Православная миссия Церковь сегодня

Миссия среди мигрантов возможна

В настоящее время миссионерство предельно облегчено для нас – нам не надо куда-то идти, отправляться в дальние путешествия, ибо «все народы» сами прибыли к нам из ближнего и дальнего зарубежья. Они живут и работают рядом с нами, мы повсюду сталкиваемся с ними, называя их «гастарбайтерами», «трудовыми» или нетрудовыми мигрантами и так далее. Это просто факт – они рядом, они здесь.

В настоящее время исполнение заповеди о миссионерстве облегчено для нас – нам не надо куда-то идти, отправляться в дальние путешествия, ибо «все народы» сами прибыли к нам

Можно видеть в этом факте только проявление политических и экономических обстоятельств, в той или иной степени желательных или нежелательных, однако, будучи христианами, нам надлежит попытаться узреть в них волю Божию. Нам надо смотреть на все через призму Священного Писания и Предания, иначе какие же мы христиане? Православное вероисповедание говорит о Боге как о Промыслителе, то есть определенно утверждает, что главным действующим Лицом истории является Сам Господь. Он управляет всеми событиями и обстоятельствами. Поэтому очевидно, что присутствие (и многочисленное) указанных гостей не случайно и попущено Богом по какой-то причине. Возможно именно для того, чтобы мы могли просветить их светом Истины Христовой, чтобы православным христианам России было легче совершить то служение, к которому они призваны приведенными выше словами Христа. Награда, обещанная Господом через св. ап. Иакова велика: «… обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» ( Иак. 5:20 ). Надо еще заметить, что с самых первых дней земного бытия Церкви миссионерская деятельность всегда связана с социальным служением во всех его формах. Действительно, трудно представить себе христиан, которые проповедуют словом, но делом не являют проповедуемую веру.

Отправляя Свв. Апостолов на проповедь Спаситель поучал: «больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» ( Матф. 10:8 ). А в притче о Страшном Суде Господь указывает на это как принцип, по которому будет совершаться Суд над всем человечеством: «Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» ( Матф. 25:34-36). Представляется очевидным, что и социальное служение в свою очередь также неразрывно связано с миссией. Другое дело, что в этом должен быть именно христианский подход, без сектантских и иных недопустимых методов: навязчивости проповеди, манипуляции чувствами и сознанием.

Хочу проиллюстрировать это поразительным примером обращения прп. Пахомия Великого. Традиционно принято рассказывать об этом эпизоде его жития в контексте допустимости воинской службы для христианина. Пахомий был тогда еще простым легионером, пришедшим в числе своего подразделения в некое селение «на постой». Обычай снабжения римской армии заключался в том, что солдаты размещались в домах местных жителей, которые были обязаны снабжать их также продовольствием и, конечно же, терпеть их поведение, которое не всегда было образцовым. Понятно, как смотрели на таких «постояльцев» жители городов и деревень, понятно и то, что к подобным взглядам привыкли сами солдаты. И вот неожиданно произошло нечто невероятное. В том месте их встречали как дорогих гостей. Пахомия это настолько поразило, что он по выходе отряда из села изумленно поинтересовался у центуриона: что это за такие удивительные люди? Тот ответил: это христиане, они всех так встречают. Так Пахомий стал христианином и по окончании должного времени службы ушел в монастырь, стал Пахомием Великим, преподобным.

Как-то я привычно рассказывал эту историю, объясняя слушателям, что Пахомий, обратившись и став христианином, не разорвал с военной службой, что свидетельствует о совместимости подлинной Православной веры с этим занятием. И тут мне открылся так сказать другой смысловой пласт этого рассказа. Меня вдруг потрясла неожиданная, но совершенно очевидная мысль: христиане того села ни словом не проповедали Пахомию собственно Христа! Он пробыл у них на постое какое-то достаточно продолжительное видимо время, получается не услышал ничего такого «миссионерского». Даже про то, что это христиане он узнал впервые от сотника, а не от них. С точки зрения современного словоупотребления жители той деревни вообще миссией не занимались. При этом именно через них Господь призвал к Себе такой светильник Церкви, каким стал прп. Пахомий. Мне думается, что это весьма поучительно. Если социальное служение христианина будет таким, что люди будут обращаться ко Христу от одного его обхождения, внимания и заботы к ним – чего же еще желать!

Представляется очевидным, что и социальное служение в свою очередь также неразрывно связано с миссией. Другое дело, что в этом должен быть именно христианский подход, без сектантских и иных недопустимых методов

С другой стороны, в Послании к Римлянам сказано: «Но как призывать [Того], в Кого не уверовали? как веровать [в] [Того], о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? Итак, вера от слышания, а слышание от слова Божия» ( Рим. 10:14, 17 ). Полагаю, нет нужды говорить, что тот, кто пока не может явить свою христианскую любовь так, как жители той деревни, не должен забывать и о проповеди словом, дабы заповедь Божия о проповеди всем народам не была бы небрежении. Нам бы и «сие надлежало делать, и того не оставлять» ( Лук. 11:42).

Особенности миссии мигрантам

Прежде разработки стратегий и методик миссии мигрантам желательно понимать, что они за люди, осознавать их обстоятельства жизни и внутренний мир, мотивы их поведения.

Мигранты, о которых мы говорим, то есть обращающиеся за помощью в социальные службы, являются с большой вероятностью трудовыми, людьми, как правило, живущими в трудных, иногда и просто нечеловеческих условиях.

Окруженные вовсе не доброжелательным населением, без хорошего знания языка, без юридической защиты, без нормального питания при тяжелой работе на свежем воздухе или наоборот во вредных условиях, часто полностью зависящие от произвола «работодателей», эти люди трудятся, рискуя ничего не получить за свою подчас каторжную работу. Впрочем, оказываются они в таких условиях добровольно и идут на это сознательно. Можно представить себе насколько существенно велики преимущества заработка в подобных условиях в сравнении с вознаграждением за хотя бы и более легкий труд на исторической родине.

При этом многие, если не подавляющее большинство, мигрантов вовсе не хотят жить здесь. Климат, окружение, вся среда существенно отличается от привычных для них.

Мигранты в большинстве своем хотели бы жить у себя дома, но с другим социальным статусом и материальном достатке. Россия пока дает им такую возможность по крайней мере надежду на это. Пока разница в заработке будет такой, как сейчас, присутствие мигрантов будет ограничено только соответствующими мерами государства.

Кроме того, имеет место и экономический стимул для возвращения. Дело в разной покупательной способности денег здесь в России и на «исторических родинах». Рубль, полученный здесь, там становятся десятью, учитывая количество благ, которые можно на этот рубль приобрести. Мигранты приезжают зарабатывать в Россию, чтобы тратить заработанное за ее пределами. Ситуация напоминает то, что было в нашей стране в 1990-х, когда человек, уехавший в США или Европу на низкооплачиваемую по тамошним меркам работу, считался на родине богачом, если не миллионером.

Мигранты приезжают зарабатывать в Россию, чтобы тратить заработанное за ее пределами. Ситуация напоминает то, что было в нашей стране в 1990-х, когда человек

Возможно, Господь и попустил такое для того, чтобы люди, просвещающиеся светом Евангелия, возвращались домой и становились светом для своих сограждан. Возможности и проблемы проповеди мигрантам связаны с вышеизложенным:

1. Одной из главных, пожалуй, трудностей, возникающей при общении с мигрантами, является языковой барьер. К сожалению, за последние годы выросло и вошло (или входит) в зрелый возраст, поколение людей, которое не изучало в школе русский язык и имело мало возможностей выучить русский в живом общении с его носителями. Националистическая политика правительств некоторых стран постсоветского пространства была вполне сознательной, отчего и проблема эта имеет вполне искусственное происхождение со всеми вытекающими последствиями.

Во-первых, нежелание оставаться надолго, как нами было сказано раньше, не способствует желанию выучить язык, а скорее наоборот. Все намерения произвести «инкультурацию» мигрантов натолкнутся на эту проблему неизбежно. Все, что отвлекает от непосредственного заработка, будет рассматриваться, как ненужное, лишнее.

Одной из главных, пожалуй, трудностей, возникающей при общении с мигрантами, является языковой барьер. Их нежелание оставаться надолго, как нами было сказано раньше, не способствует желанию выучить язык, а скорее наоборот

Во-вторых, специалистов-катехизаторов, знающих хотя бы один язык народов стран ближнего зарубежья, практически нет. Литературы еще меньше.

А Православная вера не во всех своих аспектах может быть изложена просто и преподнесена ясно человеку, с трудом изъясняющемуся на русском языке. Еще сложней дело обстоит с литературой, с напечатанным текстом.

2. Наряду с вышеизложенным существует проблема различных межнациональных трений и претензий не только к русскому народу, на который национальные элиты еще в советское время часто возлагали всю ответственность за деятельность коммунистической власти, но также и между представителями различных этносов часто существует много обид, корни которых уходят в столь далекое прошлое, что нам и представить это иногда трудно. Однако, если мы вспомним историю Руси, мы увидим то же самое в так называемом периоде междуусобиц. Вчерашняя марксистско-ленинская и современная либерально-демократическая парадигма приучили нас рассматривать этот феномен исключительно с классовой или экономической точек зрения, тогда как представляется не менее значимым его, как бы сейчас сказали, националистическая составляющая. Только благодаря Церкви, благодатному действию Святого Духа, преодолевающего после дня Пятидесятницы проклятие Вавилонского рассеяния, Русский народ сейчас ощущает свое единство, тогда как еще в исторически обозримое время каждая область тяготеет к обособлению, например, новгородцы воюют с суздальцами, о чем свидетельство: икона Божией Матери «Знамение». И это столетия уже крещеный народ! Чего же говорить о народах, которые не знали крещения?

Наряду с вышеизложенным существует проблема различных межнациональных трений и претензий не только к русскому народу, но также и между представителями различных этносов часто существует много обид

Проиллюстрирую примером, как это влияет на миссию. Один из имеющихся в настоящее время переводов Нового Завета на узбекский язык составлен представителями узбекской интеллигенции, испытывающими особую симпатию к персидской культуре. Поэтому текст Евангелия оказался насыщен словами, происходящими из фарси, не свойственными узбекскому, т.е. языку тюркской группы. Однако, для немалого числа «простых узбеков» характерен определенный антагонизм в отношении таджиков, говорящих на языке, родственном персидскому. В результате, узбеку, читающему подобный перевод, может казаться, что ему навязывают что-то «таджикское», что вызывает отторжение безотносительно к содержанию текста.

Что делать?

Нужна простая литература для простых людей.

С другой стороны, мигранты, выходцы из мусульманской среды, привыкли к тому, что священный текст и молитва возможны лишь по-арабски, а, стало быть, вообще не понятны. Тогда как Евангельский текст, переведенный на национальный язык, молитва «Отче наш» на родном языке, уже сами по себе оказываются «откровением» для человека, действуют на него как всегда действует Слово Божие.

Языки не так сложны, чтобы миссионеру и соцработнику не выучить хотя бы несколько приветственных фраз. Как правило, обращение на родном языке от русского по виду собеседника производит ошеломляющее впечатление на мигранта и открывает его сердце для откровенного общения. Понимание национальной и культурной специфики также неизменно внушает уважение.

Разговор миссионера должен быть не просто доброжелательным по форме, но и приемлемым по уровню понимания. Необходимо говорить как только можно проще, без сложных оборотов речи, строя фразы из простых слов, неоднократно повторяя сказанное и – желательно – выясняя, что было понято.

Как правило, обращение на родном языке от русского по виду собеседника производит ошеломляющее впечатление на мигранта и открывает его сердце для откровенного общения

Разбор текста Евангелия может быть и на национальном языке. Для этого миссионер может обратиться к собеседнику с просьбой помочь выяснить, насколько хорошо сделан данный перевод. Одновременно помогая читающему выражать мысли, понятые из прочитанного, по-русски, миссионер, таким образом, может сверять качество перевода с православной догматикой, параллельно разъясняя основы веры, делать заметки о возможном исправлении текста. Такая просьба вполне может быть поводом для начала разговора о вере при том, что она не будет лицемерной – нас действительно интересует, насколько хорош каждый данный перевод.

Небесполезно будет и богослужение на родном или близкородственном языке, хотя бы молебен на рабочем месте, например, на стройке.

Приглашение мигрантов в православный храм на экскурсию или на чаепитие может быть важным событием для них, не только для понимания веры, но и для снятия ложных стереотипов относительно христианского благочестия, для разоблачения мифов о пьянстве христиан и прочих, распространяемых разнообразными антихристианскими агитаторами.

Несмотря на все трудности возможностей для миссии достаточно, чтобы дать ответ на Страшном Суде, когда Господь спросит о том, как мы исполняли Его заповеди.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/missiya-sredi-migrantov-vozmozhna/

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *