Разное

Слово архиепископа Костромского и Галичского Алексия

Слово, сказанное высокопреосвященным Алексием, архиепископом Костромским и Галичским (бывш. Орехово-Зуевским) после совершенного им пострига в Зачатьевском женском монастыре.

Уже то, что ваш постриг, сестры, совершился на Крестопоклонной неделе Великого поста, показывает, что мы, монахи, в отпущенное нам время должны жить как во гробе, чая пришествия Божественной благодати.

Мы согрешаем унынием и ропотом, малодушием и негодованием, раздражительностью и тщеславием, недовольством и многими, многими грехами, но самое страшное, что мы согрешаем непростительным для монашествующих светским поведением! Я хотел бы особо обратить ваше внимание на последнее, пояснить, что значит светское поведение по отношению к монашествующим. Мы часто забываем, что такое монашество, каким должен быть монах, какой должна быть монашеская жизнь. Мы все время позволяем себе какие-то послабления, утешения. Утешаемся всем и находим себе оправдания: «Я всегда в огорчении, я всегда в озлоблении плоти….» Это искушение, дорогие сестры!

Когда еврейский народ потребовал у пророка Самуила дать им царя, основным аргументом было следующее: «Дай нам царя, ибо мы хотим быть, как прочие народы!» Нам не надо забывать, что мы, монахи, иноки — иные! И вот эту свою инаковость нужно принимать с благоговением, потому что это не наше, а Божие! И то, что мы здесь, в монастыре, это не наша заслуга. И то, что мы облечены в черные одежды, это не наша заслуга! Это призвание Божие, на которое мы откликнулись, потому что почувствовали любовь к Богу. Но вот это светское поведение, которое мы постоянно вносим в наш монашеский круг, в наши кельи (об этом можно спорить, существует множество мнений), обратите внимание: что ни монах, то мобильник, фотоаппарат, видео, телевизор, компьютер! Мы что вообще делаем, дорогие сестры? От чего мы отреклись? От чего ушли? В чем наша инаковость, если мы даже во многом материально живем лучше, чем живут вне монастыря? И зададим себе вопрос: «Если мы по любви Божией всё получаем, то мы за всё благодарны Богу. А мы от чего-нибудь отказались по любви к Богу?» Этот вопрос пусть каждый задаст себе сам.

Когда мы читаем богослужебную литературу, Триодь постную, Триодь цветную, то видим, что там встречается в текстах выражение о подвиге женщины — мужемудренная жена, то есть женщина, обладающая мужской мудростью, мужеством. Что это? Сказано, что до тех пор, пока монах не поймет, что в мире только он и Бог, то не найдет он покоя.

Мы очень часто надоедаем Богу своими настроениями, говоря современным языком, своими заморочками. И мы не принимаем те отношения Бога, которые Он нам предлагает, а предлагаем свое: тщеславие, ложную умилительность, ложную любовь к Богу, и в этом мы еще согрешаем заблуждением.

«Кто распинает Христа Спасителя?» Мы сейчас все как один ответим – люди.

На Кресте мы видим любовь Сына распинаемого. Вот здесь, дорогие сестры, мы забываем, что время скорбей, время любых жизненных испытаний — это и есть проверка: действительно ли я люблю Бога?

Ничего подобного! (Вот когда мы начинаем скорбеть, мы всегда почему- то обижаемся на людей, потому что они доставили нам скорбь). Святитель Филарет Дроздов говорит: «Христа Спасителя распинает Небесный Отец. На Кресте мы видим любовь Отца — распинающаго, любовь Сына — распинаемого и любовь Духа Святаго — торжествующего силою крестною» (Свят. Филарет. Слово в Великий Пяток. 1816). Мы хотим приобрести настоящую любовь к Богу? Так полюбим Крест! Полюбим страдания!

Кто из нас пришел в монастырь недобровольно? Кто из нас насильно одет в эти одежды? Никто. Значит, волей благоволили? Отец распинает Сына, потому что желает спасти нас. И только через Крест был спасен род человеческий! Но на Кресте мы видим любовь Сына распинаемого. Вот здесь, дорогие сестры, мы забываем, что время скорбей, время любых жизненных испытаний — это и есть проверка: действительно ли я люблю Бога? Действительно ли я предан Ему до конца? И действительно ли я соглашусь умереть на кресте, чтобы воскреснуть в Царствие Божие? И если я начинаю роптать и малодушествовать и не живу здесь, на земле, как во гробе, не ожидаю благодати, то я не знаю, зачем я тогда пришел в монастырь!

Когда мы говорим, что волос с главы нашей не упадет без Воли Отца Небесного, это значит, что Господь, зная конкретного человека, зная его сердце, поставляет его именно в такие жизненные ситуации, которые ему спасительны

Во время испытаний всеми силами нужно держаться за подножие Креста Господня и говорить: «Ты меня, Господи, спасаешь, а эти люди милостью Твоей посланы ко мне, чтобы я увидел немощи своего сердца, свою испорченность, развращенность». Если я живу вне своего сердца — я не монах! Я даже не родился, как монах, если я начинаю оценивать поступки других людей.

Так вот когда мы говорим, что волос с главы нашей не упадет без Воли Отца Небесного, это значит, что Господь, зная конкретного человека, зная его сердце, поставляет его именно в такие жизненные ситуации, которые ему спасительны. И кто как не Господь знает, как излечить испорченность моего сердца! Один замечательный богослов, который скончался на Соловках как новомученник, и, мы надеемся, со временем будет прославлен, говорил, что самым главным чувством человека должна быть благодарность Богу за то, что Он даровал ему жизнь вечную. Я вечен! Это неоценимый дар!

Я, начинающий малодушествовать и роптать от того, что оказался в таких, говоря современным языком, некомфортных ситуациях, я знаю, что буду за все отвечать. И уже отвечаю и за наследие предков, и за ошибки тех людей, что до меня были, и за то, что привнесено в мое сердце в результате этих ошибок, и Бог поставляет меня в такие жизненные ситуации и избирает меня. Он мне доверяет, Он дарует мне путь монашеской жизни, чтобы здесь я всеми силами удерживал Его Божественную любовь к людям, дорогие сестры. «Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся», сказал преподобный Серафим. Если тысячи могут вокруг спастись, может я помогу, хоть малым своим подвигом тем, кто во мне ожидает этого обновления. Посмотрите, кому я закрываю двери для спасения! Почему я отказываюсь от постоянного размышления о том, как произошло наше спасение? А ведь оно произошло на Кресте! Что значит «возьми крест свой, и следуй за Мной» (Мк. 8,34)? Это что, какой-то другой крест?

Возвращаясь к Кресту, думайте всегда о том, что Крест — это орудие нашего спасения. Без Креста – нет спасения!

Самооправдание – вот наш грех. В чем «благоразумие» разбойника? В том, что он не оправдывал себя. Вот, дорогие сестры, давайте попробуем учиться этому у благоразумного разбойника. Не оправдываться очень трудно, и когда я отказываюсь от самооправдания, то говорю себе и Богу: «Ты меня накажи здесь, но только спаси».

Дорогие сестры, почему малодушие? Почему ропот? От того и болезни, и немощи. Вот, возвращаясь к Кресту, думайте всегда о том, что Крест — это орудие нашего спасения. Без Креста – нет спасения!

«Что ти есть имя, сестро?.. Спасайся о Господе!»

Архиепископ Алексий (Фролов)

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *