Аналитика Церковь сегодня

Встреча в Гаване: что это было? Экспертный анализ год спустя

Ровно год назад, в ночь с 12 на 13 февраля 2016 (по московскому времени), в аэропорту Гаваны на Кубе состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска. Встреча была заранее подготовлена, но тщательно и до последнего момента скрываема от церковной и светской общественности. В СМИ ее окрестили «встречей тысячелетия». Был подписан совместный документ, известный теперь в общественном пространстве под именем «Гаванской Декларации». Политическая элита России и многие мировые лидеры оценивали ее как прорыв российской дипломатии и важную веху в укреплении «межконфессионального мира» между православными и католиками. В самой же Русской Православной Церкви мнения в оценке гаванской встречи разделились на три условных «лагеря».

Представители церковного «официоза» и определенная часть верующих Русской Церкви считают встречу Патриарха с Папой судьбоносной и успешной, позитивно оценивают ее (вплоть до «рукоплесканий»). Другие — радикально настроенные «ревнители», рассматривая «Гаванскую Декларацию» и саму встречу как предательство Православия, разорвали (или были вынуждены это сделать) каноническое общение с официальными структурами РПЦ и объявили себя «непоминающими». Третья, наиболее значительная часть РПЦ, критически относится как к самой встрече, так и к подписанной на ней Декларации, видя в них нарастающую угрозу экуменических тенденций для Православной Церкви. При этом клирики и миряне, занимающие такую позицию, остаются в лоне Московского Патриархата, стараясь каноническими способами и через церковно-общественные дискуссии донести свою точку зрения до священноначалия.

К первой годовщине «исторической встречи» Аналитический центр свт. Василия Великого публикует мнения православных экспертов, которым было предложено сегодня оценить итоги, перспективы, последствия и саму целесообразность гаванской встречи.

Протоиерей Всеволод Чаплин, член Общественной палаты РФ, кандидат богословия:

«Мне не раз приходилось говорить, что от гаванской встречи стратегически больше выиграл Ватикан. Подчиненные ему структуры наращивают присутствие в образовательном, информационном, культурном пространстве России, Украины, Белоруссии — и работают они подчас с традиционно православным населением. А есть ли у нас на Западе православные центры, ориентированные на итальянцев, французов, испанцев? После гаванской встречи, после церемониальных объятий будет очень непросто оспаривать экспансию Ватикана, недобрые плоды которой очевидны в тех же Украине и Белоруссии. Русская же Церковь не приобрела от этой встречи ничего, кроме телекартинки. А христиане Ближнего Востока меньше страдать вследствие Гаваны не перестали. Если некоторым из них и стало жить полегче, то это произошло из-за силовых действий, в том числе российских.

Подготовка встречи – классический пример несоборного принятия решений. Почему даже Синод рассматривает такую встречу постфактум? Почему не обсуждает планы подобных визитов и контактов заблаговременно? И почему мы находимся в плену у той стилистики отношений с Ватиканом, которая сформировалась в шестидесятые-восьмидесятые годы? С тех пор глаголемые «католики» сильно эволюционировали. Их лидеры трусливо идут по пути приспособления к безбожным западным элитам, взявшим власть на волне антихристианских репрессий и антихристианской риторики, а теперь вещающим от имени «прогрессивного общества».

Наш путь должен быть прямо противоположным. И нам не следует бояться прямого обращения к западным народам с призывом возродить христианский образ жизни и христианские основы права, политики, государственности. Эти народы должны стать объектом нашей миссии. А Ватикану нужно прямо сказать о его ошибках и заблуждениях. Сказать вежливо, но прямо. Говорят же об этом некоторые протестанты, католики-традиционалисты, часть западных православных… Того, кто готов к честной дискуссии, больше уважают». 

Илья Сергеевич Вевюрко, стар. преподаватель кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, канд. филос. наук:

««Гаванская декларация», как и множество других документов последнего времени, ничем особенно не удивила нас. СМИ лживо называли ее «первой за тысячу лет» встречей между Патриархом и Папой, «забыв» уточнить, что речь идет лишь о Московском Патриархе, и что тысячу лет назад Москва еще не была не только митрополией, но даже городом. Большинство пунктов декларации содержат благопожелания, которые по своей практической бесплодности не говорят ничего ни уму, ни сердцу современного человека. С точки зрения светского общества, непонятно, на что могут повлиять выражения «озабоченности», обращенные ни к кому конкретно просьбы и призывы двух пожилых людей, даже возглавляющих довольно многочисленные общины, но едва ли готовых теперь же сформировать из них, перефразируя известный исторический афоризм, хотя бы одну боеспособную дивизию. Оба иерарха – люди, несомненно, монашеской жизни, но их моральный авторитет для «внешних» даже в сравнение не идет с весом Терезы Калькуттской или протестанта Альберта Швейцера. Кого же, и в чем они могли убедить этой декларацией? Кому она была направлена – «миру», или все-таки «граду»?

К сожалению, тот обтекаемый, практически ни одного читателя не задевающий ни в плохом, ни в хорошем смысле стиль, который чудится мне в этом документе, давно стал почерком римо-католического богословия, если не в случае проповеди (к слову сказать, многие проповеди Франциска значительно интереснее), то в случае оформления специально теологических, философских, социальных и т.п. аспектов «магистериума». Это внушает горькие опасения по поводу возможности реального диалога с современной Римской Церковью – диалога об Истине, а не о наших земных институциональных вожделениях, сословных интересах или дипломатических уступках. Истина может принять выражение крайне тактичное и смиренное, но только не двусмысленное и самопротиворечивое, так как это не в ее природе.

Что действительно ранит сердце православного верующего в декларации – это употребление все тех же обтекаемых фраз таким образом, что тень вины за разделение христианского мира наводится на святых отцов. Если таким не было намерение авторов текста, то приходится признать, что ими употреблены выражения крайне неудачные: «Мы разделены… унаследованными от наших предшественников различиями в понимании и изъяснении нашей веры в Бога, единого в Трех Лицах». Неужели это следует понимать так, будто мы невольно несем догматическое и мистическое (а к чему еще здесь может относиться понимание?) учение Церкви как груз, ввиду только сыновнего послушания, но не ввиду веры в его истинность и спасительность? И не является ли такое послушание преступным, ведь преступно придерживаться обычаев, противных воле Божией? Увы, документы уровня Гаванской декларации вызывают в душе подобные вопросы, но мы тщетно будем ждать от дипломатической стилистики самой возможности ответа на них.

В остальном, хочется пожелать экуменистам, остающимся в нашей Церкви, такой сильной любви к католикам и прочим инославным, которая побуждала бы молиться о единстве с ними в Истине, а не в постмодернистском дискурсе. И того уровня святости, который позволил бы печаловаться перед Господом Спасителем о всей твари, не прибегая к административному ресурсу для решения сотериологических вопросов».

Протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер, доцент Академии управления МВД РФ, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ), канд. юрид. наук:

«Случай, который называют в церковном народе «гаванизация», есть исторически типичный среди тех, в которых политику и выгоду выбирают вместо верности. В них начисто отсутствует богословская логика, а преобладают прелесть и ложь маммоны. На последствия подобного выбора указывали все святые отцы, в частности, святитель Григорий Палама: «ибо когда Бог действует в нас, тогда сшествует с нами всякий вид добродетели; когда же Бог не действует в нас, тогда все совершаемое нами является грехом. Посему и Господь в Евангелии говорит, что: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин.15:5).» (Святитель Григорий Палама, Омилия 33). А всякий грех способен породить лишь очередной грех, но никак не добродетель… Вот такая «перспектива», но только в пределах поставленного вопроса…
Однако мы знаем, что «врата ада не одолеют» Церкви (Мф.16:18). В этом наша сила и радость. Таково упование церковного народа».
Олег Анатольевич Ефремов, доцент кафедры социальной философии и философии истории философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, канд. филос. наук:
«Встреча в Гаване – событие, безусловно, значительное. А точнее сказать, – знаковое, декларативное. Демонстрируется готовность христианских Церквей к общению и соработничеству, причем на самом высоком уровне. Итоговый документ констатировал догматические и богослужебные различия, исторические конфликты. Вместе в тем, в нем указано на основу дальнейшего сотрудничества – наследие первого тысячелетия христианской истории и определено приоритетное поле совместных действий – участие в решении социальных проблем с позиций христианского учения. Сугубо христиански звучит призыв к прекращению кровопролития, миру, сохранению религиозной идентичности, защите традиционной семьи…
Но ведь самое важное – не просто декларация, а ее интерпретация и реальные дела. Вот тут и возникает опасность, не меньшая, чем прежнее противостояние – опасность модернизма, отступничества от христианских идеалов и ценностей, выраженных в Священном Писании и Предании, во имя «угождения миру сему», которому поддается сегодня зачастую католическая Церковь.
Хитрость современного модернизма – в подмене христианских идеалов светскими «общечеловеческими ценностями», в иллюзии их совпадения. От объявления полностью соответствующими христианству «светского гуманизма» и «прав человека» недалеко до «толерантности» к эгоизму, гедонизму, цинизму и прочим «достижениям» извращенного либерализма, устраняющего всякую нормативность, ввергающему человечество в хаос «тотальной аномии». Любая социальная активность Православия, в том числе и в сотрудничестве с католиками, должна строиться в строгом и неотступном соответствии учению Спасителя и наследию Святых Отцов. Даже если это и будет противоречить «тенденциям развития современной цивилизации»».

Максим Сергеевич Козлов-Шульженко, соучредитель Аналитического центра свт. Василия Великого:
«Изменилось ли что-то в жизни РПЦ как мирской организации за год после гаванской встречи? Для внешнего наблюдателя не изменилось ничего. Правда, это скорее негативный показатель значимый для РПЦ как для Церкви. Сегодняшняя дипломатия РПЦ существует в фарватере практически любых возможностей и принятия совершенно неожиданных решений, поскольку лишена возможности и желания принимать самостоятельные решения. В мире не изжитого постмодерна (тут надо уточнить, что постмодерн – это ситуация, создаваемая за пределами стен особняков глобальной элиты), где возможно все, ждать последовательных действий не приходится. Политическая конъюнктура, тактические соображения превалируют над стратегией, неясность дипломатической парадигмы РПЦ, которая, видимо, кроме как сближения с властью, ничего не предпринимает, оставляет ощущение недоверия — как внутри Церкви, так и недоверия к Церкви со стороны внешнего наблюдателя.
Формальным поводом встречи папы Франциска и патриарха Кирилла было желание предотвратить гонения на христиан на Ближнем Востоке. Стало ли гонений меньше? Нет. Понятно, что манипулировать статистикой можно сколько угодно, но видимых, ясных результатов нет, да никто их не ожидал. Получила ли наша власть поддержку в Европе благодаря встречи папы и патриарха? Здесь сложнее. Сценарий подключения папы готовился в случае избрания Клинтон, представляющей политику экспансии США. Тогда бы потребовалось лоббирование интересов России на международной арене с помощью Ватикана, причем разменной монетой стала бы РПЦ – такой ценой пришлось бы обеспечивать сохранность капиталов нашей олигархической элиты на Западе. Кстати, единицы знают о тех закрытых договоренностях, которые буднично прорабатывались и исполняются последние несколько десятилетий между Ватиканом и Московской Патриархией. При этом еще с 90-х годов определенные круги РПЦ должны была симулировать державность и патриотизм, а точнее канализировать патриотически и религиозно настроенных пассионариев. С этой функцией эти представители прекрасно справляются, чем заслуженно вызывают определенную симпатию на Западе, играя, таким образом, по правилам глобальных элит.
Но к власти пришел Трамп как более изоляционистский вектор политики Штатов. Поэтому необходимость разменивать РПЦ на помощь «партнеров» отпала. Наоборот, Путин получил «зеленый свет» на финансовую поддержку национальных элит в Европе, что в целом является положительным аспектом нашей внешней политики. Вопрос в том, что произойдет после, и насколько будут «благодарны» новые элиты за нашу поддержку. Пока наша власть и страна являются заложниками «pax Americana», мы строго ограничены в действиях и в проявлениях воли. Причина, по которой приходится говорить о внешней политике больше, чем о Церкви, проста: Церковь находится в зависимости от политики государства».
Диакон Илья Маслов, религиовед, старший аналитик Аналитического центра свт. Василия Великого:
«Гаванская встреча за истекший период претерпела испытание верой и временем: от «встречи тысячелетия» она «сдулась» до рядового экуменического застолья, которое даже отмечать приходится подальше от Москвы — в Вероне и во Фрибурге. Годовщина Гаваны — это праздник узких специалистов по «межхристианскому единству» — кардинала Коха и митрополита Илариона (Алфеева) вкупе с их ведомствами. Для православного церковного народа это событие крайне непопулярно. Самому же папе Франциску к годовщине «братских лобзаний» католики-консерваторы преподнесли уже «подарок»: расклеили по всему Риму плакаты, обвиняющие понтифика в измене традиционным христианским ценностям и в грубом вмешательстве в дела Мальтийского ордена.
На фоне усиливающихся экуменических и антихристианских тенденций  зреет и уже проявляет себя мощное народное, традиционалистское, религиозное большинство — как в православных странах, так и на Западе. Не случайно папа Римский так поспешно «обезглавил» мальтийских рыцарей и пытается теперь принять под свой иезуитский омофор католиков-традиционалистов. У Ватикана-2 и глобалистского проекта серьезные проблемы: «Всеправославный собор» сорвался, Трамп пришел к власти, собственные кардиналы бунтуют. В православной ойкумене антиэкуменическое движение только нарастает. В рецепции Критскому собору отказали уже Болгарская и Грузинская Церкви, Эллада пока колеблется, но там мощная оппозиция экуменической экклезиологии.
У нас, если вспомнить прошлый год, какая реакция со стороны православной общественности была на Гавану! Пытались нас в маргиналы, в раскольники записать, выпускали разъяснительные «энциклики» от ОВЦС. Однако, свое слово народ Божий сказал. И Гаванская Декларация не встала в один ряд с апостольскими посланиями, как в порыве искренней услужливости сравнил один наш архиерей. Кто сейчас вспомнит о чем она хотя бы? (Про сирийских христиан говорить в свете этой Декларации просто неуместно). Кстати, ведь Критский собор и Гавана между собой связаны. И если наша Церковь все же решится на соборное осуждение (по примеру болгар, грузин, греческих иерархов) некоторых, скажем мягко, двусмысленных положений из критского документа об «Отношении Православной Церкви с остальным христианским миром», то придется и с Гаванской Декларацией что-то делать. И там, и там ведь одна и та же старо-модернистская, неправославная, размытая экклезиология 20 века — экуменическая».
Олег Эдуардович Петруня, доцент кафедры философии и социальных коммуникаций Московского авиационного института, канд. филос. наук:
«События прошедшего года (встреча Патриарха Кирилла с Папой, страсти вокруг Критского собора и т.д., и т.п.) показывают, что на мистическом теле Церкви сформирована корпоративная структура. Собственно логика корпоративного управления и будет в дальнейшем определять приоритеты Московской Патриархии как топ-менеджмента корпорации: власть, деньги, имидж. В основе внешней политики будет лежать дальнейшее усиление межконфессионального диалога, максимальное сближение с Ватиканом и дистанцирование от Константинополя, противоречия с которым, скорее всего, только усилятся. Внутри страны будет происходить укрепление связи МП с органами государственной власти для успешного достижения корпоративных целей. Внутри Церкви можно ожидать усиления оппозиционных настроений, деморализации определенной части паствы с уходом в другие «конфессии». Возможны небольшие «расколы» (точнее «отколы»). Возможна также консолидация здоровых сил в Церкви, но «точка сборки» пока не видна. На фоне социальной несправедливости в обществе будут усиливаться антицерковные настроения. Скорее всего нужно ожидать роста интереса к неоязычеству. Однако, любые экстраординарные события могут внести серьезные коррективы в этот сценарий. Произойдут ли такие события, знает только Бог».
Андрей Александрович Серебрич, религиовед, эксперт Аналитического центра свт. Василия Великого:

«Спустя год после Гаваны можно с уверенностью отнести эту встречу к пассивности нашей церковной дипломатии. Декларируемые цели этой встречи так и не были достигнуты: решение актуальных проблем в ближневосточном регионе, в частности, положения христианского населения, как видим, достигается не встречами с понтификами Рима, а благодаря отечественным ВКС. Гипотетические дивиденды  от этой встречи породили реальные проблемы. Взять ту же Украину. Экспансия униатов на Восток не только не приостановилась, но и продолжается усиленным темпами, при чем при прямой поддержке Ватикана. Ошибочно предполагать, что прозелитизм со стороны УГКЦ на Украине осуществляется без одобрения папы.

С другой стороны, этой сомнительной встречей под угрозу было поставлено внутрицерковное единство – тенденция роста не поминающих патриарха Кирилла представителей духовенства РПЦ принимает масштабный характер. И ответственность за это возлагается не только на непоминающих клириков. На той же Украине в оппозицию Патриарху встали представители традиционно пророссийски настроенного духовенства. К сожалению, случай с еп. Лонгином (Жаром) неединичен.

На сегодняшний день требуется переоценка не только состоявшейся встречи Патриарха и папы, но и всего экуменического курса, проводимого нашим высшим церковным руководством».

Алексей Владимирович Скиженок, аспирант кафедры Всеобщей и отечественной истории МГИМО (У) МИД РФ, аналитик и редактор сайта Аналитического центра свт. Василия Великого:

«Единственная угроза, которую несла в себе эта встреча – это провокация раскола, который оказался бы неканоничным и беззаконным в тех условиях, когда Предстоятель Церкви, хоть и нарушив принцип соборности и отправившись говорить от лица Церкви при полном Её неодобрении — всё же не преступил основных апостольских постановлений. В такой ситуации любой раскол означал бы произвол и ревность не по разуму, и в этой ревности не по разуму была угроза Церкви. Но милостью Божией раскол не состоялся, и Русская Православная Церковь избежала великого соблазна принять участие в лицемерном и лживом «восьмом» соборе на Крите.

В те печальные и тяжёлые дни, которые мы все хорошо помним, нам оставалась только одна свобода, «свобода, — согласно отцу Роману (Матюшину), — восходить на эшафоты». Восходить на эшафоты мысленно, взирая умом в сердце со жгучим чувством боли, стыда и неспособности на что-либо повлиять. Свобода восходить на эшафоты собственной душевной муки, с осознанием того, что это наши личные грехи привели Патриарха Московского и всея Руси к тому, чего не бывало и не могло быть никогда. Свобода восходить на эшафоты с чувством стыда и вины перед своими предками, которые в отличие от нас не допускали такого никогда. Свобода восходить на эшафотыв чувстве вины перед своими детьми, в памяти которых мы навсегда останемся те, кто не сохранил Церковь от поругания.

Испытание экуменизмом и модернизмом попустил Господь ради нас, ради нашего спасения и за наши грехи. Ради очищения от страстей, ради нашей пользы и вящей славы Божией. Если сегодня мы сохраним верность Богу, не уклонившись от Него ни в право, ни в лево, то и мы услышим подобно трём халдейским отрокам в пещи, не соблазнившимся пытками Навуходоносора, глас, прославляющий Бога перед лицом неминуемого и славного Воскресения Христова и Второго Его Пришествия во славе!»

2 комментария

  1. Большое спасибо за публикацию. Взвешенные и аргументированные мнения. Очень полезно. Бог даст, появится «точка сборки» здоровых сил в Церкви, если будет на то Его святая воля.

  2. Ценные соображения, показывающие всю пустоту и пагубность действий, совершаемых по расчёту и без искренней Веры.

Добавить комментарий для Ирина Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *