполнил то, что святой Марк считал стандартом православного учения. Есть границы, нарушение которых требует такого рода реакцию, и поэтому вопрос не в том, что некто является фундаменталистом просто потому, что признает существование таких границ, а скорее вопрос о характере тех конкретных проблем, которые с этим связаны… и которые совершенно не освещены в этой статье.

Далее автор продолжает приводить примеры, чтобы повергнуть соломенного человека, которого он соорудил:

«В действительности при внимательном чтении христианской истории и богословия становится ясно, что некоторые из влиятельнейших святых Церкви несогласны друг с другом и порой довольно серьезно. Святые Петр и Павел имели разногласия по вопросу обрезания. Святые Василий и Григорий Богослов схлестнулись о том, каков лучший способ признать божественность Святого Духа. И Иоанн Дамаскин, живший в монастыре в исламском халифате, отказался от предшествовавшей гимнографической традиции чтобы разработать новую, которая обращалась к нуждам его общества«.

Здесь мы снова видим небрежные преувеличения. Где написано, что апостолы Петр и Павел были не согласны по поводу обрезания? Мы находим их в весьма ясном согласии по этому вопросу в 15 главе Деяний апостольских. Вероятно, автор имеет в виду описанное во 2 главе послания к Галатам, но разногласие не касалось обрезания, оно было из-за лицемерия святого Петра, когда тот находился в кругу тех, кто «из обрезанных», но нет никаких признаков того, что у апостолов были разногласия по существенным вопросам. У них были разногласия из-за поведения и несообразности действий святого Петра и святой Павел обличил его в этом в присутствии всех (Гал. 2:11,14). Ни в тексте Писания, ни в церковном Предании нет никаких указаний на то, что это было делом продолжительного несогласия или разделения между этими двумя святыми. Это скорее пример того, что даже великий святой способен впасть во временную ошибку.

Кроме того, явное преувеличение утверждать, что преподобный Иоанн Дамаскин «отказался от предшествовавшей гимнографической традиции«. Как правило, старые службы не заменялись, а дополнялись новыми, и лишь по прошествии многого времени некоторые из старых текстов были опущены. Если, например, взять тексты, которые мы используем сейчас для канонов на утрени, то первоначально эти гимны сопровождались пением библейских песен, — более древних текстов, которые предшествовали составлению этих гимнов. Только спустя долгое время распространилась практика опускать эти песни и оставлять одни тропари, которые были составлены для пения с ними, хотя древняя практика по-прежнему употребляется в будние дни Великого поста. Так что предположение будто преподобный Иоанн отбросил все, предшествовавшее ему, просто противоречит фактам.

Кроме того, есть кое-какая разница между ситуацией, когда святой человек, например, преподобный Иоанн Дамаскин, вводит некую новую литургическую практику, и ситуацией, когда это делает комиссия курящих сигары «богословов». Например, греческая практика возгласа: «Со страхом Божиим, верою и любовью приступите» явно является изменением исходной формы «Со страхом Божиим и верою приступите«. Но это было, насколько я знаю, введено отцами-колливадами. От осведомленного человека я слышал, что святитель Иоанн Шанхайский также следовал этой практике. Я склонен подчиняться мудрости этих святых, но думаю, что в то же самое время имею право скептически относиться к изменениям, которые вводятся кем-то, кто может быть очень умным, но кто не в одной лиге с этими святыми.

Мы находим еще большее преувеличение, когда доктор Демакопулос утверждает: «Важно понимать, что православные фундаменталисты усиливают их редукционистское чтение отцов Церкви дополнительными обманами. Один из наиболее часто используемых — это утверждение о том, что монашеская община всегда была хранительницей православного учения. Другой обман — утверждение, что отцы были анти-интеллектуалами, а третий это предположение, что следование учению отцов предполагает необходимость противостоять всем западным вещам«.

Хотя это правда, что монашеские общины в целом были оплотом Православия, я не знаю никого, кто бы сказал, что это всегда и неизменно было так. Я сомневаюсь, что нам удастся найти хотя бы одного человека, кто бы всерьез утверждал, что святые отцы были анти-интеллектуалами. Самый близкий пример того, кто утверждает, что учение отцов требует «противостоять всем западным вещам» это отец Иоанн Романидис и его почитатели, но даже они не сделали бы столь широкое заявление, как сделано автором, и я не думаю, что о. Иоанн Романидис был антиинтеллектуалом.

И когда доктор Демакопулос делает утверждение, что «переиначивая Предание в политическое оружие, идеолог обольщает тех, кто не склонен ставить под сомнение доверие своим религиозным лидерам», было бы полезно, если бы он привел несколько примеров и назвал конкретные имена, чтобы мы имели некоторое представление о том, кого и что он имеет в виду.

Кроме того, я не уверен, что «значимость святых отцов заключается в их искреннем и напряженном душевном поиске с целью найти Бога и поделиться Им с миром«. Если бы это было так, то я не знаю, чем бы они отличались от Лао-цзы, Будды, Сократа или Мухаммеда. Их значение в том, как они объясняли, проговаривали, передавали, и искренне боролись за «веру, однажды преданную святым» (Иуд 1:3). Они были не просто умными и искренними  людьми, они были святыми, получившими веру апостолов и передавшими ее без искажения — и при этом перед лицом новых вызовов обогатившими Церковь своими словами и примером жизни согласно вере. Благодаря им мы понимаем веру лучше, и не имеет новую веру или иную веру.

И завершает автор призывом к действию: «Настало время для православных иерархов и мирянских лидеров провозгласить громко, что привлекательная актуальность отцов Церкви заключается не в рабской приверженности множеству окаменевших утверждений, используемых в саморекламе«. Но я не вижу, как православные иерархи или мирянские лидеры могут ответить на его призыв, даже если бы они хотели сделать это, потому что доктор Демакопулос не дает нам никаких указаний на то, о чем или о ком конкретно он говорит.

Если бы существовал человек, о котором можно было сказать, что он честно описан характеристиками, приведенными в этой статье, то я бы согласился с тем, что такая персона должна быть подвергнута критике. Но давайте будем обсуждать конкретику, а не разбрасываться бессмысленными терминами, которые бы заставляли нас поверить, что существует реальная линия философского согласия между консервативными евангельскими протестантами, неопределенной группой православных христиан и джихадистами, которые отрезают головы и забивают камнями тех, кто с ними не согласен.

Дополнение. Мне указали конференцию, на которую ссылался д-р Демакопулос. Это конференция под названием «Святоотеческое богословие и пост-патристическая ересь», прошедшая 15-го февраля 2012 года в Пиреях, Греция. Среди выступавших там были профессор Афинского Университета протопресвитер Георгий Металлинос и митрополит Иерофей (Влахос). Неужели они и впрямь те «православные фундаменталисты», которые провозглашают, что святые отцы были анти-интеллектуалами и согласными между собой во всех пунктах богословия и нравственного учения

Перевод с английского Василия Львова.

Исходная публикация — http://fatherjohn.blogspot.ru/2015/02/response-to-orthodox-fundamentalists-by.html (оригинальное название «Ответ на статью Джорджа Демакопулоса «Православный фундаментализм»).

Аналитический центр святителя Василия Великого
logos@stbasil.center

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *