Аналитика Церковь сегодня

Замечания кандидата исторических наук Ф.В. Шелова-Коведяева о проекте нового Катехизиса

Мне хотелось бы коснуться сегодня сюжетов, которые, как мне представляется, пока либо не были затронуты вовсе, либо были рассмотрены недостаточно.

Кандидат исторических наук Фёдор Вадимович Шелов-Коведяев

Возможно, я выскажусь даже более резко, чем большинство тех, кого мне довелось слушать или читать по данной проблеме. Но, во-первых, мне думается, что при обсуждении проекта нового Катехизиса не был поставлен основной вопрос, а именно, – кому он адресован? Между тем с ответа на него неплохо было бы именно, что начать. Ведь как текст, призванный популяризировать Православие, он бесполезен, т.к. многословен, сложен и нуден. Церковным людям он, попросту, не нужен, ибо, как о том единодушно свидетельствует обсуждение, у нас есть прекрасный Катихизис Святителя Филарета. Возможно, нынешняя инициатива, которая, безусловно, отражает определённый этап церковной жизни, задумана как научно-популярное издание? Но тогда его и надо публиковать тиражом в одну-две тысячи экземпляров, не более, – для историков Церкви и религиоведов. Правда, тут уж как-то слишком узко получается: зачем для столь локальной цели такой огород городить?

О попытках «скрестить ежа с ужом» сегодня говорилось достаточно. Поэтому, во-вторых, спрошу лишь: какое отношение к вероучению имеют приложения? Не говоря о пространных описаниях облачений священнослужителей, административного устройства РПЦ и т.п., которые в основной части вызывают недоумение.

При обсуждении проекта нового Катехизиса не был поставлен основной вопрос, а именно, – кому он адресован?

В-третьих, может быть, мне одному это приходит на ум, но, на мой взгляд, весь документ пронизан ложным историзмом. Речь не о том, что я отрицаю то, что человек живёт в истории, на его взгляды, мнения и позиции влияет атмосфера эпохи, окружение и много, что ещё (в этом смысле, например, обсуждаемое произведение, как раз, очень исторично). Нет, как я понимаю, авторы настойчиво проводят через весь текст мысль, что раздумья великих и дискуссии прошлых веков, по большей части, – и это при том, что все они посвящены вечным темам, – не имеют для современного человека ровно никакого значения, и знать ему их (и даже – о них) не нужно. И так проживёт.

Такой подход, в-четвёртых, уж больно близок гностицизму. Получается, что есть знания, важные лишь для специально обученных (посвящённых), – такие прежде назывались тайными, – и те, что допустимы в общем обращении массы, которой, по самому её свойству, высшее, якобы, «не доступно». Ну, по определению, что ли.

Авторы настойчиво проводят через весь текст мысль, что раздумья великих и дискуссии прошлых веков, по большей части, не имеют для современного человека ровно никакого значения.

Наконец, в-пятых, мне непонятен раж, с которым предлагается всё рационализировать и зарегулировать до последней запятой. Тем более, что опыт римо-католиков свидетельствует, что предельная рассудочность и заорганизованность убивают живую веру. Разве к этому стоит стремиться?

Прим. ред.: Статья Ф.В. Шелова-Коведяева была представлена в качестве доклада на круглом столе «Проект нового Катехизиса Русской Православной Церкви в богословском и историческом контексте», состоявшемся 20 октября 2017 года в Москве.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *