Церковь сегодня

Социологические подходы в церковной действительности

В последнее время данные, демонстрирующие современное состояние Русской Православной Церкви, привлекают внимание многих. Можно признавать или игнорировать различные методики их анализа, однако именно статистика, если ее собирать по точным запросам, позволяет видеть некоторые реалии предметно.

На протяжении нескольких лет Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая перед епископатом Русской Православной Церкви на Архиерейских Соборах, сообщал о масштабе миссионерской работы на всем каноническом пространстве Московского Патриархата, причем давались не просто характеристики просветительского делания, но и конкретные данные по увеличению епархий, приходов, духовенства. При этом неоднократно подчеркивалось, что нужно сосредоточиться не столько на строительстве храмов, сколько сконцентрироваться на качественном диалоге с людьми, для чего следует усовершенствовать подходы в религиозно-образовательной, социальной, молодежной, информационной сферах. К этому призывал и Поместный Собор 2009 года, избравший Патриарха Кирилла: «Миссия, равно как и духовное, нравственное воспитание личности должны сейчас встать в центре нашей деятельности».

Патриарх Кирилл: «Миссия, равно как и духовное, нравственное воспитание личности должны встать в центре нашей деятельности»

Подходы к просветительской работе нельзя было изменить без внешних воздействий. Таковыми стали решения Священного Синода по разукрупнению епархий, рукоположению значительно большего по сравнению с прошлыми годами числа архиереев. В связке с этими решениями находятся и усилия, направленные на увеличение количества приходов и численности духовенства.

«При огромных пространствах и значительном числе приходов во многих из существовавших на начало 2011 года епархий архиереям попросту не хватило бы времени и сил, чтобы лично заняться всем объемом поставленных Собором задач. В связи с этим в мае 2011 года Священный Синод инициировал исторический процесс образования в пределах республик и областей Российской Федерации нескольких епархий. Ранее подобное имело место в Украинской Православной Церкви и в Белорусском Экзархате. Однако в России речь шла о более масштабных преобразованиях», – отмечал Патриарх на Архиерейском Соборе 2011 года.

На том же Соборе Патриарх подчеркнул, что открытие храмов, часовен, молитвенных домов и комнат «везде, где только можно, в максимальном числе населенных пунктов», даже если «в большинстве из них служба не будет совершаться регулярно… значительно расширит пастырскую работу с людьми». Другими словами, если неправильно сосредотачиваться только лишь на строительстве храмов, то и пренебрегать этим нельзя, так как без мест для молитвы ограничиваются и формы пастырского окормления людей. Это актуально как для российских приходов, так и для приходов в зарубежье, где для множества соотечественников именно храмы являются средоточием духовной, культурной жизни, местом встречи с отчизной.

Церковь – институт сакральный, но его духовно-просветительская, миссионерская практика переплетена с определенными управленческими задачами, которые, впрочем, не могут превалировать над целеполаганием – спасением людей во Христе, утверждением евангельских заповедей и, говоря языком социальных философов, гуманистических идеалов среди сограждан. Предостерегая епископат от увлечения управленческими методиками повышения эффективности своей работы, Патриарх на Архиерейском Соборе 2013 года напоминал:

«Активизация религиозно-образовательной, катехизической, молодежной и благотворительной работы требует особого внимания со стороны епископа. Архиерей – это не просто администратор, которому нужно приобрести дополнительные навыки управления большим количеством приходов. Епископ – в первую очередь пастырь, который должен звать овец своих по имени (см.: Ин. 10: 3), полагать душу свою за каждого клирика и мирянина каждого прихода вверенной ему епархии. Светский человек, получивший для этого специальное образование, может организовать, к примеру, социальную или молодежную деятельность. Но архипастырь, а вслед за ним и пастыри, должны вдохновлять и направлять эту деятельность ко спасению паствы, придавать ей силу как свидетельству о Христе».

Программисты на службе Церкви

На Поместном Соборе в 2009 году озвучивались следующие данные:

«По состоянию на конец 2008 года в Русской Православной Церкви 157 епархий; 203 архиерея, из них 149 правящих и 54 викарных; кроме того, 14 архиереев пребывают на покое. Русская Православная Церковь имеет 29 263 прихода. Общее количество духовенства – 30 670 человек, из них священников – 27 216, диаконов – 3454».

Из всех вышеперечисленных показателей на себя обращает особое внимание количество приходов – 29 263. Что здесь имеется в виду? Количество храмов? Или юридических лиц, зарегистрированных как «приходы»? А учитывались ли помещения, где совершались богослужения, но храмового здания не было (например, специально приспособленные для богослужений помещения в казенных учреждениях или часть частного дома, который предоставляют местные жители, когда священник приезжает в их деревню)? А считались ли приписные храмы, не имеющие самостоятельного юридического лица?

В отсутствии ответов на эти вопросы возникали неточности в измерении важных показателей. В связи с этим в Управлении делами Московской Патриархии назрела необходимость изменения подхода как к формулированию точных запросов, так и к способам обработки собираемой статистики. Процесс поиска подходящих технологий протекал размеренно, но сегодня можно сказать, что созданные инструменты адаптированы успешно. Но обо всем по порядку.

Оптимальный фактор для анализа реальной деятельности того или иного храма – совершение Литургии

Прежде всего, были уточнены критерии запроса информации из епархий. В частности, был определен оптимальный фактор для анализа реальной деятельности того или иного храма, а именно – совершение Литургии. Именно это богослужение можно назвать ядром церковной жизни, поскольку именно за ним совершается главное таинство Церкви – Евхаристия. По тому, как часто служится Литургия, сколько человек ее посещают (особенно в воскресные и праздничные дни) и приступают к Причастию, во многом определяется общинный характер храма. Иными словами, людей, посещающих конкретный храм, можно назвать прихожанами этого храма (или «приходом») по частоте их участия в Литургиях. При использовании этого критерия может возникнуть и такая ситуация: идет еще только строительство храма, но Литургия совершается еженедельно в приспособленном для этого помещении – то есть община есть, а храма нет. Как учитывать такую ситуацию в статистических расчетах?

Существование подобных приходских общин нельзя признавать погрешностью. На всем каноническом пространстве Русской Православной Церкви их немало. Как немало и противоположных случаев: местная православная религиозная организация зарегистрирована как юридическое лицо, но по факту приход еще не существует, потому что священник приезжает для совершения богослужения крайне редко, хотя инициативные верующие стараются собираться у кого-нибудь на дому и вместе читать молитвы для домашнего пользования. Возникавшие ранее коллизии разрешились после введения при обработке статистики градации по регулярности совершения Литургии: чаще 1 раза в неделю, 1 раз в неделю, 1 раз в месяц и т.д. Также использовались критерии, обусловленные юридическим статусом храма (приход, подворье, отсутствие юридического лица), его расположением (на территории монастыря или нет).

Впервые данный подход был введен Управлением делами Московской Патриархии в 2014 году, однако не сразу был получен удовлетворительный результат. Связано это было в том числе с тем, что при подсчетах в регионах порой по старинке не учитывались, например, часовни с престолами. Чтобы упростить епархиям задачу, была разработана специальная программа для сбора информации в епархиях, существенно снижающая появление ошибок.

Также было уточнено понятие «приходская община». Под таковой понимаются прихожане храма (будь то приходского или при учреждении), находящегося не на территории монастыря и в котором Литургия совершается не менее одного раза в неделю. Это определение предполагает некоторое допущение, поскольку: во-первых, по одному адресу могут действовать два храма (такие ситуации встречаются в столицах), и таковые правильнее было бы отнести к одной общине; во-вторых, не каждый храм при учреждении можно рассматривать в качестве общины. Впрочем, практика показывает, что в храме при учреждении, даже закрытом, в случае частого совершения богослужения образуется община, хотя бы даже закрытого типа (например, община части персонала). Сделанное допущение можно считать оправданным, а статистически – едва ли выходит за рамки погрешности. Дифференциация храмов (помещений) при учреждениях на те, при которых есть община, и те, при которых нет, реальна на уровне отдельно взятой епархии, когда можно в каждом случае «сосчитать прихожан», но становится затруднительной при большом массиве данных.

Итак, согласно сведениям, полученным к 1 февраля 2018 года, в Русской Православной Церкви 303 епархии и 60 митрополий[1], 380 архиереев, из них 297 правящих и 83 викарных; 37 799 храмов или иных помещений, в которых совершается Божественная литургия. Эта статистика включает в себя данные по Дальнему Зарубежью и соответствует годовому росту в 921 храм. Штатное духовенство Русской Православной Церкви состоит из 40 447 клириков, включая 35 625 штатных пресвитеров и 4822 диакона.

Таким образом, рост количества епархий со времени Поместного Собора 2009 года до 1 февраля 2018 года произошел на 93%, количества архиереев – на 87%, духовенства – на 31%. Храмов, в которых достоверно совершаются Литургии, сегодня 37 799. Сколько их было в 2009 году, неизвестно. Термином «храм» здесь и далее обозначается любое помещение, приспособленное для совершения богослужений (собственно храм, часовня, молитвенный дом, молитвенная комната).

Система подготовки общецерковной статистики прошла апробацию в течение трех лет, с 2015 по 2017 год, в епархиях на территории Российской Федерации, кроме г. Москвы (статистика по которой носит исключительный характер в связи с особенностями жизни главного мегаполиса страны) и Крыма (епархии Крымского полуострова входят в состав Украинской Православной Церкви). Статистика по другим странам канонической территории Русской Православной Церкви, а также по Дальнему Зарубежью предоставляется «по старинке».

Десятки тысяч прихожан на один храм

Ежегодный прирост храмов, в которых регулярно совершаются Литургии, около 1 тысячи в год. Строятся они по-разному.

Например, как рассказал епископ Колпашевский и Стрежевской Силуан (Томская митрополия), возведением церкви в селе Володино Кривошеинского района Томской области занимается один человек.

«Он не бизнесмен, не предприниматель, он просто ездит на северные вахты по нефте- и газодобыче, зарабатывает деньги и значительную часть тратит на стройматериалы, а строит своими руками. Живет он там давно. Особенно неразговорчивый, слова не вытянешь, очень скромный человек, на самом деле смиренный. В районном центре в храме он иногда пономарит. А поскольку живет не в Кривошеино, а в Володино, он захотел в своем селе церковь поставить», – отметил владыка.

«Недалеко от Колпашева находится село Саровка, – продолжает епископ Силуан. – Там очень активная община, удивительно просто. Староста этой общины – тесть священника, который служит в Тогуре. У них вся верующая семья. Но верующих семей много, а тут 50 человек приходит на службу. А во всем поселении живет меньше тысячи, то есть это больше в процентном отношении, чем в любом городе России. На обычную службу, не на Пасху или Рождество. И почти все причащаются. Конечно, мне захотелось помочь там храм построить. Сруб уже стоит. Делается кровля. Потом можно будет заниматься отделочными работами».

К важному статистическому показателю относится «плотность храмов», то есть соотношение численности населения с количеством храмов, где Литургия совершается с определенной частотой. Понимание, сколько тысяч человек потенциально могут быть прихожанами одного храма, позволяет подходить к развитию церковной жизни, в том числе к реализации общецерковных решений, взвешенно. Очевидно, что в регионе, где на один храм приходится 26 тыс. человек, невозможно столь же активно осуществить различные церковные проекты, как в регионе, где на один храм приходится в четыре-пять раз меньше человек. Понимая, что Церковь призвана заниматься просвещением, знакомить как можно большее количество людей с Евангелием, приходится, тем не менее, дифференцировать подходы в окормлении более или менее населенных мест.

В каждом населенном пункте, даже самом небольшом, должно быть молитвенное здание или помещение

«В каждом населенном пункте, где, например, проживает пять-десять человек, мы не можем открыть приход, но, тем не менее, окормляться духовно это население обязательно должно. Мы помним слова Святейшего Патриарха Кирилла, что Церковь – это не здание храма и священник, а это люди, которые проживают на данной канонической территории. В каждом населенном пункте, даже самом небольшом, должно быть молитвенное здание или помещение. Поэтому модель приходской жизни у нас примерно такая: крепкий приход в более-менее населенном пункте, в малых населенных пунктах – приписные небольшие храмы-часовни, которые священник посещает регулярно», – отмечает епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет (Тверская митрополия).

Его епархия на северо-западе граничит с Новгородской областью, на севере – с Вологодской, на северо-востоке – с Ярославской. Наименее населенные районы – Весьегонский, Лесной, Молоковский, Сандовский, в них зафиксировано от 1500 до 4000 человек. Объехать все приходы епархии с учетом качества дорог невозможно даже за несколько дней.

«Но я регулярно бываю в каждом из приходов, и порой не один раз в год. Даже если не совершаю богослужение, то просто с духовенством и с людьми общаюсь», – сообщает епископ.

Проблемы, возникающие в процессе открытия новых православных храмов в регионах, связаны в том числе с миграционными процессами внутри страны. Молодежь уезжает из малых городов и сел, и невозможно даже предугадать, сохранятся ли они в ближайшие 30–50 лет. Однако епархии, которых, как мы помним, за девять лет стало почти в два раза больше, пытаются утвердить молодежь в желании остаться на своей малой родине и не устремляться в мегаполисы. Своим опытом поделился епископ Бежецкий Филарет:

«Да, действительно, несмотря на отток населения, у нас есть молодежь. Когда мы задумались, как работать с молодыми людьми, встал вопрос, где их можно собрать воедино. Получается, единственное место, где мы можем сосредоточить внимание, – учебные заведения. Школа и средние специальные учебные заведения, которые у нас, слава Богу, сохранились – колледжи и лицеи. В первую очередь нужно было навести мосты с педагогами. Сначала для них сотрудничество с нами было чем-то новым, таким, чего они побаивались. Чтобы растопить этот лед, нам понадобилось достаточно много временем. Но нас поддержало министерство образования области».

А другой архиерей, чья епархия – Пятигорская – распростерлась сразу в нескольких регионах (районы Ставропольского края, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария), обращаясь к юным прихожанам станицы Александровская Кабардино-Балкарской республики, как-то сказал: «Малая родина – это наша мать. Если ее потеряем, то никогда больше не приобретем, ее нам больше никто не родит». Интересно, услышал ли кто-нибудь кроме московских гостей тогда эту пронзительную фразу архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта. Хотелось бы, чтобы упали эти слова на добрую почву александровской детворы, устроившей фольклорный праздник в день памяти благоверного князя Александра Невского.

Священники и реальные данные паствы

Но вернемся к статистике. Вместе с подсчетом количества храмов немаловажно понимать, кто и в каком составе в них служит. В этих целях ведется учет духовенства.

По состоянию на 1 февраля 2018 года в России 190 епархий (из расчета исключены, по уже упомянутым причинам, три крымских епархии). Общее число клириков этих епархий: 23 281 человек, в том числе 20 149 пресвитеров и 3132 диакона.

В среднем для окормления на одного священника приходится около 5100 человек

В среднем на одного священника, за вычетом населения, традиционно исповедующего другие религии, приходится около 5100 человек. При этом в России существуют регионы, где на одного клирика приходится паства численностью выше 35 тыс. человек.

Запрос сведений о клире, так же как и по храмам, сформулирован предметно и, помимо фамилии, имени и отчества, возраста клирика, отражает стаж священнослужения, семейное положение или монашеский статус, сведения об образовании – как духовном, так и светском. К примеру, показатели по стажу в сане священника среди всего штатного духовенства России будут следующими:

Таким образом, мы видим, что сегодня среди пастырей больше всего лиц в возрасте от 30 до 60 лет (79%). При этом в сане они могут быть как менее 10 лет, так и больше, вплоть до 30 лет.

Сбор упомянутых данных дает возможность делать выводы о составе духовенства в разных регионах России и выходить на определенные управленческие решения. Образовательный и социальный статус клирика, его возраст будут влиять на развитие миссии среди детей, подростков, молодежи. Кроме того, не каждый выдержит нагрузку, связанную со строительством храма, с ненормированным рабочим графиком священнослужителей, с невозможностью получения качественного медицинского обслуживания – просто потому, что в малых городах и селах его порой практически нет, а именно эти поселения сегодня во множестве входят в состав епархий внутри митрополии.

«У нас священники живут небогато, а билеты дорогие: порой по цене что в Москву слетать, что из Николаевска-на-Амуре – в Охотск. На перелет нужно еще деньги насобирать, чтобы не отрывать средства от нужд прихода. Поэтому, конечно, часто собираться всем викариатством нет возможности, – делится о своем служении на Дальнем Востоке управляющий Николаевским викариатством Хабаровской епархии епископ Николаевский Аристарх. – Нередко в отдаленных приходах служат иеромонахи, потому что семейному человеку здесь непросто прокормить семью. Вот, в Охотске недавно служил отец Викентий (Романюк). У него был старенький ноутбук, видеопроектор, чтобы детям из интерната и прихожанам показывать фильмы, и подаренная друзьями машина – добираться до отдаленных приходов. Из денег, которые жертвовали его друзья и благодетели на строительство храма, ничего к его рукам “не прилипло”. Все силы и средства он вкладывал в строительство. Каждый день что-то делал своими руками: пилил, красил, штукатурил. Он, конечно, так не считает, но я думаю, что это подвиг.

В Чумикане священник облагораживает храм в основном своими силами: матушка работает и кормит его, а он на свою пенсию закупает материалы и утепляет храм, чтобы можно было молиться зимой. Первый год служил в валенках. Было так холодно, что в храме вода ледяной коркой покрывалась».

Необходимо растить местные кадры: тем, кто тут родился и вырос, местные проблемы более понятны

Самое оптимальное, по мнению владыки, – «растить свои кадры»:

«Людям, которые здесь родились и выросли, эта местность более понятна. Ведь как бывает: приезжий побудет два-три года, а потом захочет обратно. Если он привык к жизни в городе и оказывается один на отдаленном приходе, то начинает тосковать – не с кем по душам поговорить. Священника не каждый прихожанин поймет, а собратьев рядом нет. Но тут есть и другая проблема. Воцерковленных мужчин не так много, а найти непьющего, да чтобы подходил под необходимые для принятия сана критерии, – очень непросто», – сетует дальневосточный архипастырь.

Несмотря на трудности, обнажаемые данными, ведение собственной статистики, с учетом также многих иных факторов, позволяет церковному руководству принимать предметные решения, направленные на устроение миссионерской работы, налаживание диалога с паствой и теми, кто к ней себя не причисляет. Кроме того, статистический анализ – один из инструментов, позволяющих нюансировать ранее принятые решения.

«Мудрость Поместного Собора 1917–1918 годов по увеличению числа епархий уже ощутима, это преобразование вдохнуло новую жизнь, новое дыхание в наши приходы, – считает епископ Белевский и Алексинский Серафим (Тульская митрополия). – Вначале некоторые по-разному относились, сомневались, как можно в нескольких районах создать епархию и будет ли она дееспособной. Среди чиновников встречалось непонимание, как границы епархии могут не совпадать с границей субъекта федерации. За шесть лет правильность этого решения стала очевидна почти всем. С прихожанами мы пытаемся сообща решать наши общие задачи в отношении и каждого прихода, и всей епархии. Архиерей – не просто какой-то администратор, живущий за сотни километров, а человек, которого они видят достаточно часто, духовенство тоже постоянно общается с архиереем».

И даже если не во всех епархиях соотношение числа храмов или священников и численность населения соответствует общероссийскому значению, сам факт приобретения опыта анализа массива данных без сторонних социологических служб говорит о готовности Русской Православной Церкви разумно подходить к своих миссионерским задачам.

Евгения Жуковская,
кандидат социологических наук
Данные предоставлены Управлением делами Московской Патриархии.

1 февраля 2018 г.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/110360.html

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *