Политика и общество Россия

Кому была выгодна провокация с «покаянным письмом» Филарета?

Пожалуй, наиболее громким событием 31 ноября – 1 декабря 2017 года в жизни Русской Православной Церкви стало обнародование в ходе заседания Архиерейского Собора обращения «патриарха» Филарета к Патриарху Кириллу и епископату Русской Церкви. Глава «Киевского Патриархата» призвал священноначалие РПЦ снять с него прещения, наложенные Московским Патриархатом, а также, испросил «прощения во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем». Данное обращение Филарета стало настоящей сенсацией. В отечественном информационном поле стали озвучиваться предположения о возможном преодолении раскола на Украине. Однако, на следующий день, глава УПЦ КП в ходе пресс-конференции опровергнул все домыслы об искренности своего «покаяния».

Лидер раскольников заявил: «Хочу заявить московскому Патриарху и российскому епископату, что украинская церковь никогда не вернется в Московский Патриархат, потому, что мы, украинцы, в своем государстве хотим иметь свою независимую церковь. Поэтому возвращения никогда не будет. А единая поместная церковь будет». Лидер УПЦ КП подтвердил озвученный накануне тезис представителями «Киевского Патриархата», что «единственный диалог, который патриарх и УПЦ КП хотят и готовы вести с РПЦ – диалог о признании Москвой автокефалии Украинской церкви»[1]. В итоге, «примирение» закончилось, так и не успев начаться.  Возникает вопрос, с какой целью Филарет и его окружение разыграло это представление с «покаянным письмом»?

 

  1. Никакого покаяния не было изначально. Слова о прощении были облечены в протокольную формулировку, которая ни к чему, по сути, не обязывает. Если все же предположить, что лидер «Киевского Патриархата», которому в январе 2018 года исполнится 89 лет, действительно хотел примириться с РПЦ, то, нужно понимать, что окружение Филарета и политические элиты страны не позволили бы ему развить такую инициативу. Руководству Украины нужна «автокефальная поместная церковь». Создание такой структуры позволит правящему киевскому режиму отколоть каноническую православную церковь Украины от Московского Патриархата. «Единая поместная церковь» призвана, согласно сторонникам ее создания, обосновать также легитимность существования самого украинского государства. В такой ситуации, любые движения Филарета в сторону примирения с Москвой будут трактоваться как угроза национальной безопасности Украины со всеми вытекающими последствиями.
  2. Филарет, указывая на свое стремление «восстановить евхаристическое и молитвенное общение», призвал Собор отменить все прещения, наложенные в отношении него священноначалием РПЦ. Однако снятие прещений, прежде всего лишения Русской Церковью Филарета всех ступеней священного сана в 1992 г., и провозглашением ему анафемы в 1997 г., должно, как известно, являться следствием устранения их причины, а именно – учинения раскола. В этом плане, Филарет не сделал принципиально новых заявлений. В предыдущие годы он неоднократно требовал снятия с него прещений в качестве условия для начала разрешения церковного кризиса. Такой стиль письма только подтверждает неискренний характер «покаяния» его автора.
  3. Шаги «патриарха» к «примирению» с РПЦ могут быть предлогом для активизации политики, направленной на вытеснение УПЦ из конфессионального поля Украины. Неудовлетворение со стороны РПЦ изначально неприемлемых требований об автокефалии, выдвигаемых УПЦ КП и закамуфлированных под прошение Филаретом «прощения во всем и всех», позволит украинской стороне в очередной раз обвинить священноначалие РЦП в «нежелании» преодолеть раскол, «имперских амбициях Москвы», «зависимом от Москвы положении УПЦ» и т.д. Собственно Филарет это и сделал, выдав в ходе пресс-конференции очередную порцию лживой информации в отношении РПЦ.
  4. Вероятно, лидеры раскольников, обвиняя Московскую патриархию в «недоговороспособности», рассчитывают с новых позиций апеллировать к внешним силам за помощью в решении проблемы раскола, например, к Константинопольскому Патриархату. Собственно, Филарет твердо заявил о намерении продолжить диалог с Фанаром, чтобы добиться от него получения автокефалии. В то же время, если бы отношения с Патриархом Варфоломеем у украинских раскольников складывались хорошо, и перспектива получения от него автокефалии была реальной, мы скорее всего, не увидели бы этого «покаянного» письма.
  5. Напрашивается вывод о том, что провокация с «покаянным письмом», организованная Филаретом и его кураторами, видимо, является очередным тактическим ходом в войне, которую «элиты» Украины ведут против канонической Православной Церкви. Возможно, что в этой истории содержится и скрытый подтекст – организаторы провокации планировали нанести удар по репутации РПЦ внутри России.
  6. Однако представляется, что УПЦ КП нанесла ущерб прежде всего себе. Независимо от подлинных и декларируемых причин и мотивов обращения, Филарет самим фактом письма признал ущербность и неполноценность своего церковно–канонического положения. Украинские журналисты пишут об имиджевых потерях УПЦ КП вследствие признания Филаретом себя виновным перед РПЦ.

[1] http://ua.interfax.com.ua/news/general/466110.html

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *