История Православная миссия

В единении веры и любви. О христианской миссии России на ее восточных рубежах

«Корейцы умеют ценить и ценят то, «что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что достославно»… (Флп. 4,8), а потому мы не можем полагаться на свидетельство тех миссионеров, которые говорят… о равнодушии корейцев к религии… Свет Христов, просвещающий всех, да озарит через достославных благовестников души корейцев, да изольет на них обильно дары Всесвятого Духа, чтобы они стали с нами едино, и чтобы было «едино стадо и един пастырь», — свидетельствовал епископ Никольск-Уссурийский Павел (Ивановский).

Сегодня Корея привлекает всеобщее внимание, так как там усилиями США и их союзников разгорается пожар с грядущими большими последствиями. В ХХ-ХХI веках Южная Корея — один из оплотов протестантского миссионерства в Евразии. Но вспомним, что в этой стране живут не только многочисленные протестанты, на взращивание которых США еще в начале ХХ века тратили по 500 тысяч долларов в год, но и православные корейцы, которые познакомились с этой верой через Россию и ее миссионеров.

Собор Св. Николая Чудотворца в Сеуле

Приморье, или Южно-Уссурийский край, стал самым молодым краем России во владычестве Всероссийского Императора и хозяина земли русской. Господь дал эти территории нашей стране у берегов Тихого океана как подтверждение ее сути — христианской миссии России. Эти места сразу же, во второй половине ХIХ века стали землей миссионерской. Таковым остается этот край и в современности, спустя более чем 150 лет после присоединения к России. Одним из первых познакомился с Православным христианством через русских миссионеров корейский народ.

С 1860–х годов управители Дальней России столкнулись с массовым переселением на российский Дальний Восток корейских семей. Этот трудолюбивый народ-хлебопашец по льду замерзших рек от неурожаев и безземелья на родине переселялся в Россию семьями и со всем имуществом.

К 1917 году в Южно-Уссурийском крае существовало тринадцать миссионерских станов для миссии в корейской среде

Так на территории России, ее Дальнего Востока, Приамурья и Забайкалья правительством при определенных ограничительных мерах, сдерживающих миграцию, были расселены тысячи корейских семей, которые получали российское подданство и охотно принимали православие (в отличие от китайцев, предпочитавших не принимать ни того, ни другого).

С этого периода началась деятельность русских миссионеров среди корейцев, проживающих на территории России и занятых сельским трудом. К 1917 году в Южно-Уссурийском крае существовало тринадцать миссионерских станов для миссии в корейской среде. В каждом стане в начале ХХ века было крещено до полутора тысяч человек. В Уссурийском крае крещеных корейцев оказалось больше, чем некрещеных.

В своих селениях сами корейцы предоставляли средства и материалы для строительства православных храмов, часовен. Церкви освящались в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского Чудотворца, в честь Богородицы. Какой восторг вызывает сегодня то, что православные корейцы в 1900 году воздвигли церковь в честь святителя Николая Чудотворца и святой Царицы Александры — святых покровителей правящих тогда Императора Николая II Александровича и Императрицы Александры Федоровны! Это была лучшая каменная корейская церковь во всем Посьетском участке Приморской области.

Школа, по оценке просветителя корейцев отца Павла (Ивановского), являлась главной помощницей миссионера

Расходы на строительство церковно-приходских школ с квартирой для миссионера и учителя корейцы большей частью брали на себя. Содержание учителей также осуществлялось корейцами. В Корее не было женских школ, а в России они были. Школа, по оценке просветителя корейцев отца Павла (Ивановского), являлась главной помощницей миссионера. Он говорил, что большинство миссионеров Южно-Уссурийского края заслужило любовь и благодарную память среди корейцев. Корейцы всячески выражали свою признательность любимым пастырям: подносили им драгоценные кресты, иконы, провожали их при отъезде всеми селениями, проливали при разлуке слезы, собирали деньги сиротам после смерти миссионера…

В результате переселения в 1929 году в Приморье насчитывалось свыше 130 тысяч корейцев. На начало 1990-х годов в Российской Федерации проживало около 107 тысяч корейцев и около полумиллиона в СНГ, включая Россию. Часть из них по сию пору сохраняют верность Православию. В Русской Православной Церкви есть корейцы-священники и крепкие корейские церковные общины.

Владивосток. Архиепископ Евсевий (Никольский) в школе для корейских детей

Но помимо миссионерской работы в среде корейцев – подданных Русского Царя, русские священники просвещали Светом Христовым и жителей самой Кореи или «Страны утренней свежести».

Из самого молодого и миссионерского края России – Южно-Уссурийского – направлялись священники и просветители для работы в самой юной Православной Духовной Миссии России – Корейской, основанной в 1897 году.

Путь миссионеров в Корею шел через Владивосток – по суше или по морю. Книга путешественника-миссионера архимандрита Хрисанфа (Щетковского), знакомящая русских людей с жизнью, привычками и бытом корейцев называется «От Сеула до Владивостока». Во Владивостоке находился Восточный институт, где священники изучали азиатские языки. Во Владивостоке печатались богослужебные и просветительские книги на корейском языке. В ведении архиепископа Владивостокского Евсевия (Никольского) с 1908 года находилось управление Корейской духовной миссией. Владивосток выполнял свою просветительскую задачу и предназначение.

В Корее христианство не связывалось с западными экономическими интересами и завоеваниями. Корея куда больше страдала от Японии. Потому христианство стало идеей, объединившей корейцев в их стремлении к национальной независимости

В начале ХХ века наблюдался рост авторитета христианства в Корее. Православные миссионеры появились в Стране утренней свежести лишь в начале ХХ века, хотя с католицизмом корейцы познакомились еще в XVII веке путем самостоятельного изучения христианской литературы, привезенной из Китая. Первые протестанты стали появляться в Корее с 1880-х годов. Но популярность христианства была связана не только с активностью миссионеров, а с растущим японским влиянием и японской оккупацией. В отличие от Китая, куда европейские миссионеры пришли вместе с отрядами солдат-колонизаторов, в Корее христианство не связывалось с западными экономическими интересами и завоеваниями, присутствие американских и европейских компаний в корейской экономике было не столь явным. Корея куда больше страдала от Японии. Потому христианство стало идеей, объединившей корейцев в их стремлении к национальной независимости. Об этом писал известный миссионер и священномученик Иоанн Восторгов.

Глава Корейской миссии в 1917-1930 годы архимандрит Феодосий (Перевалов) также отмечал, что условия для проповеди Православия в начале ХХ века в Корее были благоприятные из-за слабости позиций буддизма, нераспространенности в народной массе конфуцианства. «…Нельзя не назвать условия эти весьма благоприятными для успеха православной проповеди там…», – писал он в своем очерке по истории Корейской миссии.

К 1925 году из 17 миллионов корейцев — христианами стали почти 340 тысяч.

Главными задачами первых начальников Корейской миссии были: организация храма в Сеуле для богослужения, устроение школ для корейских детей, налаживание работы миссионерских станов и катехизаторов…

В условиях первоначальных дружественных отношений России и Кореи в конце XIX века, при личной заинтересованности в этом деле Всероссийского Императора Николая II, в 1898 году в Страну утренней свежести была направлена первая Русская миссия, имевшая в своем штате трех лиц. Создание миссии в Корее было официально утверждено Государем и Синодом в 1897 году. Но в связи с изменением политических обстоятельств и начавшимся влиянием Японии на корейский двор, функционировать Русская миссия в Сеуле начала лишь в 1900 году. Тогда же состоялось первое православное богослужение в столице Кореи.

Главными задачами первых начальников Корейской миссии были: организация храма в Сеуле для богослужения, строительство зданий Миссии и снабжение ее всем необходимым; перевод богослужебных книг и молитвословий на корейский язык, устроение школ для корейских детей, налаживание работы миссионерских станов и катехизаторов, поездки по корейским селам с целью благовестия, подбора сподвижников и помощников из среды местного населения, организация церковной общины из корейцев.

В этих делах наиболее преуспели три начальника миссии, память о которых по сию пору жива в среде православных корейцев: архимандрит Хрисанф (Щетковский), отец Павел (Ивановский), ставший епископом Никольск-Уссурийским, викарием Владивостокского архиепископа Евсевия (Никольского), архимандрит Феодосий (Перевалов), возглавивший миссию в тяжелейший период революции и материального бедствия. В семьях православных корейцев, близких к первым начальникам миссии по сию пору варят борщ, солят огурцы, пьют чай из самовара.

Духовная Миссия была главным центром православной жизни в Корее, а ее начальники выступали представителями Русской Православной церкви в стране.

Покупка земли у французских католиков производилась под видом надобности русско-корейского банка. Когда католики узнали об истинном предназначении земли, на головы покупателей и посредников, устроивших сделку, обрушились «громы и молнии», но было уже поздно…

Первый православный храм был создан в 1900 году в доме Дипломатической миссии – в одной из жилых зал – и освящен в честь святителя Николая – небесного покровителя Императора Николая II. Но нахождение храма в жилом доме вызывало большие неудобства для богослужения и исполнения треб. В 1903 году Миссия обрела собственный дом и церковь.

Земельный участок для Духовной миссии был куплен в 1898 году через посредство русских дипломатов у разных владельцев. В самом центре Сеула, близ русского дипломатического представительства. Большая часть земли принадлежала местной французской католической миссии.

Покупка земли у французских католиков производилась под видом надобности русско-корейского банка. Иначе представители «непогрешимого Рима» никогда бы не продали землю под нужды Православной Церкви. Когда католики узнали об истинном предназначении земли, на головы покупателей и посредников, устроивших сделку, обрушились «громы и молнии», но было уже поздно… «Одни только русские, – говорил через много лет католический епископ Мютель, – могли меня так провести, и, кажется, никто более».

В 1903 году на купленном участке была выстроена Корейская Духовная Миссия. Среди корейцев она была известна как «русский монастырь» (Араса-савон) или «русская церковь» (Араса сени-дан). Прихожане заходили в Миссию с улицы Чони-донн Тэйдо через входные ворота в китайском стиле. Участок Миссии был огорожен невысокой кирпичной оградой. Внутри двора располагалось школьное здание с квартирой для учителя и классной комнатой, и другие постройки. Школа приспособлена под церковь, при ней устроена звонница для колоколов. Причем шесть колоколов для звонницы отливались еще в 1901 году в Москве. Все свободные от построек места на участке разбиты под сад и огород. Тенистый и прохладный сад Миссии особенно приятен жарким сеульским летом.

Здание Русской духовной миссии в Сеуле

Сегодня мы можем судить о зданиях Миссии только по фотографиям, воспоминаниям и отчетам ее начальников. С их слов, строения Миссии были кирпичные на каменном фундаменте, довольно красивые и солидные.

Местоположение Миссии было одним из лучших в Сеуле – рядом с Русским дипломатическим представительством, близ королевского дворца, неподалеку от иностранных консульств. Вблизи почты, железнодорожного вокзала и остановок городского транспорта.

Русско-японская война и последующие непростые дипломатические отношения России и Японии помешали планам начальников Корейской миссии выстроить отдельный православный храм в Сеуле. По мнению отца Павла (Ивановского), сеульский храм должен был стать усыпальницей для героев русско-японской войны в Чемульпо (экипаж крейсера «Варяг», канонерской лодки «Кореец»). Но выстроить храм до революции не успели и церковь до самого разрушения в ходе войны 1950-1953 годов продолжала ютиться в школьном помещении, мало пригодном для богослужений, не вмещая всех молящихся.

Православная миссия в сравнении с инославными миссиями в Корее была одной из беднейших – она финансировалась из средств Синода и немногочисленных пожертвований

Православная миссия в сравнении с инославными миссиями в Корее была одной из беднейших – она финансировалась из средств Синода и немногочисленных пожертвований. И расходы на ее содержание не идут в сравнение с объемами средств, поступавших из США на обеспечение сектантских миссий. Потому ее статистические успехи были довольно скромными.

Но русские миссионеры были учителями непостыдными для корейцев. Епископ Павел (Ивановский) с любовью говорил об этом народе и о том, как он принимал Христа всем своим сердцем.

***

Глинистые берега реки Туманной, что впадает в Японское море, укрыты белыми клубами утренних туманов. У самого устья этой реки встречаются три великие державы. Россия, Корея и Китай. Здесь границы трех государств. Китай – за рекой. А Корея – вот она – пешком, на машине по гравийной дороге. Или поездом по железнодорожной магистрали. Совсем рядом северокорейская станция Туманган.

Наше Приморье и Корейский полуостров неразрывно связаны. И природа в наших Посьете, Барабаше, Славянке, Хасане – очень схожа с корейской. Давняя дружба связывает русский и корейский народы. И самый прекрасный плод этой доброй дружбы – православие, распространившееся среди корейцев. История православия в Корее только начинается. Семя, брошенное на благодатную корейскую почву, еще должно принести свои плоды. Но в этом деле духовного культивирования необходим опыт. Опыт, который был обретен предыдущими поколениями русских и корейцев. И этот безценный опыт еще требует глубокого осмысления.

Источник: Центр церковно-государственных отношений «Берег России»

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *