Евгений Андреевич Авдеенко
Евгений Андреевич Авдеенко

Спаси, Господи, ибо иссяк милостивый,

исчезли верные среди сынов человеческих.

Пс. 12/11:2

«Познайте, что отделил Господь милостивого (хасид חסיד) для Себя» (Пс. 4:4) — это было для Давида указание на новое и трудное служение в богопознании, о чем Христос сказал: «пойдите, научитесь, что есть: “милости хочу, а не жертвы”» (Мф. 9:13; Ос. 6:6). Милость есть стержень понятия святости, и вот Давид говорит: среди людей нет милостивого. И продолжает: среди людей нет верных.

«Верные» — емуним, того же корня: амэн אמן – «истинно» (имя Божье – Элохе амэн – Бог Истины;  Ис. 65:16) и «верить» хеемин[1]; об Аврааме сказано: «И поверил Яхве, и Он вменил это ему [как] праведность» (Быт. 15:5).

Верить – это «истинствовать», допустить Истину в себя, жить по Истине.  

Нет милостивого и нет верных среди людей – это не жалоба гонимого: это точная констатация факта духовной жизни, поскольку «милостивый» и «верный» – это одно лицо, только он назван по-разному. Давид говорит: «Любите Господа, все милостивые Его; верных хранит Господь» (Пс. 31/30:24). Кто по-настоящему милостив, тот и верен: «милостивый» простирается к Богу, и его Бог хранит – «верного».

Если «иссяк милостивый и исчезли верные», то это значит, пресеклось богообщение.

Народ был формой церковной общности; Давид говорит, что пресеклось богообщение в народе, от всей Церкви остался он один. Там, где богообщение было и пресеклось, не пустое место, где нет «истины», – там ложь. Об этом следующий стих:

Пустое говорят – каждый ближнему своему…

Пс. 12/11:3

«Пустое» — пустота шав שׁוא. «Пустота» – такое отсутствие чего-то, когда присутствует противоположное (см. Пс. 5:12). «Свидетельство пустое» – значит «ложное» (Втор. 5:20; ср. Исх. 20:16). «Видение пустое» – то, что не сбылось (Иез. 12:24), либо не от Бога (Иез. 13:6). «Взять» имя Божье «впустую», значит принять богопротивное (Ис. 20:7).

В Писании встречается выражение «люди пустоты» – лишенные всякого блага, следовательно, исполненные всяческого греха (Пс. 26/25:4; Иов 11:11). В Новом Завете такие пустые оболочки («люди пустоты») называются «облака безводные» (Иуд. 12). Как представить облака, в которых нет влаги? Казалось бы, это какая-то бессодержательная (абстрактная) форма. Однако эти «облака безводные» не легкомысленные и не пустышки, но – «утесы» прибрежные: «таковые суть рифы (σπιλάδες) на ваших вечерях любви» (Иуд. 12). Эти «люди пустоты» – такие «камни», на которых может разбиться корабль. «Горе им, ибо идут путем Каина» (Иуд. 11). Таких никак нельзя допускать на вечери любви.

Что значит, что пресеклось богообщение в народе, о чем говорит Давид в псалме? – «Пустое говорят каждый ближнему своему». «Ближний, друг» реа רע – это может быть просто «другой», тогда смысл стиха: «пустое говорит один другому». Но в собственном смысле реа – «друг, ближний», одного круга человек, тот, с кем общаемся: «кто ходит с мудрыми, умудрится, а кто общается (глагол раа) с глупыми, озлобится», повредится (Прит. 13:20). Забота Давида не о внешних, но о ближних ему и друг другу. В народе Божьем великая порча:

Пустое говорят – каждый ближнему своему,

устами гладкие [речи] – двояким сердцем они говорят.

Пс. 12/11:3

Это те, чья гортань – открытый гроб, они «языком своим оглаживают» (Пс. 5:10). В народе, которому открылся Единый Бог, говорят «гладкие» речи – в которых «пустота». Чем это обернется? «Гладкие» — слово имеет и другое значение: скользкие.

 «Гладкие» речи станут «скользкими» путями.

Так говорится в псалме Асафа: «на скользких [путях] Ты поставил их, низверг их в [пропасти] пустот» (Пс. 73/72:18). Видим, что «пустота» шав обернется безднами «пустот» машуот משׁואות.

Возможно падать из пустоты в пустоту – после смерти в бездне Аваддон.

В Книге Иова есть таинственное и краткое описание этой бездны (Иов 36:16). Чтобы понять его, нужно иметь в виду, что Аваддон – это не место, это движение «от» Бога, которое совершается по произволению падающего. Аваддон – это тяготеющее вниз, подобное воде, длящееся в вечности падение… Есть бездна, и есть «протока под» бездну. В эту абсолютную склизь «уходит» то, чем человек жил – его сытная «жирная трапеза». «Бездна – сток  ниже ее» (Иов 36:16 LXX), «разверстие – нет сгустка под этим» (Иов 36:16 ТМ), «и снидет [туда] трапеза твоя исполнена тука» (Иов 36:16 LXX). Таков образ – «человек пустоты» падает в бездну, где такая разреженность (нет сгустка), что не с чем сцепиться, не за что зацепиться; туда же падает и все, чем человек наслаждался при жизни – стол с яствами.

Псалтырь Царя Давида.
Псалтырь Царя Давида.

Тот, кто говорит «пустое» и говорит «гладко» (стоит на «скользких» путях в бездну Аваддон), тот имеет «двоякое сердце»[2] – умеет «сердечно» лгать, оставаясь при своем «сердце». Слово «двоедушный» указывает на эту нравственную порчу, но «двоякосердый» – жутче. Человек учится при жизни переходить грани лжи – в сердце, раз за разом, так что само сердце раздваивается, а после смерти для человека уже не будет граней – и не за что будет зацепиться, и он будет падать в безднах пустот.

Истребит Господь все уста гладко[речивые],

язык, говорящий великие [слова].

Пс. 12/11:4

«Истребит» — также: отсечет. Давид говорит: «отсечет» Господь от народа Своего тех, у кого уста льстивые и язык велеречивый.

Давид говорит о предателях веры, сведущих в Писаниях (вещах «великих»). Они великое зло делают устами и языком, и именно на свою словесную силу они полагаются. Об этом следующий стих:

Они говорят:

«Языком нашим пересилим,

уста наши с нами,

кто господин для нас?»

Пс. 12/11:5

«Языком нашим пересилим» — уникальный оборот, так его понял Раши (=ТМс); возможно: «языку нашему придадим силу». «Уста наши с нами» — средства говорения суть наши; сейчас это называется «средства информации».

Враги Давида создают отдельную сферу говорения, где средства говорения, стиль и манера речи начинают доминировать.

«Кто господин для нас (адон лану)?» — Адон (господин) – усеченная форма имени Божьего Адонай  אדני (Господа мои).

«Ваш Бог – Адонай, а “для нас” другой “господин”», – так говорят враги Давида. Это уже не богоотступничество, это оборотническая религия[3].

Но это самое и сказал Христос «уверовавшим в Него иудеям» – тем, кто верил, что Он – Мессия (Ин. 8:31): «Вы от отца диавола; и вы хотите творить похоти отца вашего… Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44).

Замена имени Божьего на сходное – первое условие религиозной подмены. Так, диавол, отец лжи, сказал о древе познания, искушая человека в раю: «знает Бог (Элохим), что в день, когда вы съешьте от него, откроются глаза ваши и будете как боги (элохим), знающие хорошее и злое» (Быт. 3:5). «Бог» – Элохим אלהים, и «боги» – элохим. Нагло сатана совершает подмену имени Божьего «Элохим»: он начинает говорить о Едином Боге Элохим («Элохим знает»), а заканчивает о богах-элохим: «будете как элохимзнающие».

В раю негде взять других богов? – Сами, люди, и будете как боги. Нужно только посметь. Отец лжи диавол изрек главную заповедь гуманизма: человек сам по себе – высшая ценность, люди – это «элохим».

Враги Давида – люди религиозные, отнюдь не гуманисты; когда они говорят: «кто господин для нас?» – это не значит, что над ними нет господина (что они сами себе господа). Давид заглянул в самую сердцевину того процесса, который в евангельские времена достиг расцвета и был Христом изобличен: в народе Божьем есть те, кто служат диаволу.

Полагая в словах разный смысл, адепты гуманизма и те, кто служат диаволу, могут сказать одинаково: «Языком нашим пересилим, уста наши с нами, кто господин для нас?»

Цивилизация - не цель, а средство Каина.
Цивилизация — не цель, а средство Каина.

Гуманизм и оборотническая религия оказываются заодно: в истории они – сотрудники.

То, что видит вокруг себя Давид – крайне удручает: богообщение в народе пресеклось, богоотступники консолидированы и на подъеме. Остается только «терпение святых» (Отк. 13:10), как о том говорится в следующем стихе:

«Ради разорения нищих, ради стенания бедных

ныне востану, – говорит Господь, –

поставлю во спасение», – Он говорит и дышит[4] о нем.

Пс. 12/11:6

Спасение придет не по праведности и верности человеков, ибо этого нет (остался один Давид), не по молитве и не по делам, не по творчеству и не по усилиям человеков (богообщение пресеклось), но – «ради разорения нищих, ради стенания бедных» –

ради ограбленных и кротких, тех, кто тонет в беззаконии и лжи, «ради них ныне Я востану, – с силой выдоха говорит Господь, – а их поставлю во спасение». Сравнительно с милостью, которая нужна для спасения, невинность и праведность человека – ничто.

Когда Бог видит только страдание человеков, и у людей, что не замешались в грабительстве и лжи, уже ничего не осталось и от них уже ничего не требуется, только терпеть и ждать, – тогда милость Божья к нам является в чистоте, как «жалость» (о ней в Псалме 50).

Словеса Господни – словеса чистые,

серебро, переплавленное в горниле,

от земли очищено семь раз.

Пс. 12/11:7

Переплавка – способ очищения от примесей (от «земли», из которой извлекают руды). Когда Господь «испытывает» человека, Он отделяет чистое от примесей, как это делают при переплавке (Пс. 26/25:2; Пс. 66/65:10); так достигаются «простота» и «беспримесная» чистота как важные свойства праведности (см. Пс. 11/10:5; Мф. 6:22; 10:16).

Слова Божьи не нужно испытывать, они уже переплавлены и чисты. В этом смысле слова Божьи – просты. Они требуют к себе такого же отношения.

Ты, Господи, сохранишь их,

соблюдешь их от рода сего вовек.

Кругом нечестивые ходят[5],

когда возвысилась ничтожность[6] у сынов человеческих.

Пс. 12/11:8, 9

Давид замыкает Псалом на начальную мысль: богообщение пресеклось в народе. Однако таково Слово Божье – простое: когда нечестивые кругом и ничтожество наверху, смиренные и нищие – терпящие невинно будь спасены.

 

Евгений Андреевич Авдеенко
eaa@localhost.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *