Православная миссия Церковь сегодня

О церковной работе с молодёжью

В последнее время в церковной среде всё чаще говорится о важности работы с молодёжью. Особенно актуализировался этот вопрос после интронизации Святейшего Патриарха Кирилла. Многие заметили, что со временем на всех патриарших службах и мероприятиях стали появляться молодые люди в зелёных и красных футболках – представители движений «Православные Добровольцы» и «Сорок Сороков», соответственно. Для людей, несущих послушания на приходах, перемены стали ещё более заметны: почти в каждом храме появились ответственные за работу с молодёжью. Для многих стало очевидным, что Патриарх Кирилл решил одним из важнейших направлений церковной работы сделать именно молодёжное. Об этом и сам Патриарх не раз говорил в своих выступлениях. В частности, в слове после интронизации им было сказано: «Предметом нашей особой заботы станет молодёжь, которая сегодня особенно остро нуждается в духовном руководстве».

При оценке видения Патриарха Кирилла любой здравомыслящий человек признает его разумность и целесообразность. Во все времена значимые социальные движения делали ставку на молодёжь и её воспитание. Известны слова Бисмарка (по крайней мере, так гласит легенда) о том, что войну 1871 года выиграли прусские учителя. То есть всякий смотрящий в будущее на перспективу более 15-20 лет должен активно заниматься воспитанием молодёжи в правильном ключе. Это хорошо знакомо многим нашим соотечественникам, прошедшим через социалистическую систему воспитания молодёжи от октябрёнка до комсомольца.

Христос и богатый юноша (картина).

Но тут мы сталкиваемся с одной из существенных проблем нынешней молодёжной работы в Русской Православной Церкви. Для многих сторонних наблюдателей её работа ничем не отличается от комсомольской и партийной деятельности в эпоху СССР. После каждого значимого события приходится читать в интернете сообщения очевидцев, рассказывающих о том, что школьников и студентов «сгоняли» на мероприятия в приказном порядке. В последнее время регулярными стали скандалы, связанные с кружками самодеятельности на приходах. Когда, например, якобы ради привлечения молодежи в храм организуются творческие коллективы, выступающие чуть ли не с амвона.

Мы сталкиваемся с одной из существенных проблем нынешней молодёжной работы в Русской Православной Церкви. Для многих сторонних наблюдателей её работа ничем не отличается от комсомольской и партийной деятельности в эпоху СССР.

Во всём этом видится определённая логика. Через мирские инструменты пытаются привлечь в Церковь молодёжь, которая, так или иначе соприкасаясь с приходской жизнью, будет постепенно воцерковляться. Не знаю, пытался ли кто-то оценить реальную «отдачу» от подобного подхода, но, на мой взгляд, в Церкви сейчас мало молодёжи. Когда со «спального» района Москвы с населением порядка 100 тысяч человек в храме на Богослужениях появляется (не единовременно) от силы 100 молодых людей, по-моему, становится очевидной проблемность выбранного курса.

При попытке разобраться в сложившейся ситуации мы приходим к двум существенным проблемам, которые хоть и не видны на первый взгляд, но имеют фундаментальное значение и являются, на мой взгляд, основополагающими причинами сложившейся ситуации.

Святейший Патриарх Мосоквский и всея Руси Кирилл и православная молодёжь.

Первая из них это неготовность молодёжи к восприятию проповеди Церкви. И эта проблема напрямую связана с тем мировосприятием, которое формирует у подрастающего поколения государство и связанные с ним институты. И здесь отдельно стоит сказать о школе. Многие расхваливают советское образование. Российская педагогика отчасти сохранила эти наработки, поэтому мы можем говорить и о ней. Так вот, на мой взгляд, это утверждение не соответствует действительности. Опыт перехода от социалистической системы к рыночной экономике показал, что люди с советским типом образования в большинстве своём не способны к критической мыслительной деятельности вне рамок профессиональной деятельности. Именно поэтому оказалась возможной ваучерная приватизация и такое обилие различных финансовых пирамид и махинаций. Советское образование было предельно утилитарным и практичным, чтобы сделать человека винтиком в большой производственной машине народного хозяйства.

Другой существенной проблемой, из-за которой мы так мало видим молодёжи на приходах, является неготовность и/или неспособность священства вести активную проповедь вне храма.

Во-многом негативные стороны этого подхода сохранила и современная российская школа. Молодёжь практически не умеет думать. А связано это, прежде всего с тем, что в школе и институте учащимся предлагают уже готовые решения и знания без возможности задуматься об их месте в жизни конкретного человека. Например, зачем молодому человеку физика или сопромат? Почти каждый ответит, что эти знания необходимы, если студент собирается стать инженером или учёным. Но без попытки осмысления места этих дисциплин в жизни каждого конкретного человека мы фактически сводим его роль к служебному функционированию в качестве учёного или инженера. То есть многогранность человеческой личности пытаемся свести до узких функциональных рамок. Рыночные механизмы предлагают нам ещё один ответ на этот вопрос: физику и сопромат нужно изучать для того, чтобы иметь заработок выше, чем у дворника, строителя или маляра. Но такой подход ещё больше нивелирует ценность человеческой жизни, сводя её к зарабатыванию денег. Возможно, некоторые станут оспаривать подобный взгляд, обосновывая свою позицию тем, что деньги зарабатываются на удовлетворение своих потребностей – и, таким образом, главным основанием рыночной экономики является потребление. Но это ложное представление, весьма популярное сейчас, опровергается очень легко. Если посмотреть на распределение времени и сил каждого человека, то становится очевидным, что главной деятельностью в современном обществе является зарабатывание денег. То есть человек превращается в функцию денег.

Даже предмет «Философия», как правило, не даёт молодёжи возможность посмотреть на свою жизнь с «высоты птичьего полёта», так как сводится к примитивному изучению истории философской мысли беспредметно к существующим реалиям жизни. Таким образом, молодой человек, прошедший  пятнадцатилетний курс обучения в школе и ВУЗе, не задумывается о ключевых вопросах жизни: её цели и смысле. Естественно, что в молодёжи, имеющей подобное мировосприятие, Церковная проповедь не будет находить себе благодатную почву – ввиду того, что отвечает на вопросы, которые ещё и не сформировались как следует в их головах.

Для решения этой проблемы необходимо менять подходы существующей образовательной системы. Безусловно, данная сфера лежит вне рамок и компетенции Русской Православной Церкви, но, несмотря на это, пользуясь своим авторитетом в обществе, Она вполне смогла бы способствовать обсуждению обозначенного выше недостатка существующей образовательной системы.

Другой существенной проблемой, из-за которой мы так мало видим молодёжи на приходах, является неготовность и/или неспособность священства вести активную проповедь вне храма. Другими словами, проблемы, связанные с молодёжной работой, являются частным случаем отсутствия хорошо поставленной миссионерской работы. Понимание миссионерского служения как неотъемлемой части Апостольского характера Церкви зачастую отсутствует у священнослужителей. Архиереи и священники с большой неохотой выходят с проповедью за стены храма. Мы почти не слышим о проповеди священников в школах и в университетах, мы почти не видим дискуссий с инославными и иноверными, мы почти не знаем о спорах с атеистами. Может быть, большинству кажется это ненужным, но тогда имеем ли мы право называться Апостольской Церковью? Сравнивая со временами Апостольскими, можно представить себе, чем бы закончилась их миссия, если бы они ограничились проповедью лишь в местах молитвенных собраний.

Решить отчасти данную проблему помогло бы создание методологии миссионерского служения священников на приходах и побуждение их к выходу с проповедью в мир. Причём это должно осуществляться не только и не столько в приказном порядке, но с опорой на добрую волю самих пастырей, с учётом необходимости создать для них условия для успешного выхода в мир.

Да, страшно себе представить спор Православного священника с протестантским пастором: на каждую цитату, взятую последним из Библии, многие батюшки смогут разве что привести ссылки на собирательный образ Святых Отцов или ещё какие-то не самые сильные для неправославных доводы. Конечно, есть богословски грамотные и способные к дискуссии с иноверцами и атеистами священники, но их доля от общего числа пастырей весьма мала.

Решить отчасти данную проблему помогло бы создание методологии миссионерского служения священников на приходах и побуждение их к выходу с проповедью в мир. Причём это должно осуществляться не только и не столько в приказном порядке, но с опорой на добрую волю самих пастырей, с учётом необходимости создать для них (в том числе с помощью конкретных церковно-административных решений) условия для успешного выхода в мир. При подобном подходе священники всё время поддерживали бы себя в «подтянутой  богословской форме». Потому как в столкновении с миром лучше всего обнаруживаются недостатки и изъяны, существующие среди людей Церкви, и сильнее проявляется ревность о вере.

Частным случаем проблемы с пастырской пассивностью является перекладывание ответственности за молодёжное служение на плечи мирян,  а именно они выступают в данной роли на большинстве приходов. На основании имеющегося опыта можно сказать, что в большинстве случаев священники неохотно помогают молодёжным работникам, ссылаясь на занятость. Но разве не священники должны идти с миссией в мир? При таком подходе в поле проповеди священников будет попадать и молодёжь. Тогда и не потребуется это искусственное разделение по возрастному принципу. Поэтому в качестве положительной практики можно отметить назначение ответственных за молодёжную работу именно священников и диаконов, а мирян в качестве помогающих священнослужителю.

Священноначалие должно на корню пресекать перегибы в использовании мирских методов в работе с молодёжью. Встречи Православных Христиан за пределами Богослужения нередко стали напоминать протестанские сборища, лейтмотивами которых являются «поесть» и «повеселиться». 

Также, на мой взгляд, священноначалие должно на корню пресекать перегибы в использовании мирских методов в работе с молодёжью. Если на Архиерейском Соборе 2000 года вопрос ставился о потере Христоцентричного мировосприятия среди верующих, то сейчас уже можно говорить и об утрате осознания того, что есть должное и недолжное, приемлемое и неприемлемое в Церкви. Встречи Православных Христиан за пределами Богослужения нередко стали напоминать протестанские сборища, лейтмотивами которых являются «поесть» и «повеселиться». Конечно, доля подобных «общин» пока невысока от общего числа приходов Русской Православной Церкви. Но из-за пассивности священноначалия сторонники либерализации Церковной жизни всё больше приобретают вес в Православном сообществе. Как пример подобного «разложения» могу вспомнить опыт работы на одной Православной выставке, на которой вместе со мной трудилось множество Православных молодых людей. Во время обеда ни один из них (среди которых были и молодёжные лидеры) не помолился вслух (молился ли кто-то про себя – не знаю) и не перекрестился перед едой. При этом в комнате было порядка 25 человек и она была изолирована от присутствия посторонних людей, то есть даже «стесняться» было некого.

Думается, подобная ситуация сложилась отчасти и из-за незнания азов Православной жизни. При том, что человек, в том числе и молодой, может быть «воцерковлённым» уже не первый год, он может иметь весьма поверхностные представления о Христианской жизни. Это связанно с тем, что в околоцерковном пространстве появилось очень много книг и СМИ, которые искажают представления о Православной вере. «Грех» будет не упомянуть в этом контексте об информационном портале «ПравМир». Молодые люди могут часами сидеть, читая заметки на этом сайте, но при этом ничуть не обогащаясь верными представлениями о нашей вере. Чего только стоят прошлогодние заметки «ПравМира» о нобелевском лауреате по литературе певце Бобе Дилане. Редакция портала написала заметку о «христианских» песнях данного шоумена, среди которых, в частности фигурировало произведение со словами «Тебе необходимо служить кому-нибудь / Хорошо, пускай это будет дьявол или Господь / Но тебе надо служить кому-нибудь».

«Грех» будет не упомянуть в этом контексте об информационном портале «ПравМир». Молодые люди могут часами сидеть, читая заметки на этом сайте, но при этом ничуть не обогащаясь верными представлениями о нашей вере. 

Если не сужать цензурные рамки присутствия священноначалия в интеллектуальном околоцерковном пространстве, то можно было бы рекомендовать следующее средство. Необходимо выработать «просветительский листок» содержащий список необходимого минимума литературы, который должен предлагаться молодёжи (да и всем прихожанам) к прочтению с ориентиром на него как идеал видения Христианской жизни. В него, помимо Священного Писания, можно было бы, например, включить «Катехизис», «Закон Божий», «Книгу Правил», «Что есть духовная жизнь…» свт. Феофана Затворника, труды свт. Игнатия Брянчанинова, «Точное изложение Православной веры» св. Иоанна Дамаскина, «Душеполезные поучения» аввы Дорофея. Для многих верующих подобное предложение может показаться смешным и излишним. По крайне мере для той части прихожан, которые уже всё это прочли. Но уверяю вас, есть очень много верующих (особенно среди молодёжи), которые не читали эти книги и строят своё христианское мировосприятие на основе весьма сомнительной литературы либо чтения коротких заметок в интернет-пространстве.

Наконец, Церковь, на мой взгляд, не должна бояться выступать с критикой сомнительных государственных программ и искажающей личность человека системы образования. 

Наконец, Церковь, на мой взгляд, не должна бояться выступать с критикой сомнительных государственных программ и искажающей личность человека системы образования. Если, выходя из школы, молодой человек не понимает цели своей жизни и не выстраивает пирамиду приоритетов в своей дальнейшей судьбе, то мы будем вынуждены мириться с преобладанием в обществе гедонистов, живущих лишь с видением на несколько лет вперёд и планами получить от жизни как можно больше. В таком случае в Церковь будут приходить в основном люди уже далеко немолодые, и уже с изломанными судьбами и душевными ранами, что мы и имеем к настоящему моменту.

Решение Патриарха Кирилла об обязательном присутствии молодёжных работников на приходах, является, безусловно, верным.

При всём при этом, необходимо отметить, что те молодые люди из числа моих знакомых, которые на своих приходах занимаются молодёжной работой, являются для меня ярким примером того, что решение Патриарха Кирилла об обязательном присутствии молодёжных работников на приходах, является, безусловно, верным. На моих глазах во многих храмах появились группы молодых людей, может быть и небольшие, но сплочённые, которые можно назвать частью общины и которые стали ядром активной социальной или миссионерской деятельности. Молодёжные работники иногда с минимальной административной или финансовой поддержкой умудряются организовать поистине широкомасштабную деятельность. Таких молодёжных лидеров, конечно же, можно назвать альтруистами, коими могли бы быть и другие Православные Христиане. Смотря на них, можно определённо сказать, что у нашей Церкви есть будущее.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *