Разное

Умножай своё время

Святые воспринимают смерть как избавление от искушений, причиняемых миром, злыми духами, собственной повреждённой природой. Но земное время, которое Господь отводит человеку, необычайно ценно в глазах подвижников. Их отношение к каждому проживаемому дню крайне ответственное. Ведь впереди смерть. И встреча со Христом.

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Сосредоточенность святых на Христе, на том, как полнее угодить Господу, достигает такой концентрации, что они стараются ни минуты не потерять из отпущенного им времени жизни на суету, праздность, на пустые дела или разговоры. Жил на Афоне, в русском Пантелеимоновом монастыре, русский монах отец Тихон. Он принял монашество в молодости и шестьдесят лет подвизался на Афоне.

Число паломников, желавших пообщаться с ним, было велико. Но не все приходили с духовной потребностью. Кто-то хотел просто посмотреть на старца, поговорить с ним «о том, о сём». Поэтому отец Тихон поступал так: встречал посетителей в урочное время, угощал лукумом или чем иным, а потом ждал, будут ли вопросы. Если вопросы были, он беседовал с людьми, мудро разрешал их недоумения и скорби. Если вопросов не было, а было только желание приятно провести время, старец уходил в свой крохотный храм и начинал молиться. Праздным посетителям поневоле приходилось покидать его каливу.

Мы же часто разбрасываемся своим временем так, будто у нас его нескончаемые запасы

Отец Тихон, как и другие святые подвижники, старался пустить в оборот каждую минуту отведённого ему времени, чтобы принести Господу достойный духовный плод от используемого дара. Мы же часто разбрасываемся своим временем так, будто у нас его нескончаемые запасы. У русского писателя Сергея Дурылина в книге «Колокола» звонарь Николка наблюдал с колокольни, как живут люди. Они спят ночью и спят днём, много едят и пьют, пустословят, сплетничают и осуждают, ленятся, маются, пьяные лежат под забором, ругаются и дерутся друг с другом. Люди не беспокоятся, что время уходит, живут себе, как вода в реке течёт, – куда течёт, туда и ладно.

Звонарь называл таких «склеенными» – бытом, сном, житейской суетой. А сам он решил отнимать время у сна, у суеты и направлять его на размышление и молитву, на помощь другим. В снежные бураны он не спал, а всю ночь проводил на колокольне, мерно ударяя в колокол, чтобы случайный путник слышал его и двигался на звук. Таким образом звонарь спас не одну человеческую жизнь. «Человек волен, – говорил он. – Ему умножать время или уменьшать дано. Все уменьшители. На себя еле хватает. А будет человек умножать время – и на себя хватит, и на других останется. Это помни».

Сосредоточенность святых на главном в жизни – соединении с Господом — доходит до такой степени, что они не отвлекаются даже на земную красоту, Богом же созданную. Ничто их в этой жизни не привлекает, все помыслы устремлены к Сладчайшему Иисусу. А нам хочется насладиться этим миром, пожить в нём подольше, побывать в красивых местах, посмотреть, как там всё устроено и чем живут люди. Неужели святые настолько ярко видели Христа, что Он один заменял им все радости жизни?

Для святых духовное общение с Богом настолько важно, настолько превосходит по своей значимости всё, что связано с земной жизнью, с её наслаждениями, что им действительно безразличны земные удовольствия

Чтобы это понять, приведём пример из другой области – тёмной, болезненной. Наркоманам не нужна окружающая действительность, они уходят в свой мир, и он им заменяет всё. Они стремятся постоянно быть в таком состоянии, и им неважно, что происходит вокруг них – солнце светит или дождик идёт. Они готовы жить в грязи и нищете и умереть в заплёванном подвале, одурманивая себя наркотиками, потому что этот иллюзорный мир для них ярок и прекрасен. Одна умирающая на больничной койке наркоманка говорила медсёстрам: «Эх вы, несчастные, разве вы знаете, что такое настоящая жизнь! Вы и не жили никогда». Она имела в виду удовольствие, которое получала от наркотиков и которое заслонило для неё всё остальное, даже саму жизнь.

Про святых можно сказать то же самое, только в хорошем смысле. Для них духовное общение с Богом настолько важно, настолько превосходит по своей значимости всё, что связано с земной жизнью, с её наслаждениями, что им действительно безразличны земные удовольствия. Разве можно соблазнить исихаста, который, живя в маленькой келлии, говорит с Богом и видит нетварный Фаворский свет, путешествием на громадной роскошной яхте или бутылкой выдержанного вина по баснословной цене из старинного французского подвала? Для подвижника это тлен и суета. В лучшем случае – игрушки, в которые человек играет до смерти и которые оставит здесь, на земле, неведомо кому. Для него это скучно и неинтересно, по сравнению с тем, что он имеет в Духе. Он, пребывая еще на земле, соприкасается с Вечностью. А там всё земное не нужно.

Земные удовольствия мы попробовали, они нам нравятся, а духовными удовольствиями не интересуемся, зная о них понаслышке. Но преподобный Серафим Саровский говорит, что, если бы люди только знали, что их ждёт после смерти, то готовы были бы прожить всю жизнь в яме со змеями, лишь бы не лишиться того, что Господь приготовил любящим Его

Мы этого не понимаем, потому что непричастны к такому духовному опыту. Земные удовольствия мы попробовали, они нам нравятся, а духовными удовольствиями не интересуемся, зная о них понаслышке. Но преподобный Серафим Саровский говорит, что, если бы люди только знали, что их ждёт после смерти, то готовы были бы прожить всю жизнь в яме со змеями, лишь бы не лишиться того, что Господь приготовил любящим Его. Какие слова! Преподобный Серафим произнёс их, потому что на опыте познал, что нас ждёт в вечности, в Царстве Небесном, а мы это знаем только теоретически, из книг.

Но можно сказать, что мы тоже стараемся не отпасть от Христа! Тоже трудимся. Однако никаких духовных удовольствий не ощущаем, а только одно сплошное принуждение. К молитве – принуждаем себя, к посту – принуждаем, к доброделанию – принуждаем, не раздражаться, творить заповеди, терпеть, прощать, любить – принуждаем.

Мы тоже стараемся не отпасть от Христа! Тоже трудимся. Однако никаких духовных удовольствий не ощущаем, а только одно сплошное принуждение. Но и святые шли не особым «облегчённым» путём, а таким же – через принуждение

Но и святые шли не особым «облегчённым» путём, а таким же – через принуждение. Почитайте в житиях, как они себя принуждали ко всему вышеперечисленному! Преподобная Мария Египетская 17 лет в пустыне вела жестокую борьбу с соблазнами. Мы и десятой доли этого не делаем. Именно сильным принуждением себя к исполнению заповедей Христовых святые проходили ту границу, до которой человек живёт понуждением себя, и переходили на следующий уровень, достигая ощутимых результатов своего труда. А мы не доходим до этой границы, поэтому знаем только принуждение. Может быть, и не сможем дойти – и спортсмены не все становятся олимпийскими чемпионами. Но мы стараемся приблизиться к ней, по крайней мере, через принуждение.

Кому-то, как сказано в евангельской притче, дано сто талантов, кому-то тридцать, кому-то ещё меньше. Преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому было дано сто талантов. И столько же процентов они наработали Господу с полученного от Него добра. А нам бы хоть один-два таланта принести Христу – не закопать в землю, а хоть какой-то процент с них получить. Для того мы и молимся святым, чтобы они помогли нам на нашем жизненном пути своей молитвой, наставили нас на путь ко Христу своим примером.

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Источник: http://www.pravoslavie.ru/113741.html

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *