Аналитика Церковь сегодня

«Македонская авантюра» или кто подталкивает Болгарскую церковь к новому расколу?

Патриарх Болгарский Неофит и Архиепископ Стефан
Патриарх Болгарский Неофит и Архиепископ Стефан

9 ноября 2017 года Синод так называемой Македонской Православной Церкви – Охридской Архиепископии (МПЦ–ОА) принял решение обратиться к Болгарской Православной Церкви (БПЦ) с прошением восстановить евхаристическое общение между двумя церквями и выразил готовность признать БПЦ своей «церковью–матерью»[1]. Македонская Церковь ждет от Болгарского Патриархата признание своей автокефалии и протекции своих интересов в отношениях с другими поместными церквями.

По сообщениям болгарских СМИ, руководство БПЦ проводит консультации с другими поместными церквями на предмет возможного признания МПЦ–ОА[2]. Обращение Македонской церкви будет рассмотрено на ближайшем заседании Синода БПЦ, которое запланировано на 27 ноября 2017 года. Каковы причины и цели такого обращения, а также возможные последствия данной инициативы МПЦ–ОА на локальном и межрегиональном уровнях?

9 ноября Синод так называемой Македонской Православной Церкви – принял решение обратиться к Болгарской Православной Церкви (БПЦ) с прошением восстановить евхаристическое общение между двумя церквями и выразил готовность признать БПЦ своей «церковью–матерью».

Для начала небольшая справка. МПЦ самостоятельно провозгласила свою автокефалию от Сербского Патриархата ровно 50 лет назад, в 1967 г. Раскол стал возможен благодаря поддержке македонского духовенства со стороны коммунистического руководства Югославии, которое проводило политику поддержки малых народов СФРЮ и борьбы против «сербского великодержавного шовинизма». Й.Б. Тито стремился искусственно наделить проживающее в Вардарской Македонии[3] население чертами, свойственными отдельной нации. Создание независимой Македонской церкви призвано было помочь процессу конструирования македонской идентичности.

Интересно, что создание МПЦ–ОА соответствовало интересам Ватикана, который принял участие в финансировании учреждения МПЦ[4]. Поддержка Святым престолом МПЦ–ОА способствовала установлению им контроля над Македонской церковью[5] и включению региона в сферу своего влияния[6]. На фоне канонической изоляции, в которой оказалась новая «церковь», признание со стороны РКЦ стало фактором, который придавал МПЦ–ОА видимость легитимности.

Тито стремился искусственно наделить проживающее в Вардарской Македонии население чертами, свойственными отдельной нации. Интересно, что создание Македонской Православной Церкви соответствовало интересам Ватикана, который принял участие в финансировании учреждения МПЦ.

Все попытки СПЦ преодолеть раскол в 1990–х и 2000–х гг. встречали противодействие со стороны властей БЮРМ[7]. В 2002 г. в г. Ниш между представителями СПЦ и МПЦ–ОА был подписан договор, по которому Македонская церковь принимает статус широкой автономии в границах юрисдикции СПЦ. Однако Македонский Синод под давлением македонских властей расторгнул это соглашение. Единственным архиереем, который решил воссоединиться с СПЦ стал епископ Иоанн (Вранишковский). Впоследствии он был назначен Архиерейским Собором СПЦ экзархом Сербской Патриархии в БЮРМ, а в 2005 г. – главой автономной Охридской Архиепископии, которая стала действовать на территории Македонии параллельно с МПЦ–ОА. Македонская Церковь и власти республики усмотрели в этом угрозу независимости страны. В итоге архиепископ Иоанн, а также духовенство и сторонники канонической Охридской Архиепископии стали подвергаться жестким гонениям со стороны правоохранительных органов Македонии.

Архиепископ Иоанн (Вранишковский)

На сегодняшний день церковная ситуация в Македонии осложняется тем, что МПЦ–ОА находится в зависимом положении от государства. Руководство страны видит МПЦ–ОА автокефальной и не приемлет вариант предоставления ей статуса автономии в составе СПЦ.

Архиепископ Иоанн (Вранишковский), а также духовенство и сторонники канонической Охридской Архиепископии стали подвергаться жестким гонениям со стороны правоохранительных органов Македонии.

Логика властей примерно та же, что и на Украине – «в независимом государстве должна быть независимая церковь», которая бы подтверждала легитимность существования национального государства.

Храм св. Климента Охридского в Скопье

Мотивы, заставившие МПЦ–ОА обратиться к БПЦ понятны – легализовать свой статус и войти в семью поместных православных церквей. Глава Македонской церкви, архиепископ Стефан (Веляновский) хотел бы решить данную задачу в текущем, юбилейном для МПЦ–ОА году, в котором празднуется 50–летие провозглашения автокефалии. Болгарскому Патриархату же отводится роль инструмента для достижения этой цели.

МПЦ–ОА своим обращением по сути стремится сыграть на патриотических чувствах политических и национальных элит Болгарии, которые рассматривают македонцев в качестве болгар. Идея о том, что болгарский народ в настоящее время имеет два государства, Болгарское и Македонское, проецируется и на церковную действительность.

МПЦ–ОА своим обращением по сути стремится сыграть на патриотических чувствах политических и национальных элит Болгарии, которые рассматривают македонцев в качестве болгар. 

Непосредственным толчком к данному обращению послужило заключение договора о Дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, который был подписан между Болгарией и БЮРМ в июле 2017 г. После этого в общественной среде, как Македонии, так и Болгарии, возобладала риторика необходимости признания Болгарским Патриархатом МПЦ–ОА. Само обращение было обнародовано с подачи управляющего Струмицкой епархии МПЦ–ОА архиепископа Наума (Илиевского), и быстро растиражировано болгарскими СМИ.

На данный момент болгарская общественность призывает иерархию БПЦ «не упустить уникального шанса» стать «церковью–матерью» для Македонской церкви. Столь высокий статус, по мнению сторонников признания МПЦ–ОА, позволит воспринимать македонцев в качестве единой с болгарами этнической общности и укрепит позиции Болгарии на Балканах. Интересно, что при этом некоторые болгарские патриоты упускают из виду явные потери. Удовлетворение прошения МПЦ–ОА в ее нынешнем наименовании фактически легализует притязания Македонской церкви на наследие Охридской Архиепископии, автокефальной церкви, действовавшей на Балканах в XI–XVIII веках, правопреемником которой является БПЦ, что и зафиксировано в ее Уставе.

Очевидно, что возможное признание самопровозглашенной автокефалии МПЦ–ОА не принесет для Болгарской Патриархии никаких приобретений, будь то политических, финансовых или имиджевых. Поскольку, любые действия со стороны Софии по легитимации Македонской церкви в обход СПЦ неизбежно приведут к усугублению существующего раскола и ухудшению отношений с Сербским Патриархатом, вплоть до разрыва канонического общения.

Очевидно, что возможное признание самопровозглашенной автокефалии МПЦ–ОА не принесет для Болгарской Патриархии никаких приобретений.

В церковно–политическом контексте проблема состоит даже не в том, кем являются на самом деле македонцы – болгарами или сербами и кто имеет больше исторических прав на данный регион – София или Белград. В Сербии, точно так же, как и в Болгарии, склонны рассматривать македонцев в качестве исконных сербов. Данный вопрос является дискуссионным и неоднозначным. Более важным является то, что односторонний пересмотр канонических границ чреват созданием на современном этапе прецедента незаконного решения юрисдикционных споров и предоставляет инструмент для антицерковных сил, в том числе неканонических образований в других поместных церквях,  для активных действий.

В той же Украине раскольнические структуры, так называемые Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП) и Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ) стремятся получить признание в православном мире при участии Константинопольского Патриархата (КП). Патриарх Варфоломей в течение последних лет неоднократно намекал на то, что готов, как «первый среди равных» в православном мире, предоставить автокефалию «украинской церкви» в обход Московского Патриархата. В Греческом Патриархате, как известно, искаженно интерпретируют понятие первенства, которым церковные каноны наделяют Константинопольскую кафедру. Иерархи КП стремятся расширить понимание «первенства чести» до «первенства власти», в частности, в вопросах административного управления на межправославном уровне. В случае же признания МПЦ–ОА со стороны БПЦ вероятность вмешательства Фанара в церковные дела на Украине существенно повысится. В оправдание возможных мер по легализации украинского раскола КП сможет апеллировать к «македонскому сценарию». В то же время, можно предположить, что Константинопольский Патриархат не одобрит признания болгарами Македонской церкви. Поскольку на Фанаре считают, что Вселенский Патриарх обладает исключительным правом провозглашения и утверждения новой автокефалии.

Нужно добавить, что болгарские иерархи во многом сами поставили себя в затруднительное положение. Сближение МПЦ–ОА и Болгарской Патриархии наметилось еще в 2005 г., которое достигло своего апогея в 2014 г., когда высшее духовенство МПЦ–ОА совместно с иерархами БПЦ приняло участие в торжествах по случаю дня памяти св. Кирилла и Мефодия, которые прошли в кафедральном Александро–Невском Соборе Софии. Тогда македонской делегации был устроен радушный прием. На этом фоне то давление, которое оказывается на церковное руководство со стороны болгарской общественности приобретает дополнительную подоплеку. Отказ в удовлетворении македонской петиции очевидно будет воспринят как решение как минимум непоследовательное и непатриотичное.

И все же, маловероятно, чтобы иерархи Болгарской церкви пошли на признание автокефалии МПЦ–ОА. Слишком сомнительной представляется авантюра, предпринятая Македонской церковью, с негативными долгоиграющими последствиями прежде всего для самой болгарской стороны.

[1] Македонската архиепископия е готова да признае БПЦ за Църква-майка // https://www.bnt.bg/bg/a/priznava-li-makedonskata-arkhiepiskopiya-blgarskata-patriarshiya-za-tsrkva-mayka

[2] След консултации с православните църкви Св. синод ще реши дали да признае македонската // http://www.dnevnik.bg/bulgaria/2017/11/20/3081804_sled_konsultacii_s_pravoslavnite_curkvi_sv_sinod_shte/#comments-wrapper

[3] Македония, как историко–географическая область на Балканах включает в себя Эгейскую Македонию (часть современной Греции), Пиринскую Македонию (часть современной Болгарии) и Вардарскую Македонию (современная БЮРМ).

[4] Marko Nikolić, Duško Dimitrijević. «Macedonian orthodox church (MOC) in former Yugoslav state» //  Politics and religion. –– 1/2013. –  №VII. – Р. 204.

[5] Известны случаи, когда католические епископы принимали непосредственное участие в работе Синода МПЦ. Например, в 1981 г. в работе Синода от лица РКЦ присутствовал епископ Скопья Иоаким Хербут. Тогда главой МПЦ был избран митрополит Ангеларий, который двумя годами ранее «удостоился» аудиенции Папы Иоанна Павла II.

[6] После уклонения в раскол МПЦ перешла на григорианский календарь, а также ввела македонский язык в богослужении. Начиная с 1967 г. представители МПЦ ежегодно, на праздник свв. Кирилла и Мефодия, совершают «паломничество» в Ватикан.

[7] Официальное название Македонии – Бывшая Югославская Республика Македония.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *