История Россия

Матильда. А был ли роман?

Шумиха вокруг одноименного фильма, а также явная предвзятость большинства статей экспертов и «историков» в СМИ относительно встреч между св.Николаем II и Матильдой Феликсовной заставили меня обратиться к первоисточникам, т.е. к воспоминаниям и дневникам этих двух лиц. Все исследователи отмечают скупость эмоций дневниковых записей будущего императора и поэтому в своих отзывах о якобы бывшем любовном романе отсылают к заметкам Кшесинской.
Вот здесь можно ознакомиться с воспоминаниями балерины, написанными через несколько десятилетий: https://www.litmir.me/br/?b=213013&p=1 А здесь почитать дневниковые записи: http://www.mk.ru/matilda/
Из этих двух источников мы узнаем, следующее.
— Николай Александрович к моменту знакомства не имел отношений с женщинами (никаких любовниц ни в России, ни «временных жен» в Японии или еще где-то как об этом пишут некоторые исследователи): «Разговаривала на репетиции с Таней Н. Она сказала, что Евгений (Волков — МК.) ей говорил, что Н. ни с кем еще не жил и страшно рад, что я обратила на него внимание, тем более что я артистка, и притом хорошенькая».
— Балерина также сохраняла целомудренность. Хотя в дальнейшем пыталась склонить цесаревича к близости превосходящей одни лишь поцелуи: «Он не может быть первым! Смешно! Разве человек, который действительно любит страстно, станет так говорить? Конечно, нет. Он боится просто быть тогда связанным со мной на всю жизнь, раз он первый будет у меня… Однако, хотя я и была в отчаянии, я не теряла надежды..»
— Из-за нехватки дневниковых записей невозможно наверняка утверждать, что Кшесинская не добилась своего, но то что сохранилось скорее приводит к мысли о том, что ей это не удалось. После того как она стала настойчиво приступать к Николаю Александровичу, их встречи приобрели более редкий характер: «Но еще больнее мне было, когда Юля сказала по уходе Али, что Аля думает, что Ники остался в полку играть в бильярд. Каково ему приятнее играть в бильярд, чем повидать меня!» «Летом мне хотелось жить в Красном Селе или поблизости от него, чтобы иметь возможность чаще видеть Наследника, который не мог выезжать из лагеря для встреч со мною… Это лето было для меня очень грустным. Наследник всего-навсего два раза заехал ко мне на дачу верхом из Красного Села. Один раз он предупредил меня, и я его ждала, но во второй раз он заехал без предупреждения и не застал меня дома, я была в это время в городе на репетиции красносельского спектакля».
— Те встречи, что имели быть место, как правило, носили характер не свиданий тет-а-тет, а посиделок в кругу общих знакомых: «После своего первого посещения Наследник стал часто бывать у меня по вечерам. Вслед за ним стали приходить Михайловичи, как мы называли сыновей Великого Князя Михаила Николаевича: Великие Князья Георгий, Александр и Сергей Михайловичи. Мы очень уютно проводили вечера. Михайловичи пели грузинские песни, которым они выучились, живя на Кавказе, где отец их был Наместником почти двадцать лет. Сестра тоже часто проводила вечера с нами». «Кроме Ники и З. (барона Александра Зедделера, будущего мужа старшей из сестер Юлии Кшесинской – МК) был у нас также А. М. (великий князь Александр Михайлович – МК)».
— Читая откровения Кшесинской бросается в глаза ее страстная любовь к Николаю Александровичу, доходящая до обожания: «Дня через два я шла с сестрой по Большой Морской, и мы подходили к Дворцовой площади под арку, как вдруг проехал Наследник. Он узнал меня, обернулся и долго смотрел мне вслед. Какая это была неожиданная и счастливая встреча!»
«В другой раз я шла по Невскому проспекту мимо Аничкова дворца, где в то время жил Император Александр Третий, и увидела Наследника, стоявшего со своей сестрой, Ксенией Александровной, в саду, на горке, откуда они через высокий каменный забор, окружавший дворцовый сад, любовались улицей и смотрели на проезжавших мимо. Опять неожиданная радостная встреча».
» Моей главной мечтой было увидеть Наследника и, может быть, встретиться с ним во время спектакля».
«Увидела Наследника и забыла все, что делается вокруг меня. Но как я была безумно счастлива, когда Наследник подошел ко мне и подал мне руку. Я почувствовала его долгое крепкое пожатие руки, ответила тем же и пристально посмотрела ему в глаза, устремленные на меня. Я не в силах описать, что со мной делалось, когда я приехала домой. Я не могла ужинать и, убежав к себе в комнату, рыдала, и у меня так болело сердце. Первый раз я почувствовала, что это не просто увлечение, как я думала раньше, а что я безумно и глубоко люблю Цесаревича и что никогда не в силах буду его забыть».
— Относительно чувств цесарвича можно сказать, что они были куда более сдержанны, чем у балерины. Как он сам отмечал в своем дневнике о том, что Мати ему нравится, а Алису (будущую супругу-императрицу) он любит. Это видела и Кшесинская: «С каждым днем, дорогой Ники, моя любовь к тебе становится сильнее! Как бы я хотела, чтобы Ты так меня полюбил, как люблю я Тебя. Прости, Ники, но я не верю, что Ты меня любишь».
«Я радуюсь, что Ты начинаешь испытывать ревность. Мне это только приятно. Но ты только пишешь об этом, на самом деле я этого не замечаю. Сегодня даже Ты меня страшно обидел, когда посоветовал ехать с Р. за границу. Я чуть-чуть не заплакала, но удержалась и даже вовсе от Тебя скрыла».
«Ники оставался еще долго после его ухода. Я читала его дневник, [который] он привез с собой. В дневнике меня очень заинтересовал один день, это 1 апреля, где он пишет про Алису Г. (Алису Гессенскую, будущую супругу Николая II императрицу Александру Федоровну – МК) и про меня. Алиса ему очень нравится, он говорил мне уже об этом раньше, и я серьезно начинаю его к ней ревновать».
«Если бы Ты знал, Ники, как я Тебя ревную к А. (Алисе Гессенской – МК), ведь Ты ее любишь? Но она Тебя, Ники, никогда не будет любить как любит Тебя Твоя маленькая Панни! Целую Тебя горячо и страстно. Вся Твоя».

— Таким образом, мы видим что наследник был влюблен в Алису (свою будущую супругу), о чем писал в своем дневнике еще в 1889 году «Я мечтаю когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я люблю её давно, но особенно глубоко и сильно — с 1889 года». Но тогда возникает вопрос, почему он встречался с Матильдой? Здесь нет ни лицемерия, ни двоедушности. Просто надежды цесаревича на брак с Алисой были практически несбыточными, так как против него были как родители Николая Александровича, так и бабушка его избранницы, королева Великобритании Виктория. В ситуации отсутствия обязательств и бесперспективности надежд относительно Алисы поведение наследника к Кшесинской выглядит более чем сдержанными.
Резюмируя отношения Кшесинской и будущего императора св.Николая II, можно сказать, что роман действительно был, но был на уровне отношений встречающихся двенадцатилетних подростков — весьма невинным и больше похожий на крепкую дружбу. Именно поэтому вспоминая через несколько десятилетий о своих отношениях с цесаревичем Матильда Феликсовна всего лишь пишет: «Мои разговоры с Наследником, доверие, которое он мне оказывал, делясь со мною своими мыслями и переживаниями, остаются для меня драгоценным воспоминанием». И ничего более. Всего лишь разговоры и доверие.
В связи с этим можно однозначно сказать, что позиция многих журналистов и «историков» предвзята: происходит явная подтасовка фактов и «жонглирование» цитатами вырванными из контекста. О фильме Учителя однозначно можно сказать, что это не просто случайное искажение исторических реалий отношений Николая Александровича и Матильды Феликсовны, а сознательная провокация и продуманная ложь. Поэтому позиция Натальи Поклонской выглядит вполне оправданной и ее поддержит всякий порядочный человек.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *