История

405 лет назад Москва была освобождена от польских захватчиков

4 ноября Россия отмечает 405-летие со дня изгнания польских войск из Москвы. В этот день в 1612 году Второе народное ополчение под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского сумело выбить неприятеля из сердца нашей Родины. Это событие стало поворотным моментом в деле преодоления Смуты, на тот момент уже 14 лет истощавшей силы Российского государства.

Э. Лисснер. Изгнание поляков из Московского Кремля

Смутным временем называется период конца XVI – начала XVII веков, когда Россия оказалась погружена в глубокий социальный, экономический, и, главное, духовный кризис. Истоки Смуты следует искать в противоречивой исторической эпохе правления Ивана Грозного. Его кровавая политика разделения страны на Опричнину и Земщину подорвала российскую экономику, а также привела к сильному внутреннему расколу в обществе. Последовавшая за этим череда трагических смертей его прямых наследников стала причиной династического кризиса, и, как следствие, роста политической нестабильности. Новые цари, которые подолгу не задерживались на русском престоле, не смогли противостоять губительному ослаблению российской государственности. Из крупного игрока на поле европейской политики Россия стремительно превращалась в легкую добычу для хищнических интересов своих «соседей».

Первоначально иностранные державы пытались влиять на русскую политику не напрямую. Так, например, не будучи готовой вести открытую войну против России, Речь Посполитая посчитала лучшим поддержать авантюру Григория Отрепьева, который выдавал себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия. «Армия» самозванца набиралась при содействии польских магнатов, из поляков состоял и костяк отрядов Лжедмитрия. Польское влияние было заметно и в стане следующего самозванца — Лжедмитрия II, прозванного «тушинском вором». Большинство профессиональных воинов, оказавшихся на стороне нового авантюриста, составляли польские наемники, а гетманом «тушинского лагеря» был польско-литовский шляхтич Роман Рожинский.

Не будучи готовой вести открытую войну против России, Речь Посполитая посчитала лучшим поддержать авантюру Григория Отрепьева, который выдавал себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия.

В попытке противостоять усилению польского влияния в стране, но не имея поддержки у себя дома, русский царь Василий Шуйский обратился за помощью к шведскому королю. Этот союз предполагал военную помощь против Лжедмитрия II и Польши в обмен на передачу северному «соседу» ряда городов на Русском севере. Заключение русско-шведского союза дало польскому королю Сигизмунду III формальный предлог перейти к явной экспансии против России. Повороту к открытой войне без посредничества самозванцев способствовал и факт усиления королевской власти в самой Речи Посполитой. В 1609 году Сигизмунд III наконец сумел подавить восстания недовольной части своей аристократии и теперь мог безбоязненно переключить внимание на решение внешнеполитических задач.

Осенью 1609 года польское войско под предводительством коронного гетмана Станислава Жолкевского вторглось на территорию России и осадило Смоленск. Летом следующего года войска гетмана разбили в решающей битве под Клушино русско-шведские силы и подошли к Москве. С другой стороны столицу осадили войска «тушинского вора». 17 июля 1610 года москвичи, недовольные военными неудачами Василия IV, стали собираться под окнами его дворца, выкрикивая «Ты нам больше не царь!». Воспользовавшись народным недовольством, бояре Михаил Салтыков, Захарий Ляпунов и Федор Хомутов низложили царя и заточили его в Чудов монастырь. Однако не имя опоры в народной среде и боясь неугасающей популярности Лжедмитрия, московские бояре приняли решение призвать на русский престол сына польского короля Сигизмунда III – Владислава. Для этого к Смоленску, где в то время находился польский король, было отправлено посольство во главе с боярином Михаилом Салтыковым.

Однако положение бояр в Москве по прежнему оставалось шатким, и чтобы обезопасить себя от сторонников «тушинского лагеря» они принимают решение тайно впустить польские войска в город. Таким образом, русская столица оказалась захвачена гетманом Жолкевским, который разместил верные себе отряды в Кремле, Китай-городе и Новодевичьем монастыре, а независимость России оказалась под угрозой.

М.И. Песков. Воззвание К. Минина к нижегородцам в 1611 году. 1861 г.

Вся страна встала на борьбу с польскими захватчиками. Однако первое народное ополчение под предводительством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого не увенчалось успехом. Его участники еще не смогли достичь единства, стремясь скорее блюсти интересы отдельных социальных групп, чем всего русского народа в целом. Инициатива создания второго народного ополчения исходила от торгово-ремесленного сословия Нижнего Новгорода, важную роль в котором занимал земский староста — Кузьма Минин. Он проявил себя как талантливый организатор, сумевший объединить народные массы, стекавшиеся на его клич со всех уголков России. Здесь формировался костяк нового ополчения, к которому присоединился и видный деятель первого ополчения — князь Дмитрий Пожарский.

Летом 1612 года войска Второго народного ополчения осадили занятую поляками Москву, а 24 августа (по старому стилю) русские войска дали решающее сражение польской армии гетмана Ходкевича, шедшего на помощь окруженному польскому гарнизону. Прорваться к Москве Ходкевичу не удалось, и он был вынужден бежать прочь от русского города. Судьба захватчиков была предрешена: после длительной осады 22 октября войска Минина и Пожарского заняли Китай-город, а 26 октября командование польского гарнизона окончательно сдалось на милость победителя. Москва оказалась освобождена!

Сопротивление захватчикам было не просто войной против чужой короны, но борьбой против насильственного окатоличивания.

Нельзя переоценить важность этого события для всей последующей русской истории. В этой тяжелой борьбе Россия смогла отстоять свою свободу, сохранить многовековую культуру и самобытность. Достаточно просто посмотреть на судьбу Смоленщины, до 1654 года остававшейся в руках Речи Посполитой, чтобы понять, что участь России под польским гнетом была бы незавидна. Сопротивление захватчикам было не просто войной против чужой короны, но борьбой против насильственного окатоличивания. Именно поэтому битва за Москву золотыми буквами вписана в русскую историю, а руководители Второго народного ополчения по праву признаны народными героями.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *