Церковь сегодня

Результаты Архиерейского Собора: взгляд ученого-обществоведа

Завершившийся Освященный Архиерейский собор, мне, как человеку, считающему миссию Православной Церкви в современном обществе чрезвычайно важной, внушает оптимизм. На мой взгляд, Собор продемонстрировал, с одной стороны, чуткость Церкви к требованиям времени и готовность на них реагировать; с другой — Ее верность основам христианского учения, твердость позиций по важнейшим социальным вопросам, несмотря на настойчивость «веяний времени», осознание Русской Церковью задач, стоящих перед ней в обществе.

Хотелось бы выделить несколько узловых моментов.

Во-первых, упор на сохранение традиционных ценностей, в частности, в вопросах семьи, брака, деторождения. Причем, не только в России (см., например, пункты 26, 29, 31 Постановлений Архиерейского Собора 2017 года; утверждение документа «О канонических аспектах церковного брака»).

Во-вторых, заявленное стремление к активной миссионерской, катехизаторской деятельности, адресной работе с молодежью, с различными социальными группами, к сотрудничеству с государством в деле воспитания подрастающего поколения (см. пункт 10, пункты 14-17, 26 Постановлений).

Сетевое электронное пространство оккупировано развращающей гедонистической пропагандой, с которой хорошо уживаются разного рода сектанты и оккультисты.

В-третьих, призыв к освоению новых методов работы, в том числе, в медиа-пространстве, в сети Интернет (пункт 17). Ведь сегодня воздействие на общество, борьба за души людей разворачивается именно в этой среде. К сожалению, здесь Церковь была до сих пор недостаточно активна. Сетевое электронное пространство оккупировано развращающей гедонистической пропагандой, с которой хорошо уживаются разного рода сектанты и оккультисты. «Православие» же представлено в значительной степени маргинальными блогерами, различного рода расстригами-разочарованцами, собственные социальные, психологические, а то и психиатрические проблемы выдающими за «болезни Церкви».

В-четвертых, высказанная забота о развитии духовного образования, причем не только для священнослужителей, но и для мирян, прежде всего, несущих различные служения в Церкви (пункты 19-24 Постановлений).

В-пятых, хотелось бы обратить внимание на пункт 11 Постановлений, где речь идет о материальном обеспечении нуждающегося духовенства, особенно на небольших приходах, необходимости учета семейных обстоятельств священнослужителей при избрании для них места служения. Данный пункт указывает на внимание иерархов Церкви к проблемам «белого духовенства», в игнорировании, а то и в усугублении которых часто обвиняют священноначалие. Свидетельствует он, возможно, и о том, что архиереи «слышат» глас народа и «прислушиваются» к нему.

На подобные же мысли, в-шестых, наводит и пункт 20 Постановлений, где речь идет о проекте Современного Катехизиса, в процессе общецерковного обсуждения которого было высказано множество критических замечаний. Судя по формулировке данного пункта, первые три части Катехизиса будут изданы каждая отдельно, да и то «после внесения всех необходимых поправок». О трех последних частях вообще ничего не говорится (они представляют собой уже принятые документы). Иными словами, можно предположить, что статуса Катехизиса в строгом смысле слова данный текст не получит.

Несколько неоднозначнее, в-седьмых, выглядят фрагменты, посвященные взаимоотношениям с иными конфессиями. С одной стороны, заслуживает одобрения позиция по Критскому собору (хотя и ей не хватает четкости, зато присуща излишняя дипломатичность). С другой, оценка Гаванской встречи и Декларации не снимает ощущения экуменического тренда. Причем не только с точки зрения догматики. Объединение усилий в благих делах (защита христиан на Ближнем Востоке и в Африке, мир на Украине) можно только приветствовать. Но не стоит забывать, что католическая церковь, не говоря уж о протестантских, пошла по пути адаптации к современным аномичным тенденциям в обществе, в том числе и по тем позициям, где Православная Церковь стоит твердо, что отражено, в частности, и в документах Архиерейского собора. Так, например, отрицание «нетерпимости» и «ксенофобии» там давно распространяют на извращенцев-содомитов, а «мир и согласие» в обществе поддерживают как раз за счет «преодоления дискриминации» и «терпимости» к тому, что в христианстве всегда считалось тяжкими грехами.

Мы увидели умных неравнодушных пастырей, сознающих свою великую ответственность перед Богом и людьми, вверенными их попечению, и достойно несущих нелегкое, но важное служение.

И еще один важный результат. Прошедший Собор значительно улучшил «имидж» архиерейского сообщества, созданный в сетевой среде, где иерархи Церкви представляются либо в виде глухих к реальным проблемам людей традиционалистов-бюрократов, либо в виде погрязших в роскоши топ-менеджеров в рясах, хорошо знающих «почем опиум для народа» и с жестокостью монгольских баскаков рэкетирующих собственное духовенство. Мы увидели умных неравнодушных пастырей, сознающих свою великую ответственность перед Богом и людьми, вверенными их попечению, и достойно несущих нелегкое, но важное служение.

В целом Собор показал, что Русская Православная Церковь стремится сохранить себя во всей полноте в тяжелых условиях современного мира. Причем сохранить активно, не только не подстраиваясь под этот мир, но и не прячась от него, а напротив, борясь за преображение мира и человека в духе учения Христа.

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *