Аналитика Церковь сегодня

Участие украинских церквей Северной Америки в реализации проекта Поместная церковь на Украине

Андрей Александрович Серебич
Андрей Александрович Серебрич, научный сотрудник Центра гуманитарных исследований РИСИ.

Украина — каноническая территория Русской Православной Церкви, которая последние 25 лет страдает от церковного раскола, возникшего на фоне распада СССР. Две раскольнические структуры — Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП) и Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), начиная с 1990-х гг. последовательно отстаивают идею создания на Украине независимой от Московской Патриархии поместной церкви. Обе претендующие на наци- ональных характер конфессии за неполные тридцать лет своего существо- вания обрели поддержку со стороны государственной власти Украины      и политических элит англо-саксонского мира, рассматривающих «само- стийные» церкви, а также саму идеологию раскола, как средство вычле- нения Украины из единого с Россией цивилизационного пространства.

Запрос национальных и политических элит Украины на создание «национального религиозного продукта» во многом определил развитие церковно-государственных отношений на Украине после распада СССР. Вопреки закреплённому в украинской Конституции принципу отделения церкви от государства украинская власть сделала ставку на создание еди- ной поместной церкви, которая в юридическом плане не имела бы связей  с Русской Православной Церковью.

Данному проекту изначально отводилась одна из важнейших ролей    в качестве легитимирующего существование самого украинского государ- ства фактора. Достаточно показательным в данном контексте является высказывание главы УПЦ КП Филарета Денисенко о том, что «возникновение государства связано с возникновением независимой  Церкви… Без единой церкви нет и единого государства».

Политики, представители церковных и академических  кругов  Украины, активно выступающие за создание поместной церкви, единогласны   во мнении, что «украинская поместная церковь» является «необходимой составляющей бытия и развития украинского народа как политической нации»3. Отсутствие же на Украине единой поместной церкви воспринимается как препятствие «формированию украинской национальной идентичности, утверждению европейских демократических ценностей, а также тормозит развитие аутентичного украинского гуманитарного   пространства».

В зарубежной историографии характерным является взгляд на то, что национализм в Восточной Европе, а особенного его религиозные формы, получившие в конце 1980-х гг. мощный импульс к развитию, стали развиваться как «политические идеологии, призванные оправдать и обосновать национальное существование в мировом сообществе».

Нужно сказать, что само понятие поместности в украинском политическом, академическом, теологическом дискурсах выходит за рамки традиционного, свойственного православной богословской традиции, со- держания. В общих чертах, принцип поместности предполагает соотнесенность церковной организации (церкви) с определённой территорией. Границы Поместных церквей во многих случаях совпадают с границами государств. При этом изменение государственных границ не является обязательной причиной для изменения границ Поместной церкви. В этом смысле на Украине уже существует поместная Украинская Православная Церковь в юрисдикции Московского  Патриархата.

Украинские же апологеты единой поместной церкви наделяют её двумя атрибутами, без которых реализация данного проекта теряет свою значимость — автокефалия и национальный характер. И если  отождествление понятий «поместная церковь» и «автокефальная церковь» имеет место в со- временном русском словоупотреблении, что с некоторыми оговорками позволяет выстраивать синонимический ряд из упомянутых понятий, то обязательное придание национального характера единой поместной церкви дополнительно обнаруживает политический характер данного проекта. Под национальным характером будущей поместной церкви по сути подразумевается реализация эрастианской модели церковно-государственных отношений, которая предполагает подчинение церкви государственной власти. Сторонниками проекта поместной церкви позиционируется образ симфонии и партнёрства церкви и государства, с идеалами «служения церкви украинскому государству», и  подчинения «церкви   власти и интеграции церковных структур с  государственными».

Помимо политических и церковных кругов Украины свои интересы в реализации проекта единой поместной церкви имеет и украинская диаспора, в особенности США и Канады, которая с начала 1990-х гг. стала играть одну из основных ролей в продвижении идеи национальной поместной церкви на Украине. Речь идёт прежде всего о двух конфессиях украинской диаспоры — Украинской Православной Церкви США    и Украинской Православной Церкви Канады. Рассмотрение той роли, которую играют названные церкви в реализации проекта украинской по- местной церкви, является основной целью данной статьи.

Уточним, что украинские церкви США и Канады, начиная с 1990-х гг., фактически осуществляли прямое вмешательство во внутренние дела Русской Православной Церкви при попустительстве и поддержке Константинопольского Патриархата, в юрисдикции которого они находятся, и который также имеет на Украине свой политический интерес. Начиная  с 1990-х гг., Константинопольский Патриарх Варфоломей I (Архондонис) систематически заявляет о своих притязаниях на церковные приходы Украины, которые пребывают в юрисдикции  РПЦ.

Константинопольский Патриарх Варфаломей
Константинопольский Патриарх Варфоломей

Амбиции Константинопольского Патриарха на Украине коренятся в его стремлении к первенству в православном мире. Патриарх Варфоломей неоднократно высказывал убеждение, что Константинопольская кафедра имеет в православном мире не только зафиксированное в церковном предании «первенство чести и любви», но и первенство власти — обязанность координировать деятельность автокефальных церквей, помогать «церквам-сёстрам» в решении внутренних проблем и т. д. По сути, Патриарх Варфоломей, равно  как  и  его  предшественники  на  кафедре,  начиная  с Патриарха Мелетия IV (Метаксакиса), претендуют на административное и политическое первенство в семье православных церквей. Как правило, эти претензии преподносятся в виде «обязанности» Константинопольского Патриарха — на правах первого среди равных — принимать участие в урегулировании конфликтов внутри поместных церквей. Обращает внимание стремление ряда греческих богословов обосновать первенство Константинопольского Патриарха необходимостью позиционирования Патриарха как лица, зримо выражающего единство право- славного  мира.

С другой стороны, Константинопольский престол считает себя «церковью-матерью» украинского православия и систематически подвергает сомнению каноничность факта воссоединения Киевской Митрополии с  Московским Патриархатом в  1686 г. Патриарх Варфоломей  в течение последних 25 лет многократно заявлял о том, что готов предоставить украинскому православию автокефальный статус, выдвигая необходимое для такого шага требование — объединение украинских церквей  в  единую церковь.

В качестве средства вмешательства в церковные дела на Украине  Фанар использует  подконтрольные  ему  украинские  церкви  в  Америке  и Канаде, которые, несмотря на связь с украинскими церковными расколами начала и середины XX в., были приняты в юрисдикцию Константинополя в конце прошлого столетия.

Фанар - центр Константинопольской Патриархии в Стамбуле
Фанар — центр Константинопольской Патриархии в Стамбуле

Данные церкви, деятельность которых носит подчёркнуто антироссийский характер, активно лоббируют на разных уровнях интересы украинских раскольнических структур, декларируют пребывание  УПЦ МП под юрисдикцией Московского Патриархата как «не природное, искусственное и не каноничное», и отстаивают идею объединения «украинского православия» в поместную церковь.

Прежде чем перейти к анализу участия церквей североамериканского континента в продвижении проекта национальной поместной церкви   на Украине, необходимо остановиться на тех моментах истории названных церквей, которые, на наш взгляд, имеют прямое отношение к современ- ному состоянию вопроса.

К истории возникновения УПЦ США и УПЦ  Канады

Обе церкви возникли в эмигрантской среде Северной Америки в первой половине XX в. В обоих случаях стремление украинского духовенства к созданию собственной национальной юрисдикции получило импульс   к практическому исполнению в силу революционных событий в России  и возникновения на Украине автокефального раскола в 1921   г. Одна из основных проблем, с которой столкнулись украинское духовенство, состояла в отсутствии канонического епископа, который бы возглавил украинские приходы в США и Канаде. К 1924 г. епископ был найден, пусть и не канонический, но «свой». В 1924 г. Украинскую Гре- ко-Православную Церковь Канады (УГПЦК), и Американо-украинскую Православную Церковь США (АУПЦ США) возглавил «архиепископ» УАПЦ Иоанн Теодорович. Важным является то, что И. Теодорович был «рукоположен» во «епископы» «митрополитом» Василием Липковским, родоначальником УАПЦ, которая была создана с грубым нарушением церковных канонов в 1921 г. при одобрении большевиков, рассматривающих УАПЦ в том числе как одно из средств разложения РПЦ изнутри24. В 1922 г. епископом Каменец-Подольским Амвросием (Полянским) Иоанн Теодорович за уклонение в раскол был запрещён в служении. Именно этот, запрещённый в служении священник, стал первым «архипастырем» украинских церквей в США и   Канаде.

 

Василий Липковский - родоначальник раскольнического движения на Украине
Василий Липковский — родоначальник раскольничьего движения на Украине

Украинские церкви Северной Америки, основанные не на канонических, а на национальных началах, после Второй Мировой Войны возглавил «епископ» Мстислав Скрыпник, что укрепило связи украинских диаспорных церквей с украинскими раскольническими движениями XX   в.

В  1942 г.  на  Украине начался второй этап возрождения УАПЦ,  в котором принимали активное участие митрополит Варшавский Дионисий (Валединский) и Луцкий епископ Поликарп (Сикорский). После оккупации территории Украины гитлеровскими войсками епи- скоп Поликарп (Сикорский), при поддержке митрополита Дионисия (Валединского)25 и националистических кругов в западно-украинском регионе, объявил о возрождении УАПЦ, а себя провозгласил предстоятелем воссозданной «церкви», за что был запрещён в служении26.

Среди незаконно поставленных епископом Поликарпом архиереев был Мстислав Скрыпник, племянник главы Директории «Украинской народной республики» Симона Петлюры, который и возглавил в 1947 г. украинских раскольников США — группу Иоанна Теодоровича. Парал- лельно он непродолжительное время управлял также приходами УГПЦК. В 1949 г. Мстислав Скрыпник совместно с Экзархом Александрий- ского Патриархата митрополитом Христофором (Контогеоргисом) совер- шил повторную хиротонию «архиепископа» Иоанна Теодоровича, чтобы снять все обвинения с последнего в неканоничности, подготовить почву для объединения с его структурой, и параллельно заручиться поддерж- кой Александрийского Патриархата. Однако повторная «хиротония» Иоанна Теодоровича существенно подорвала его авторитет в диаспоре: духовенство и миряне не имели «комплексов» относительно собственной неканоничности, обвинив Теодоровича в предании идеалов «липковской» УАПЦ. К слову, вторая «хиротония» Теодоровича была не более законна, чем первая.

Симон Петлюра - сепаратист, глава Директории "Украинской народной республики".
Симон Петлюра — сепаратист, глава Директории «Украинской народной республики».

Вынося за скобки сомнительный канонический статус Мстислава Скрыпника, стоит признать, что возглавленная им АУПЦ США продолжала носить сугубо раскольнический характер. Во-первых, Мстислав Скрыпник принял в свою «церковь» всех священников «липковского» «рукоположения» в «сущем сане». Во-вторых, его структура объявила о верности канонам УАПЦ 1921 г., которые были учреждены «липковцами» и вносили в церковную жизнь множество новшеств — второбрачие духовенства, женатый епископат и т. д.

В Канаде, после ухода Скрыпника вследствие его конфликта с Кон- систорией УГПЦК, приходы УГПЦК в 1951 г. возглавил митрополит Иларион (Огиенко). Он вместе с Михаилом (Хорошим), архиереем из группы Поликарпа (Сикорского), стал родоначальником современного епископата  УПЦ  Канады.  Михаил  (Хороший)  известен  тем,  что,   ещё будучи священником, в 1920 г. принимал активное участие в создании «липковской» УАПЦ.

В 1950 г. АУПЦ США объединилась в УПЦ США с немногочисленной одноименной церковной группой униатского происхождения, возглавляемой епископом Богданом (Шпилькой), которая на тот момент уже была в юрисдикции Константинопольского Патриархата. Главой УПЦ США стал Мстислав Скрыпник. Правда, епископ Богдан (Шпилька) не признал данного союза и создал в составе Константинопольского Патриархата «Православную Украинскую и Карпаторосскую Церковь Северной и Южной Америки». Объединение двух украинский церквей Америки состоялось лишь в 1996 г., после того как годом ранее Константинопольский Патриархат принял в свою юрисдикцию УПЦ США.

Мстислав Скрыпник - один из предводителей раскола в США
Мстислав Скрыпник — один из предводителей раскола в США

Поиск канонической легализации со стороны иерархов УГПЦК активизировался в конце 1980-х гг., что привело ко вхождению УПЦ Канады   в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. В апреле 1990 г. Константинопольский Патриарх Димитрий III принял УПЦ Канады в свою юрисдикцию фактически на правах автономии, рассматривая данный шаг в качестве особой «привилегии и обязанности Святого Апостольского Все- ленского Патриаршего Престола».

В легализации украинских церквей Северной Америки  Константинопольским Патриархатом представляется важным ряд моментов. Принятие УПЦ США и УПЦ Канады в свою юрисдикцию Константинополь совершил тогда, когда в церковной среде Украины стали активно распространятся автокефальные настроения и раскол, в котором не последнюю роль играли иерархи украинских диаспоральных церквей, о чём будет сказано ниже. Признанием данных структур Константинопольский Патриархат фактически одобрил вмешательство УПЦ США и УПЦ Канады в дела на Украине и поддержку украинских раскольников — УАПЦ и УПЦ КП. Во-вторых, легализация УПЦ США осуществлялась с абсолютным игнорированием позиции Русской Православной Церкви, что, естественно, вызвало возражение и протест со стороны последней.

Важным также является игнорирование Фанаром истории и канонического статуса принимаемых конфессий, которые были весьма спорны с точки зрения канонического права. Не смущает Константинополь и официальная декларируемая по сей день этими церквями их преемственность с раскольнической УАЦП 1921 г.

Примечательным является тот факт, что, если епископат с радостью «присягнул на верность» Константинопольскому престолу, то установление канонического статуса большинством мирян и рядовым духовенством УПЦ Канады было воспринято неоднозначно, поскольку рассматривалось ими как ограничение собственной самостоятельности и противоречие одному из основных декларируемых принципов УПЦ Канады — автокефалии, пусть и не признанной мировым православием. Данные настроения среди священства и паствы УПЦ Канады наглядно демонстрируют национально-ориентированный характер церкви, основная задача которой состояла в поддержке и сохранении украинского сообщества в Канаде как самоидентифицируемой этнорелигиозной группы.

Участие украинских церквей США  и Канады в зарождении   раскола

В конце 80-х гг. прошлого века в церковной среде Украины стали распространятся автокефалистские настроения, которые после распада СССР  и  появления  на  политической  карте  мира  Украины  вылились   в церковный раскол. Лидер УПЦ США патриарх Мстислав Скрыпник предпринял попытки лично возглавить новообразованные на Украине церковные   структуры.

В 1989 г. группа священников Украинского Экзархата Московского Патриархата во главе с Владимиром Яремой объявила о возрождении УАПЦ и стала искать епископа, который бы смог возглавить их структуру.  Поиски  привели  к  митрополиту  Мстиславу  Скрыпнику,  который с большим энтузиазмом принял приглашение. В июне 1990 г. состоялся собор УАПЦ, на котором был оформлен её правовой статус, задеклари- ровано преемство с УАПЦ 1921 г., а Мстислав Скрыпник был заочно избран патриархом.

Активную роль в создании УАПЦ принимал также нынешний глава УПЦ США архиепископ Вашингтонский Антоний (Щерба). В 1991 г. он прибыл вместе с Мстиславом Скрыпником на Украину, чтобы «перерукопо- ложить»  архиереев,  незаконно  рукоположенных  Иоанном Боднарчуком.

Чего новый украинский «патриарх» УАПЦ не мог предусмотреть, так это противоборствующей политики со стороны бывшего Экзарха УПЦ митрополита Филарета (Денисенко), имевшего свое видение на церковную жизнь Украины, и позиции политических лидеров страны, поддерживающих филаретовский раскол.

В 1992 г. бывший патриарший Экзарх Украины, митрополит Филарет (Денисенко), при поддержке президента Украины Л. Кравчука инициировал церковный раскол, не подчинившись решениям Архиерейского и Поместного соборов УПЦ, которые низложили его с занимаемого по- ста и запретили в служении. Оказавшись в изоляции, чтобы сохранить    за своей «церковью» статус юридического лица, не без поддержки вла- стей, Филарет инициировал объединение с УАПЦ в новую структуру — УПЦ КП. Объединение произошло за спиной Мстислава Скрыпника, который, узнав о таком ходе событий, не признал союза и издал указ,    что только он является главой УАПЦ. Более того, американский «перво- иерарх» УАПЦ посетил Украину, где призывал «епископат» своей церкви не признавать Филарета и новообразованную УПЦ КП. Примечательно, что Мстислав Скрыпник апеллировал к попранию Филаретом церковных канонов и непризнанию его поместными церквями. Причина «заботы» Мстислава о канонах состояла в том, что он сам на тот момент активно  вёл переговоры с Константинопольским Патриархом, стремясь получить от него признание УПЦ США. Не добившись поддержки от украинских властей, и будучи не способным вести противостояние с Филаретом, осу- ществившим фактически рейдерский захват УАПЦ, «патриарх» Мстислав скончался в США в 1993  г.

Филарет Денисенко и президент Кравчук.
Филарет Денисенко и президент Кравчук

В это же время на Украине начинают действовать представители дру- гой эмигрантской церковной структуры, — УПЦ Америки (УПЦА), — ве- дущей своё начало от упомянутой выше группы епископа Богдана (Шпиль- ки). В 1993 г. на Украину наносит визит епископ УПЦА Скопельский Всеволод (Майданский), где контактирует с представителями УПЦ КП, причём принимает участие в совместных богослужениях с    духовенством

«Киевского патриархата». Впоследствии представители данной группы, уже после объединения с УПЦ США, регулярно посещают Украину, где пытаются разыграть сценарий по легализации раскольнических церквей. В 2000-х гг. участие УПЦ США в «объединительном» процессе на Украине стало более активным. Архиепископ Антоний (Щерба) и епи- скоп Всеволод (Майданский) в мае 2000 г. посетили Киев, где провели ряд встреч с представителями УАПЦ и УПЦ КП. На тот момент пред- полагалось отправить «патриарха» Филарета Денисенко на покой, консо- лидировать две раскольнические ветки украинского православия в одну структуру с перспективой её вхождения в юрисдикцию Константинополь- ского Патриархата. Каноническая УПЦ МП, согласно плану, должна была быть объявлена вне закона с отторжением её имущества в пользу раскольников.

После смерти в феврале 2000 г. главы УАПЦ «патриарха» Дмитрия Яремы, в отпевании которого принимал участие епископ Всеволод (Май- данский), одним из кандидатов на «патриарший престол» стал предсто- ятель УПЦ США — митрополит Константин (Баган). Шансы митропо- лита Константина повышало завещание Яремы, в котором он призывал клириков УАПЦ переходить в УПЦ  США.  Однако  преемником  Яре- мы стал в сентябре 2000 г. «провластный» кандидат, поддерживаемый президентом  Украины  Л. Кучмой,  «митрополит»  Мефодий  Кудряков,   в дальнейшем «запятнавший» себя участием в предвыборной кампании   на стороне В. Януковича. Митрополит Константин, подобно другим ие- рархам УПЦ США, во время своих визитов на Украину принимал уча- стие в совместных служениях с духовенством УАПЦ, вопреки канонам Православной Церкви запрещающим совместные богослужения с лица- ми,  находящимися  в расколе.

Вмешательство подконтрольных Фанару украинских церквей проходило не без ведома Константинопольского Патриархата. В 2002 г. митрополит УПЦ США Константин (Баган) обратился с Рождественским посланием, в котором именовал себя «Первоиерархом Украинской автокефальной православной церкви» и восхвалял память Василия Липковского, что стало причиной переписки между Патриархом РПЦ Алексием II и Варфоломеем I. Отвечая на жалобы русского Патриарха, Варфоломей I обещал повлиять на американского митрополита с целью не нарушать канонический порядок православной церкви. Однако провокационные действия церквей украинской диаспоры, несмотря на декларативное осуждение раскола,  продолжались.

Ситуация в церковной жизни на Украине начала меняться с приходом к власти в Киеве в 2005 г. президента Виктора Ющенко, взявшего курс на интеграцию страны в евроатлантические структуры, что с воодушевлением восприняли в украинской диаспоре и в  Стамбуле.
Патриарх Варфоломей не столько не мог, сколько не хотел охладить пыл своих подопечных из УПЦ США и УПЦ Канады, поскольку их де- ятельность вполне соответствовала его планам вовлечь церковь Украины  в орбиту своего влияния. Ещё во время празднования в 1998 г. 25-летия священнической хиротонии архиепископа Антония (Щербы), пред- ставитель Константинопольского Патриархата митрополит Питсбургский Максим (Айоргусис) отметил, что Вселенская Патриархия ожидает, что «архиепископ Антоний вместе с митрополитом Константином (Баганом) будут играть важную роль в возрождении автокефалии Киевской Церкви на Украине». Такие же надежды высказывал и посол Украины в США Юрий  Щербак (1994–1998).

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

В 2007 г. была предпринята безуспешная попытка создания на Украине структуры Константинопольского Патриархата. Епископы Всеволод (Майданский) и Иларион (Рудник) активно добивались открытия подворья Константинопольского Патриархата при одном из храмов г. Львова, который находится в ведении УАПЦ.

В  марте 2005 г.  епископ Всеволод (Майданский) во  время визита  на Украину позволил себе провокационные заявления: на встрече с пре- зидентом В. Ющенко он подчеркнул, что Константинопольский Патри- архат не признаёт и никогда не признавал передачи в 1686 г. Киевской митрополии в лоно Московского Патриархата. Примечательно то, что от Фанара так и не последовало опровержения данного утверждения. Тема «незаконного» вхождения Киевской митрополии в состав Московской Па- триархии в XVII в. становится предметом постоянных спекуляций как со стороны УАПЦ, УПЦ КП, так и со стороны УПЦ США и   УПЦК.

По мере того, как Константинопольский Патриархат молчаливо и одобрительно наблюдал за действиями своих подопечных на Украине, последние всё громче взывали к «первому среди равных» принимать более решительные действия. В 2007 г. Совет митрополии УПЦ США призвал Патриарха Варфоломея  I  принять  конкретные  меры  для  установления в украинском государстве национальной поместной церкви. Авторы об- ращения обвинили Вселенского Патриарха в слабости и нерешительности в «разрешении аморальной проблемы церковного разделения на Украине». В том же году на очередном соборе УПЦ США провозгласили курс  на утверждение единой поместной церкви на Украине.

Президент Ющенко в дни первого "майдана".
Президент Ющенко в дни первого «майдана»

Согласно планам иерархов украинской диаспоры Северной Америки, национальная поместная церковь на Украине должна объединить не только православные церкви, но и католиков с униатами. Еще в середине XX в. в богословской мысли украинской диаспоры получил прочное основание взгляд на необходимость объединения и экуменического диалога между украинской православной и греко-католической церквями диаспоры, что должно послужить «примером для украинцев на   Родине».

В 1997 г. епископ Всеволод (Майданский) поднимал вопрос о необходимости объединения на Украине православной и католической церквей в одну Киевскую Церковь. Ещё в августе 1992 г. он и католический епископ украинского происхождения Василий Лостен создали в США неофициальную рабочую группу по проведению экуменического диало- га между Православной и Католической церквями. Комиссия в составе 15 епископов и священников была призвана найти путь к единой «Киевской Церкви» в общении с Римом и Константинополем. Примечательно, что «богословам» удалось получить благословение на свои труды Константинопольского Патриарха Варфоломея I. Имеются сведения, что епископ Всеволод, неоднократно называвший УГКЦ «преемницей древней Киевской Церкви», являлся постоянным участником синодов УГКЦ. Примечательно, что идеи, разрабатываемые в украинской диаспоре, во многом были взяты на вооружение униатами, и были отражены в «Экуменической концепции» УГКЦ от 2015 г.

В самой Северной Америке практически на каждом совместном со- боре украинских епископов, православных и католических, декларировалась необходимость совместных усилий Рима и Константинополя в разрешении церковного кризиса на Украине.

Совместные же моления клириков УПЦ США и УПЦ Канады с духовенством УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ должны были служить стимулом к установлению институционального церковного единства на Украине.

Проблема поместной церкви на Украине после государственного переворота 2014  г.

Евромайдан и последовавшие за ним государственный переворот, гражданская война, идеологическая поляризация общества существенно обострили проблемы религиозной жизни на Украине. Неканонические церкви, почувствовав поддержку властей, активизировали свою деятельность по созданию на Украине независимой от Москвы поместной церкви. Уже 22 февраля 2014 г. на сайте УПЦ КП было размещено обращение раскольнического Синода УПЦ КП к УПЦ МП «незамедлительно начать диалог об объединении в единую Поместную Православную Церковь». В обращении содержалась уверенность, что Константинопольский Патриархат и большая часть Поместных Церквей признают автокефалию украинской поместной церкви.

Сам же Константинопольский Патриарх 21 февраля 2014 г.  направил народу Украины достаточно сдержанное послание, в котором осудил насилие и призвал конфликтующие стороны к диалогу. В письме Патриарх Варфоломей подчеркнул, что Украина приняла христианскую веру именно от Константинополя, намекнув тем самым на исторические корни «украинского христианства». В дальнейшем, по мере усиления на Украине политического кризиса и роста антироссийских настроений, Константинопольский Патриарх стал чаще озвучивать свои права на украинские приходы, а также намерение «восстановить единство православного украинского народа».

Филарет Денисенко "благословляет" "евромайдан"
Филарет Денисенко «благословляет» «евромайдан»

После событий на Майдане лидеры церквей украинских диаспор стали совместно обсуждать возможные пути создания на Украине при поддержке Вселенской Патриархии единой поместной церкви. В мае 2014 г. в Торонто (Канада) под протекторатом Константинопольского Патриархата прошёл мировой симпозиум «Украинское Православие в мировой семье Православных Церквей: прошлое, настоящее и будущее», в котором приняли участие представители украинских церквей Америки и Украины, как канонические, так и пребывающие вне единства с мировым православием.  На  форуме  обсуждались  вопросы  преодоления  на Украине церковного раскола, создания «Поместной Православной Церкви Украины», а также были затронуты моменты политического характера — иерархи особо подчеркнули роль «Киевского Майдана» в «исцелении украинского общества от социальных болезней, в частности от коррупции и несправедливости».

Данный съезд из череды рядовых собраний выделяет несколько моментов. Во-первых, форум, впервые представляющий различные украинские юрисдикции, поставивший на повестку дня перспективы преодоления раскола на Украине, состоялся под эгидой Константинопольского Патриархата, что в очередной раз подтверждает наличие исключительных интересов Фанара на Украине и его стремления «разрешить» «украинский вопрос». Во-вторых, в переговорный процесс включились те представители УПЦ МП51, которые являются сторонниками отделения канонической Церкви  от Москвы.

На симпозиуме митрополитом Юрием (Калищуком) был озвучен принцип, который лежит в основе стратегии Фанара на Украине. Украинские диаспоральные церкви под юрисдикцией Константинополя предлагается рассматривать в качестве третьей силы в решении церковного вопроса на Украине, поскольку УПЦ Канады является «своей» для УПЦ МП с позиции каноничности, а для раскольнических УПЦ КП и УАПЦ — с позиции украинской идентичности. По  словам  главы  УПЦ  Канады, его организация будет делать всё возможное для объединения украинско- го православия.

После начала гражданского противостояния на Юго-Востоке Украины представители украинских церквей в Северной Америке стали издавать послания «поддержки» украинскому народу, как правило, сугубо политического характера. Помимо призывов к американским властям вмешаться в ситуацию на Украине и защитить страну от «российской агрессии», епископы УПЦ США выражали надежду, что Украина победит «внешнего врага», и в стране будет создана «поместная церковь». Параллельно украинские епископы США и Канады во время своих визитов на Украину продолжили активно транслировать миф о «незаконном» вхождении Киевской митрополии в состав Московского Патриархата в 1686 г.

Несмотря на свою несостоятельность, данный миф отражал действительную позицию Константинопольского Патриархата, которая, в частности, нашла отражение в письме Патриарха Варфоломея Президенту Украины В. Ющенко от 2005 г.: «Матерь-Церковь, Константинопольский Патриархат, считает, что её дочь — Московский Патриархат — имеет ту каноническую территорию, которой эта церковь обладала до 1686 г. Подчинение Киевской Митрополии Московской Церкви было осуществлено Патриархом Дионисием без согласия и утверждения Священного Синода Великой Церкви Христовой». Несостоятельность же данного мифа проявляется прежде всего в наличии церковной рецепции свершившихся  в 1686 г. перемен. Помимо прочего, Томос 1686 г. никогда не отменялся Константинопольским Патриархатом.

Политическая ситуация, сложившаяся в стране к 2015 г., способствовала инициативам УАПЦ и УПЦ КП, главы которых весной 2015 г. выразили готовность объединиться в одну церковь. 8 июня 2015 г. в Киеве состоялось заседание совместной комиссии УАПЦ и УПЦ КП, на котором было принято решение инициировать процесс объединения двух структур   в «поместную церковь». Во время работы комиссии присутствовали делегаты Константинопольского Патриархата — епископ УПЦ США Даниил (Зелинский) и епископ УПЦ Канады Иларион (Рудник). Присутствие клириков Фанара должно было, с одной стороны, придать видимость легитимности объединительному процессу, а с другой — подтолкнуть УАПЦ и УПЦ КП к положительному решению.

Константинопольский Патриархат должен был стать средством выхода двух украинских церквей из канонической изоляции. Собор УАПЦ 23 апреля  2015 г.  прямо  призвал  Патриарха  Варфоломея I  вмешаться   в ситуацию и принять УАПЦ под свой омофор «как митрополию на правах самоуправления, которые она имела до присоединения к Московской Патриархии в 1686 г.» Похожий призыв прозвучал и от премьер-министра Украины А. Яценюка. Несмотря на выраженную Патриархом Варфоломеем  готовность  воспользоваться  правом  «особого  служения  и исключительной ответственности», которым, по его мнению,     наделён Константинопольский престол «канонами и церковным порядком Право- славной Церкви», запланированное на осень 2015 г. объединение УАЦП и УПЦ КП так и не состоялось, в силу наличия многочисленных противоречий в позициях раскольников относительно будущего административного устройства «поместной церкви» и личных амбиций их лидеров.

Ещё до начала переговоров представителей УАПЦ и УПЦ КП об объединении, УПЦ Канады предложила «запасной» вариант легитимизации раскола. В  случае  неудачной  попытки  объединить  украинские  церкви в поместную автокефальную церковь, митрополит УПЦ Канады Юрий (Калищук) предложил поиски «канонической альтернативы» на территории Украины, что предполагает установление на Украине параллельной юрисдикции, как было, например, в 2013 г. в Чехии, где при прямом вмешательстве Вселенской Патриархии был учреждён параллельный Синод, фактически  подконтрольный  Константинополю.

Подобная  поддержка  со стороны  УПЦ США и УПЦ Канады   раскольнических церквей на Украине вызвала официальную реакцию УПЦ МП. Однако, несмотря на справедливый протест УПЦ МП относительно «деятельности на канонической территории Украинской Православной Церкви двух епископов Константинопольского Патриархата — Илариона (Рудника) и Даниила (Зелинского) без согласования со священноначалием Украинской Православной Церкви», вмешательство церквей украинской североамериканской диаспоры в церковную жизнь Украины продолжилось. На праздновании Крещения Руси в Киеве 28 июля 2015 г. митрополит УПЦ Канады Юрий (Калищук) от лица Патриарха Варфоломея в очередной раз отметил стремление Константинопольского Патриархата приложить усилия для создания на Украине «Поместной Объединённой Автокефальной Православной Церкви».

Для того, чтобы эти стремления воплотились в конкретные действия  и Константинопольский Патриархат «даровал» украинскому православию статус поместной автокефальной церкви, для Фанара необходимыми представляются ряд условий: объединение украинских церквей в одну структуру или, по меньшей мере, достижение единства УАПЦ и УПЦ КП, а также поддержка и согласие остальных поместных церквей с правом Константинопольского Патриархата, как «первенствующего престола», даровать автокефалию украинской церкви. Добиться этого согласия Константинопольский  Патриархат  рассчитывал  на  Всеправославном соборе.

Однако, Фанар не отказался от своих претензий на Украину. С одной стороны, на Собрании Предстоятелей Поместных Православных Церквей, которое проходило с 22 по 27 января 2016 г. в Православном центре Константинопольского Патриархата в Шамбези (Швейцария), Патриарх Варфоломей заверил, что с его стороны «ни во время, ни после Всеправославного Собора не будут предприниматься никакие усилия для того, чтобы легализовать раскол на Украине или для того, чтобы в одностороннем порядке предоставить кому-то автокефалию». С другой стороны, Константинопольский Патриарх, спустя несколько месяцев после встречи в Шамбези, в очередной раз заявил о своих правах на Украину, именуя Патриархат «матерью-церковью Украины».

В июне 2016 г. Тем не менее, проект соборного документа «Автокефалия   и способ её провозглашения» был снят с повестки дня Собора, поскольку по нему не было достигнуто консенсуса среди всех автокефальных церквей на подготовительном к Собору этапе. Предположительно, документ должен был дать ответ на вопрос, является ли предоставление автокефалии прерогативой «матери-церкви» или Константинопольского Патриархата.

***

УПЦ США и УПЦК, находящиеся в юрисдикции Константинопольского Патриархата, принимая с самого начала 1990-х гг. активное участие в построении на Украине единой национальной поместной церкви преследуют не только свои цели, но и играют на руку иным политическим силам, реализующим свои интересы на Украине. В осуществлении данного проекта заинтересованы как политические элиты Украины, стремящиеся посредством создания независимой национальной церкви окончательно вычленить Украину из общего с Россией цивилизационного пространства, так и раскольнические церкви — УАПЦ и УПЦ КП, которые в поместной церкви видят основной путь для собственной легализации. Основные надежды ими возлагаются на Константинопольский Патриархат, который продолжает рассматривать данный регион в качестве «своей канонической территории», о чём периодически сообщает в своих «пастырских» посланиях народу Украины, именуя себя «церковью-матерью» украинского православия. О готовности «уврачевать» украинский церковный раскол Патриарх Варфоломей неоднократно заявлял и в ходе контактов с представителями официального Киева. Однако, не желая вступать в открытый конфликт с Московским Патриархатом и другими поместными церквями,    к чему может привести легализация с его стороны украинских раскольнических структур, Фанар, тем не менее, предпринимает конкретные шаги для расширения своего влияния на Украине через «своих» епископов украинской диаспоры Северной Америки.

Теоретическая разработка создания на Украине поместной церкви, регулярные «пастырские» визиты, сопровождающиеся в ряде случаев совместными служениями с клиром УАПЦ и УПЦ КП, дипломатическая и информационная поддержка объединительных инициатив раскольнических церквей со стороны УПЦ США и УПЦК призваны, с одной стороны, придать  видимость  легитимности  автокефалистским  тенденциям в церковной среде Украины, а с другой — выступают дополнительным фактором актуализации вопроса поместной церкви на Украине в медийном и общественном пространстве страны.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *