Христианская мысль

«Царское дело» Церкви

Евгений Андреевич Авдеенко

«Царское дело» Церкви – это идеология и образование. Слово «идеология» здесь звучит в одном избранном смысле:

идеология есть способ самоопределения личности во времени истории.

Современный человек определяется во времени всемирной истории. Время всемирной истории протекает в «сынах Божьих» подобно тому, как в библейских родословиях оно измеряется по ним.

Сыны Божьи – потомки Адама и Сифа, дети Авраама, члены Церкви Христовой. Церковь Божья причастна вечности и (в таинстве Евхаристии) знает завершение истории, и она же имеет «приращение» (Еф. 4:16) – изменяется и растет во времени.

«Конец истории оказывается во Христе совершающимся уже здесь и сейчас. Человек именно в истории с ее поворотами и изломами призван открывать смысл бытия»[1].

Время всемирной истории и есть время, в котором растет Церковь. Историчность Христа входит в Его Человечность.

Человек определяется во времени истории, когда знает тот культурно-исторический мир, внутри которого живет Церковь.

И это не есть «общество в его нынешнем состоянии». Жизнь в «обществе» – с учетом мнения оппонентов, статистических граждан и иных конфессий – не приближает к пониманию истории.

Ограничить человека жизнью в обществе, представить его субъектом правовых, экономических и иных отношений, представить его индивидом, а не личностью – задача враждебной идеологии, которая со своей стороны предлагает свой взгляд на «всеобщую историю».

Церковь – народ Божий, и она знает свои, здравые отношения – с народом как исторической общностью (этносом), в которой живет. Церковь живет в двойной ограде – внутренней и внешней. Две опоры есть у церковного человека – Священство и Царство.

Главная задача русского народа – нести в себе Церковь Божию. Это суть русской идеологии. Каждый народ, если он хранит Церковь, может принять библейские основания для своей идеологии.

Идеология в России основывается на истинном учении, – которое содержит Церковь. Иной тип идеологии для России погибелен. Однако идеология – это не собственное дело Церкви: Церковь готовит нас к вечности, идеология заставляет самоопределяться во времени.

Идеология в России – это царское дело: православное Царство вырабатывает и удерживает идеологию. Благодать Царства в России была утрачена, но русская идеология не может быть утрачена, потому что это – гибель.

Церковь, вынужденно расширяясь за границы своих задач, может исполнять царское дело, поскольку оно словесно.

Царское дело в сфере слова – это, прежде всего, образование и идеология.

В отсутствие Царя Церковь может способствовать светскому образованию и работать над основами государственной идеологии. Итак, идеология в России – это:

— способ самоопределения личности во времени,

— основанный на истинном учении,

— «царское дело»,

— которое вынужденно берет на себя Церковь.

Истинное учение, которым владеет Церковь, содержит первые и основные понятия мировоззрения как такового: Бог, человек, Церковь, спасение, смысл истории, различение эпох всемирной истории… Основанием идеологии будут библейские понятия мировоззренческой глубины.

Идеология требует ясных понятий и последовательных действий. О том, каким должно быть действие, можно творчески догадаться, – только если знать язык истинного учения – библейские категории мировоззрения[2] – и овладеть идеологией как «царским делом» Церкви.

«В православном богословии существует опасность изъятия Церкви из истории и ее развоплощения… На Востоке поиск эсхатологического смысла зачастую происходил за счет умаления истории… Привязанность к эсхатологическому образу Церкви, ярко выраженному в ее молитве, угрожающе тормозила миссионерскую деятельность» (Митр. Иоанн Зизиулас, там же, с. 14, 183).

Обращение церковного сознания к истории – существенная потребность. В земной жизни Церковь – воинствующая. Нам во времени истории заповедана вражда от Бога, по Его слову, которое Он сказал «змею»: «Вражду положу между тобою и между Женою», Церковью (Быт. 3:15).

Необходимость русской идеологии диктуется фактом идеологической войны. Она России объявлена открыто и официально. Это война на расчленение, на изоляцию индивида, на обезлюживание…

Слово «идеология» – боевитое. На войне приходится иногда отбросить осторожность и учет «многочисленных мнений по данному вопросу». От воина требуется, чтобы он не обременялся даже полезным.

Когда Церковь заботится о спасении души, она не уклоняется от войны, благословляет истину выставить против лжи, силу – против силы.

Праотец Ной. Мозаика.

Когда война переходит в сферу идеологии, для уяснения смысла всемирно-исторических эпох главной опорой становится Священное Писание.

Для любого времени истории Св. Писание может дать ответ о том, каков смысл происходящих в нем событий. Нужно только настойчиво вопрошать.

Также из нынешнего времени – современной истории, которая глубоко ранит человека, нам дано смотреть в Писание и требовать от него ответа ради того, чтобы произошло самоопределение в истории, оно же и есть «идеология» – для православного человека в современной России.

Говорят о «русской идее»… Быть народом Божьим – в этом вся русская идея.

Она вмещает в себя наше историческое прошлое, дает видеть и национальную особенность, и катастрофы сегодняшнего дня.

[1] Митр. Иоанн Зизиулас. Бытие как общение. Очерки о личности и Церкви. М., 2006, с. 66.

[2] См.: Библейские основания русской идеологии.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *