Аналитика

Слово архиепископа Феофана Полтавского о неодолимости Церкви

«И Аз же тебе глаголю: яко ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16, 18).

Каждый раз, когда освящается храм и о нем приносится молитва, провозглашаются слова Христовы: да сотворит Бог до века непоколебимым, обещающие непоколебимость Церкви Христовой.

Что помышляли Богомудрые Отцы наши, когда предписали нам соединять таким образом с молитвою о непоколебимости храма обетование о непоколебимости Церкви? Без сомнения, они думали, что обетование может подкрепить молитву эту. Храм освящается и бывает Богохраним не ради себя, но ради собирающейся в нем Церкви, то есть большего или меньшего собора Православных Христиан с их Священноначалием, почему храм и называется также церковью. Следовательно, чтобы с надеждою молиться о непоколебимости храма, нужно иметь основание в надежде – видеть непоколебимою Церковь. Этого-то основания, этого утверждения надежды ищем в обетовании, которое дал Господь Церкви Своей, что врата адова не одолеют ей. Если же имеем непреложное обетование Господне о непоколебимости Церкви, то нужна ли уже молитва о сем? Однако мы молимся об этом и кроме настоящего случая, как, например, когда поем: утверждение на Тя надеющихся, утверди, Господи, Церковь. И что не лишне сия молитва, в том печальную уверенность доставляет нам действительное падение некоторых даже великих Церквей. Где, например, Церковь Африканская, в которой некогда так светло сиял Священномученик Киприан и которая сообщила Вселенской Церкви немало достопамятных Соборных правил? Она разрушена так, что и останков её не видно. Если же самый опыт свидетельствует, что и великая Церковь не безопасна от падения и разрушения, то куда относится обетование: врата адова не одолеют ей? И на чем утверждаться может безопасность чад Церкви? Вопросы эти не могут быть посторонними ни для кого из нас, потому что мы в Церкви, как в Ноевом ковчеге; если ковчег сокрушится и погрузится в бездну, что может удержать нас над бездною?

Не охотно вхожу в рассуждение о предмете спорном. Знаю совет св. Павла: не словопретися, ни на куюже потребу, на разорение слышащих (2Тим. 2, 14). Но знаю и то, что сей мирный увещатель иногда сам принужден был входить в спор не на разорение, но для назидания слышащих, когда видел, что молчание было бы хуже спора. Случилось, что и Первоверховному Апостолу Петру – впрочем, конечно, без нарушения единства веры и любви – воспрекословил Перзоверховный Апостол Павел. В лице, говорит, ему противустах. яко зазорен бе (Гал. 211). Желательно употреблять слово Господне преимущественно как светильник для путей познания и для путей жизни, как пищу для души. Но не напрасно представляется оно и под образом меча духовного (Еф. 4, 17). Необходимо иногда употреблять его на рассечение хитросплетений, которые угрожают опутать души сетями не Апостольскими.

На вопрос: каким образом Церковь Христова непоколебима и неразрушима, когда некоторые Церкви очевидно поколебались и разрушились, – Православная Восточная Кафолическая Церковь отвечает так. Церковь Христова неколебима, во-первых, в самом Иисусе Христе, на Котором, как на вечном основании, навеки утверждена и с Которым, как тело с главою, соединена союзом бессмертной жизни. Во-вторых, она непоколебима в своем вселенском единстве; не так, чтобы никакая часть, большая или меньшая, не могла отпасть, но так, что, несмотря на отпадения отдельных частей, всегда остается Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь, сохраняющая чистое исповедание веры и учение жизни, неповрежденное Священное Писание и Священное Предание и непрерывное преемство Священноначалия и Таинств.

Такое разрешение вопроса так прямо и близко выводится из Священного Писания, что для удостоверения почти довольно только повторить слова Христовы и прочитать некоторые свидетельства Священных писателей.

Созижду, глаголет Господь, Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. Апостол Павел Церкви Коринфской об основании Церкви пишет; основания инаго никтоже может положить паче лежащаго, еже есть Иисус Христос (1Кор. 3, 11). Заметьте, что Апостол не только признает Иисуса Христа первоначальным и незыблемым основанием Церкви, но и отрицает возможность другого подобного основания. Как он пишет, между прочим, против тех, которые говорили: аз же Кифин, то в общем изречении его заключается и эта частная мысль, что Кифа, то есть Апостол Петр, не может быть признаваем первоначальным и незыблемым основанием Церкви. Он может и должен быть признаваем вторичным, на Христе утвержденным и во Христе только непоколебимым основанием, но в этом положении уже не один, а со всеми Апостолами и Пророками, по другому изречению св. Павла: паздани на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу (Еф. 2, 20).

К Христианам Ефесским тот же Апостол о Церкви и Христе пишет: и Той дал есть овы убо Апостолы, овы же Пророки, овы же благовестники, овы же пастыри и учители, к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова, – да возрастим в Него всяческая, Иже есть глава Христос, из Негоже все тело, составляемо и счиневаемо приличие всяцем осязанием подаяния, по действу в мере единыя кое-яждо части, возращение тела творит в создание самаго себе любовию (Еф. 4, 11, 12, 15, 16). Сколь живое, глубокое и знаменательное изображение Церкви! Если Церковь должна быть телом Христовым, то им должна быть, без сомнения, единая Вселенская Церковь, потому что никто и никогда не приписывал Христу многих тел. Если Вселенская Церковь есть тело Христа, Сына Божия, то сие тело, без сомнения, есть всегда чистое, всегда здравое, никогда не разрушимое, потому что противное сему было бы недостойно Сына Божия.

Если же из Него все тело Церкви Вселенской, составляемо и счиневаемо приличие всяцем осязанием подаяния, возращение творит, то, без сомнения, от Него исполняется оно не иным чем, как только жизнью, силою, светом, чистотою, нетлением. Если в созидание сего тела Христова даны Апостолы, Пророки, благовестники, пастыри, учители, то пастыри и учители, или, иначе, Священноначалие Церковное, должны сохраняться в Церкви непрерывно, так как непрерывно должно продолжаться созидание тела Христова.

Как телу растущему и продолжающему жить некоторые вещества принадлежат только временно, и по времени, даже во множестве, отделяются от него, не препятствуя тем его возрастанию и совершенству, так возрастанию и совершенству тела Церкви не препятствуют, хотя бы и многочисленны были, люди, которые временами веруют, а во время напасти или другого рода искушений отпадают (Лк. 8, 13), которые от нас изыдоша, но не быша от нас(1Ин. 2, 19).

Это учение о непоколебимости Церкви имеет то преимущество очевидной истины, что его большею частью не отвергают и несогласные с нами, а силятся только прибавить к нему то, чего мы не говорим и чего не говорили Евангелисты и Апостолы.

На Западе говорят: Церковь непоколебима, во-первых, во Христе, во-вторых, определительно и почти единственно в Апостоле Петре, в-третьих, в его преемнике, которого еще называют видимою главою ее. К этому добавляют, что единственно на сих опорах может безопасно быть утверждено спасение Христиан.

Что думать о двух последних прибавочных частях учения? Нужны ли они? Согласны ли с учением Апостолов и Апостольской Церкви, которое мы перед этим изложили?

Божественный Петре! Первоначальный чистый исповедник единого Имени, о Нем же подобает спастися нам, благослови нас единое спасительное имя Христа, Сына Бога Живого, единой главы единого тела Церкви; превозносить согласно с тобою над всяким именем человеческим!

Если, по строгому суждению Апостола Павла, основания инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос (1Кор. 3, 11), то каким же образом думают приложить еще другое и третье основание?

Если, по дальнейшему изъяснению того же Апостола, мы наздани на основании Апостол и Пророк, сущу краеуголъну Самому Иисусу Христу (Еф. 2, 20), то для чего хотят извергнуть из сего основания одиннадцать Апостолов и вместо них положить непринадлежащего к лику Апостольскому?

Если, по Апостольскому же слову, к совершению созидания тела Христова даны, между прочим, Апостолы многие – для множества призываемых к вере, все купно и непосредственно приявшие благодать от Христа и от Духа Святаго, то какая разница в том, что из их преемников одному преподал освящение Петр Первоверховный, другому Иаков или Иоанн, наравне с Петром мнимии столпи быти (Гал. 2, 9), иному не разнствующий (Гал. 2, 6) от сих Павел, по древнему признанию Церкви, купно с Петром Первоверховный, иному Андрей Первозванный и так далее? Чтобы поставить Тимофея Епископом в Ефесе, Павел не требовал Петра, подобно как и Петр Павла, чтобы поставить Марка Епископом в Александрии.

Тимофей и его преемники так же твердо назданы были (утвердились) на основании Апостола Павла, как Марк и его преемники – на основании Апостола Петра. Когда же Петр сделался единственною опорою непоколебимости Церковной? Когда, кто и где, в таком же смысле, сделался преемником Петровым? Священное Писание не показывает нам сего. Напротив того, Писание и Предание показывают, что после мученической кончины Св. Петра долго еще пребывали и своим Апостольским достоинством первоначальствовали в Церкви великий таинник Христов Иоанн Богослов и Симон сродник Господень, Епископ Иерусалимский. И сколь верно то, что они не имели нужды в Римском Епископском престоле, столь же несомненно и то, что Римский Епископский престол вместе с прочими преклонял свое достоинство пред их Апостольским первоначалием. И далее в течение времени предание Церковное представляет нам не одного и единственного преемника Петрова, но трех, в разных местах. Доказательство этому можно взять из сокровищ древности у тех самых, которые сему ныне прекословят. Святый Григорий Двоеслов, занимавший в священноначалии место, которое ныне хотят представить единственным престолом Апостола Петра, в послании к Евлогию, Патриарху Александрийскому, пишет: хотя многие суть Апостолы, однако в отношении к начальствованию единый престол Первоверховного Апостола возымел силу в общем уважении – единый в трех местах. Ибо он возвысил престол, на котором и почить, и настоящую жизнь окончить благоволил, то есть престол Римский. Он украсил престол, на который послал ученика Евангелиста, то есть престол Александрийский. Он укрепил престол, на котором семь лет возседал, хотя после и отошел от него, то есть престол Антиохийский. Единого, продолжает Св. Григорий, единый есть престол, на котором, по власти Божественной, три Епископа ныне председательствуют. Услышав о наименовании вселенского Патриарха (впрочем, для почести только употребленном на Востоке), тот же св. Папа устрашился обширности знаменования сего имени и возревновал за честь всех Патриархов, а не одного Западного. Он писал к Патриархам – Евлогию Александрийскому и Анастасию Антиохийскому – так: если попускают сие говорить невозбранно, то сим честь всех Патриархов отрицают. Вот учение Восточной Церкви о Патриарших престолах в устах Патриарха Западной Церкви! Потому что в его время Восток и Запад были едино, как повелел им Вечный Восток свыше. Если Слово Божие знает единую только Главу Церкви – Христа, то по какому праву человеческое мудрование хочет, сверх сей Божественной главы, дать сему бессмертному телу еще другую главу – смертную?

Если Вселенская Церковь, по слову Господню, должна быть такова, что и врата адова не одолеют ей, то сообразно ли с этим давать ей такую главу, при которой врата адовы могли бы обезглавить Церковь?

Что дало монофелитской ереси, вопрошает ученый Богослов и Епископ нового Запада (Боссюет «Слово о единстве Церкви»), то, что она по нечаянности похитила Папу? На это древний и новый Восток ответствует: да, не много приобрела монофелитская ересь, похитив Папу Гонория, потому что он не есть глава Церкви, потому что при впадении его в ересь Православная Церковь сохранила, на защиту истины, не зависящих от его власти других Патриархов и Соборы. Но если бы ересь похитила действительно главу Вселенской Церкви, если бы ересь приобрела себе вселенскую главу и её власть, что было бы тогда с достоинством и непоколебимостию Церкви?

Благословен Пребожественный Основатель Церкви, Который не вверил её безопасности одному человеку, смертному и, кто бы ни был, не безграничному. Не сказал Он Петру, следственно, не сказал и никакому его преемнику: врата адова не одолеют тебя. Но сказал о Своей Церкви: врата адова не одолеют ей, хотя бы многократно одолели того или другого человека, хотя бы одолели долженствовавшего быть опорою для многих, только не для всей Церкви.

Кто полагает, что слово Господне об основании Церкви обращено к Апостолу Петру, и к одному ему, тот пусть вникнет в обстоятельство, при котором это произошло. Петр один, предваряя прочих Апостолов, исповедал Христа новым исповеданием христианским. Ты еси Христос, Сын Бога Живаго, – и потому один, преимущественно пред другими Апостолами, услышал новое слово Христа о Церкви. На первоначальном всеобщем камне основания – Христе – положен первый из последующих, меньших камней основания (то есть Апостолов), и притом не столь он сам, сколько его вера и его исповедание.

Так слово Христово толкует Св. Златоустна сем камени созижду Церковь Мою, сие есть на вере исповедание (На Мф. беседа 54).

Те, которые ревнуют о Св. Петре более, нежели он того от них желает, пусть послушают сего Первоверховного Апостола более, нежели своего или постороннего мудрования. Св. Петр не на Петре, но на Христе основать и утвердить вас желает. К Немуже, говорит, приходяще, камени живу, от человек убо уничижену, от Бога же издрану, честну, и сами яко камение живо зиждитеся во храм духовен (1Пет. 2, 4. 5). Св. Петр знает одно только имя, без которого нельзя спастися, – имя Христа, а не три имени – Христа, Петра и преемника Петрова. Несть бо, говорит, иного имени под небе-сем, даннаго в человецех, о немже подобает спастися нам (Деян. 4, 12).

Христос, Камень живый, – вот, братие, первоначальное, глубочайшее, единое, всеобщее, вечно непоколебимое, все на себе носящее основание, на котором должны мы утверждать наши сердца, нашу веру, нашу жизнь, нашу надежду спасения, назидаясь последовательно на основании Апостолов, Пророков, Пастырей и Учителей Православной Вселенской. Церкви! В этом Основании наша непоколебимость, в нем наша безопасность. Если не пытаемся на этом Основании утверждать нашу веру и нашу жизнь, то никакие мнимые столпы, никакие опоры человеческого мудрования и силы не могут поддержать нашей храмины, зиждущейся на песке мнений, предубеждений, страстей, угрожающей неизбежно разрушением великим.

Если дивимся тому, какая великая благодать и сила дана Петру, и на сем камени созижду Церковь Мою, то помыслим о том, как эта благодать приобретена. Она приобретена не от плоти и крови заимствованным, но от Отца Небесного, внутренне явленным, от полной души происшедшим, искренним, несомненным, безбоязненным исповеданием веры: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго. Дело созидания Церкви Вселенской превыше наших усилии и забот, – хотя, впрочем, не должно быть чуждо для наших молитв. Но есть часть дела сего, ближе касающаяся до каждого из нас и требующая полной заботливости нашей, это – дело созидания той Церкви, о которой написал Апостол: вы есть Церкви Бога Жива (2Кор. 4, 16), – дело духовного созидания нашей духовной храмины, устроение спасения души нашей.

Велик благодатию Петр для Церкви великой, для той же малой церкви надобно, чтобы и ты был учеником Христовым, то есть употреблял все возможные для тебя средства приобретать верное познание Бога и Христа. Надобно, чтобы и ты молитвенно испрашивал от Отца Небесного явление этого познания в живом ощущении сердца. Надобно, чтобы и твоя душа исполнялась верою во Христа, Сына Бога Живаго, Надобно, чтобы и ты искренно, несомненно, безбоязненно исповедовал Христа, Сына Бога Живаго, когда нужно словом, а всегда – жизнью, как твоего Учителя и Спасителя, чтобы и ты старался во всем поступать по Его учению и по Его заповедям. И если когда по немощи или неосторожности будешь погружаться в искушения, как Петр в волны, надобно, чтобы и ты, как он, немедленно к Христу же простирал руки с покаянием, молитвою и надеждою. Только при таковых расположениях и делах веры и тебе принадлежать будет участие в данном Петру обетовании: созижду в тебе Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей!

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *