История Святые отцы Церковь сегодня

Учебная книга Церкви: к истории создании Катехизиса святителя Филарета Московского

22 июля 2017 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Синодальная библейско-богословская комиссия представила проект Катехизиса Русской Православной Церкви для общецерковного обсуждения. Но прежде чем приступать к дискуссии по поводу нового вероисповедного документа не лишним будет вспомнить о самом известном Катехизисе предшествующих лет — Катехизисе святителя Филарета Московского.

В 1883 году профессор Московской духовной академии и историк Церкви Иван Николаевич Корсунский написал: «Ни одно из учебных руководств составленных для низших и средних учебных заведений Российской Империи за последнее шестидесятилетие не было так устойчиво в своем употреблении как Пространный и Краткий Катехизисы святителя Московского Филарета; мы знаем как менялись и меняются эти руководства чуть не каждый год, чуть не с каждым новым преподавателем»[1]. Наверное, уважаемый профессор был бы еще больше удивлен, узнав, что Катехизис пережил не только бесконечную череду законоучителей, но и более двадцати министров народного просвещения, пятерых императоров и смену трех политических строев, оставаясь настольной книгой православных в России вплоть до сегодняшнего дня. Однако поначалу судьба данного Катехизиса не была столь безоблачна. Митрополиту Филарету (Дроздову) дважды приходилось корректировать свой труд, и тот Катехизис, который мы сегодня можем держать в руках — это третья редакция книги Московского святителя.

Катехизис пережил не только бесконечную череду законоучителей, но и более двадцати министров народного просвещения, пятерых императоров и смену трех политических строев, оставаясь настольной книгой православных в России вплоть до сегодняшнего дня. 

***

В истории составления Катехизиса митрополита Филарета сегодня кажется не осталось белых пятен. Доподлинно известны причины, по которым именно Филарет был рекомендован в качестве автора нового вероисповедного документа. К моменту начала работы над ним святитель был уже известен как крупный богослов и автор многих сочинений, разъясняющих основы православной веры. В 1811 году по поручению императрицы Елизаветы Алексеевны (супруги Александра I) Филарет вместе с двумя видными иерархами того времени, архиепископами Мефодием (Смирновым) Тверским и Феофилактом (Русановым) Рязанским, принял участие в подготовке «Мнения о разности между Восточной и Западной Церковью». Этот документ должен был объяснить русской императрице, лютеранке по происхождению, отличия русской православной веры от католицизма. В 1815 году из под пера Филарета вышел труд «Разговоры между испытующим и уверенным о православии восточной Греко-Российской Церкви». А в 1821 году, лишь только заняв первопрестольную кафедру, святитель приступил к работе над составлением изложения общих правил православной веры для катехизационных нужд Московской епархии.

В 1822 году святитель получил поручение Святейшего Синода приступить к работе над проектом нового общецерковного катехизиса. Старые вероисповедные документы содержали много недопустимых заимствований из теологических представлений других христианских конфессий. Так, имевшее широкое употребление «Православное исповедание веры» митрополита Киевского Петра Могилы, испытало на себе влияние католического богословия, а «Катехизис» митрополита Платона (Левшина) — протестантского. Все это приводило к размыванию сути православной веры. За чередой богословских заимствований из протестантизма и католицизма русская  православная традиция теряла лицо, и представала, особенно перед сторонним наблюдателем, чем-то второстепенным по отношению к западной религиозной мысли. По всей видимости эта же невнятность собственно православного богословия и стала причиной для составления по повелению императрицы Елизаветы Алексеевны «Мнения о разности между Восточной и Западной Церковью».

Митрополит Московский Филарет (Дроздов).

В начале XIX века остро ощущалась необходимость составления нового Катехизиса, максимально независимого от богословия всех прочих религиозных конфессий. К этой работе и приступил московский архиепископ Филарет. Несмотря на значительный опыт работы над подобными трудами, святитель искренне переживал за судьбу своего труда. Проявляя высшее смирение он не посмел отказаться от возложенной на него миссии, однако в письме к председательствующему члену синода митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Серафиму (Глаголевскому) писал: «Не дерзая прекословить, но и не дерзая ласкаться успехом в сем деле, довольно трудном, я просил Святейший Синод не записывать сего поручения [о составлении Катехизиса — прим. Н.Х.] в журнал до представления и разсмотрения моего опыта, дабы тем легче было бросить оный безо всякого делопроизводства если он окажется не соответствующим намерению Святейшего Синода, и передать поручение другому»[2]. Христианская кротость и смирение удачно сочетались в молодом архиепископе (да-да, в тот момент святителю только-только исполнилось 40 лет) с мудростью настоящего заботливого пастыря. И отказ фиксировать поручение в журнале имеет свое абсолютно логичное объяснение.

За чередой богословских заимствований русская православная традиция теряла лицо и представала, особенно перед сторонним наблюдателем, чем-то второстепенным по отношению к западной религиозной мысли. В начале XIX века остро ощущалась необходимость составления нового Катехизиса, максимально независимого от богословия всех прочих религиозных конфессий. 

Создание Катехизиса пришлось на сложный период последних лет царствования Александра I. Одни фавориты уступали место другим. Борьба за власть при дворе вступала в одну из своих горячих фаз, а на политическом небосклоне уже вовсю сияла звезда всесильного А.А. Аракчеева. Стремясь всюду продвинуть своих соратников, Аракчеев активно борется с другим царским любимцем — князем А.Н. Голицыным, которого в конце концов сумеет отстранить от власти. Борьба двух партий велась по всем фронтам, в том числе и в церковной среде. Интриги порождали неопределенность, ведь решения, одобренные одной партией, в случае победы другой могли быть объявлены опасными для государства. С первой редакцией Катехизиса так и произошло.

***

В 1822 году святитель Филарет положил на стол митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому Серафиму проект своего Катехизиса, и после доработки окончательная версия была представлена Святейшему Синоду. В первой половине 1823 года Катехизис, тот что в последствии будет назван Пространным, был утвержден императором Александром I и издан по его Высочайшему повелению.

В первой половине 1823 года Катехизис, тот что в последствии будет назван Пространным, был утвержден императором Александром I и издан по его Высочайшему повелению.

Новый вероисповедный документ был озаглавлен как «Христианский Катихизис Православныя Кафолическия Восточные Греко-Российския Церкви», и состоял из трех больших частей: «О Вере», «О Надежде» и «о Любви». Особенностями Катехизиса стал отказ от глав, посвященных церковным заповедям (которые были, например, в Катехизисе Петра Могилы), введение главы, посвященной естественному богопознанию (т. е. о возможности познания Бога из видимой природы) и публикации Символа веры, Молитвы Господней и десяти заповедей на церковно-славянском и русском языках. Весь текст Катехизиса был выполнен церковным шрифтом, но на русском языке, что должно было сделать его понятным для простого читателя. Самые важные положения выделялись и печатались буквами большего размера, дополнительные разъяснения — меньшего. Впоследствии, в 1824 году святитель Филарет издаст еще и Краткий Катехизис, в который войдет только текст, напечатанный ранее крупным шрифтом.

А.А. Аракчеев. Картина кисти Джорджа Доу.

Однако в том же 1823 году, когда вышло первое издание Катехизиса, новый виток придворных интриг нанес удар по репутации московского архиепископа. Борьба против главы «сугубого министерства», как тогда негласно называли объединенное министерство просвещения и духовных дел, князя А.Н. Голицына, выливается в жесткую критику одного из его детищ — Российского Библейского Общества, ставившего своей целью распространение Библии на языке народов России. Активную роль в работе этого общества играл и московский святитель, который в бытность свою ректором Санкт-Петербургской духовной академии был ответственен за перевод книг Нового Завета на русский язык, а с 1816 года и вовсе стал вице-президентом Общества.

Вскоре под удар попал и новый Катехизис. В вину архиепископу Филарету ставилось наличие в его книге переводов на русский язык Символа веры, Молитвы Господней и декалога. Однако все понимали истинные причины критики. По словам самого святителя это была часть борьбы с Библейским Обществом, что «образовали люди водимые личными видами, которые чтобы увлечь за собой других благонамеренных, употребляли не только изысканные и преувеличенные подозрения, но и выдумки и клеветы»[3].

В 1824 году под давлением А.А. Аракчеева князь Голицын теряет свое министерское кресло. На его место приходит аракчеевец А.С. Шишков, который начинает административную травлю архиепископа Филарета и его Катехизиса. Издание и продажу книги было приказано приостановить, объясняя это тем, что основные православные молитвы «переложены на простой язык, переиначены и нарочно для сильнейшего впечатления сей важной перемены напечатаны церковными буквами»[4].

Не стоит думать, что Шишкова и Аракчева беспокоило, что перевод священных текстов может быть вреден для православной веры. Нет, они сами признавались, что их волновала только политическая сторона вопроса. В своем письме А.А. Аракчееву от 2 ноября 1824 года А.С. Шишков, пытаясь обосновать необходимость запрета переводов, указывал, что это никоим образом даже и не переводы, а переложения, которые несут в себе «сильнейшее орудие революционных (sic!) замыслов»[5].

Святитель Филарет пытался опротестовать решение министерства, апеллируя к тому, что Катехизис был принят после долгих совещаний, а его проект утверждался Святейшим Синодом. «Если сомнительно православие Катехизиса, столь торжественно утвержденнаго Святейшим Синодом, то не сомнительно ли будет православие самого Святейшего Синода?», — писал святитель новгородскому митрополиту[6]. Однако ничего изменить было уже нельзя. Чиновники приступили к изъятию тех экземпляров Катехизиса, которые поступили в книжные магазины. И.Н. Корсунский по этому случаю указывал, что «Любопытствующие узнать причину того [изъятия книг — Н.Х.] предлагали по 25 рублей за экземпляр и не могли получить»[7].

***

Последние месяцы 1825 года ознаменовались кончиной Александра I и приходом к власти нового императора — Николая. Намеченная на лето 1826 года коронация стала прекрасным поводом снова заговорить о судьбе Катехизиса. По случаю торжеств в Москве собралась вся верхушка Империи, включая членов Св. Синода. Филарет попытался обсудить с ними возможность восстановления печати Катехизиса, обращался и лично к Императору. Однако никаких результатов эти переговоры не принесли.

Дмитрий Степанович Индейцев. Панорама Кремля и Замоскворечья от Тайницкой башни. Ок. 1850 г.

Внезапно 6 сентября того же 1826 года Московский митрополит получил из Св. Синода указ, требующий от него составить «духовную учебную книгу» для всех светских и военных учебных заведений, а также катехизис для нижних чинов армии. В указе ссылались на Высочайшее повеление, а значит дошли до Императора просьбы Московского архиерея!

В течение года Филарет занимался правкой своих Катехизисов. По больше части они касались в основном формальных вопросов: текст Катехизиса было решено построить по конструкциям церковно-славянского языка (так если раньше вопросы звучали как «Что такое Катехизис?», то теперь «Что есть Катехизис?») были внесены изменения в порядок следования глав, исключен русский текст молитв. Несмотря на это Филарету пришлось проделать и серьезную дополнительную работу, добавив главы посвященные христианскому осмыслению роли армии, а Краткий вариант и вовсе был серьезно переработан. Наконец зимой 1827 года оба Катехизиса увидели свет.

Однако на этом бюрократические перипетии не оставили Катехизис московского святителя. В 1836 году Император Николай I назначает нового обер-прокурора, которым становится граф Николай Александрович Протасов. Близкий католическим идеям Н.А. Протасов активно пытался продвигать их на своей новой службе. Именно при нем особым распоряжением Комиссии Духовных училищ подтверждается статус «Православного исповедания веры» Петра Могилы как главной учебной книги в духовных семинариях, и пропагандируется идея о канонизации славянского текста Библии, «как то сделано в отношении к Вульгате и ея тексту в Церкви Римско-Католической»[8]. Это обращение к католицизму неудивительно. Именно католицизм представлялся российским чиновникам успешной охранительной идеологией, которая должна была стать образцом для подражания.

Вместе с этим следуют и новые нападки на Катехизис московского митрополита. Святителю вновь было приказано переделать свой труд. В качестве серьезных упущений ему указывали на отсутствие в Катехизисе глав посвященных церковным заповедям, учению о предопределении и особой роли Священного Предания. Все эти исправления вновь стирали уникальное лицо филаретовского Катехизиса, превращая его в новую редакцию «Православного исповедания».

Обер-прокурор Н.А. Протасов.

Московский святитель многое сумел сделать для противостояния католическому влиянию графа Н.А. Протасова. Отказ от введения в Катехизис церковных заповедей сам Филарет объяснял так: «При последнем пересмотре Катехизиса от меня требовали было чтобы внести в него сии [Церковные — прим. Н.Х.] заповеди, и я написал было статью о сем, сократив их по возможности; но митрополит Серафим и Филарет решили не вносить оной в Катехизис, потому что церковных заповедей не девять, а вся Кормчая книга заключает церковные заповеди, потому девяти заповедей Церковь никаких постановлением не определяла, а взяты они в книгу Православного Исповедания из подражания латинским книгам»[9].

Необходимо понимать, что Катехизис Филарета появился в определенных историко-политических условиях. Не все идеи, которые разделял святитель, вошли в его труд, но также и не все идеи, которым противостоял он, были из него исключены.

Непреклонен был святитель и в борьбе с сакрализацией славянского текста Библии. Однако в ряде других вопросов, поднимаемых Н.А. Протасовым, московский митрополит все таки был вынужден уступить. Так, например, Филарет был вынужден отказаться от главы о естественном богопознании и от своего понимания примата Св. Писания над Св. Преданием. В то же время вопросы, посвященные разбору концепции о предопределении, все же были включены в окончательный вариант Катехизиса.

***

Таким образом, необходимо понимать, что Катехизис Филарета появился в определенных историко-политических условиях. Не все идеи, которые разделял святитель, вошли в его труд, но также и не все идеи, которым противостоял он, были из него исключены. В соборную работу иерархов Церкви постоянно вмешивался бюрократический аппарат, то и дело норовя внести свои не всегда уместные корректировки. Если первый и второй период издания Катехизиса испытывал на себе влияние «мягкой силы» просвещенческой парадигмы, то третий период отметился серьезным давлением католикофильского обер-прокурора Н.А. Протасова.

Филарет все же пытался наиболее полно отобразить суть православной веры. Его Катехизис, наполненный множеством настоящих жемчужин уникального русского православного богословия, стал больше, чем вероучительным документом. Он стал независимым теологическим трактатом.

Мы можем только восхищаться стойкостью духа, которую явил святитель Филарет. Вынужденный лавировать между разными политическими группами, в разные периоды российской истории Филарет все же пытался наиболее полно отобразить суть православной веры. Его Катехизис, наполненный множеством настоящих жемчужин уникального русского православного богословия, стал больше, чем вероучительным документом. Он стал независимым теологическим трактатом. В письме к архимандриту Филарету (Гумилевскому) московский святитель, оценивая свой труд, писал: «Видя, что Вы, богословы, до сих пор не умеете стать на твердую ногу в богословии, и не имея времени заняться богословией, я теперь пересматриваю Катехизис, чтобы в нем, по возможности, доказать то, что прежде отлагалось до богословии, но чего ваша богословия не доказывает»[10].

Сегодня Катехизис митрополита Филарета больше чем катехизис. Труд московского святителя стал основой и для последующих богословских изысканий, и для нашего современного осмысления Церкви и веры. 

Не вызывает сомнения, что сегодня Катехизис митрополита Филарета больше чем катехизис. Труд московского святителя стал основой и для последующих богословских изысканий, и для нашего современного осмысления Церкви и веры. Однако сакрализация, которая сопутствует жизни любого богословского трактата, не совсем, возможно, уместна, когда речь идет о документе, несущем сугубое практическое значение. Сегодняшнее богословие может и даже должно опираться на труд великого святителя, но подходит ли он для чтения простым людям, только идущим к вере и малознакомым с церковной наукой? Будем надеяться, что соборное обсуждение этого вопроса позволит прийти к правильному его решению.

[1]     Корсунский И.Н. Судьбы катихизисов Филарета Митрополита Московского // Русский Вестник. — 1883. — №163. — С. 323.

[2]     Сушков Н.В. Записки о жизни и времени Филарета. — М., 1868. — С. 49.

[3]     Чистович И.А. История перевода Библии на русский язык // Христианские чтения. — 1872. — №3. — С. 402.

[4]     Корсунский И.Н. Судьбы катихизисов Филарета Митрополита Московского // Русский Вестник. — 1883. — №163. — С. 338.

[5]     Записки адмирала А.С. Шишкова // ЧОИД. — 1868. — №3. — С. 47.

[6]     Сушков Н.В. Записки о жизни и времени Филарета. — М., 1868. — С. 50.

[7]     Корсунский И.Н. Судьбы катихизисов Филарета Митрополита Московского // Русский Вестник. — 1883. — №163. — С. 346.

[8]     Чистович И.А. История перевода Библии на русский язык // Христианские чтения. — 1872. — №2. — С. 91.

[9]     Филарет (Дроздов). Позовите Бога в помощь. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2008. — С. 435.

[10]   Цит. по: Корсунский И.Н. Судьбы катихизисов Филарета Митрополита Московского // Русский Вестник. — 1883. — №163. — С. 375.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *