Самое нелепое в полемике по украинскому вопросу то, что неясен сам предмет спора. Путаются в этом отношении даже сами спорящие иерархи, а не только комментаторы в интернете. Между тем, понимание предмета спора для его разрешения критически необходимо.

Итак, существуют как минимум четыре разные темы спора:

1) Кому канонически принадлежит Украина: Москве или Константинополю?

Вопрос не богословский и даже не канонический в строгом смысле.

Тупиковый спор. Формально Москва нарушила условия передачи митрополии (поминовение Константинопольского патриарха), но Константинопольский патриарх передавал не нынешний состав митрополии, да и не оговаривал возможность забрать ее назад. Условия нарушены с обеих сторон.

Такой спор может быть решен только общим собором с участием иных патриархов, которые выступят как авторитетные (и относительно беспристрастные) посредники для спорящих предстоятелей Русской и Константинопольской Церквей.

2) Имеет ли Константинополь право апелляции от епископов других Церквей?

Канонический вопрос, не затрагивающий догматику.

Здесь тоже не вполне очевидно правильное решение, потому что св. Никодим Святогорец, св. Никодим Милаш и Зонара дают одно толкование 9 и 17 правил Халкидонского собора, которые говорят о праве апелляции к Константинополю (Константинополь ограничен в праве апелляции рамками своей канонической юрисдикции), а Вальсамон с Аристеном — иное (Константинополь может принимать апелляции со всей Вселенской Церкви).

Здесь также необходимо общее решение, которое определит, какое толкование следует счесть верным.

3) Было ли канонично конкретно «восстановление» в достоинстве священнослужителя Филарета Денисенко?

Канонический вопрос.

Здесь более-менее ясно, что неканонично, поскольку в принципе не была соблюдена процедура повторного суда, приговор был просто аннулирован, хотя до этого его подтвердил сам патр. Варфоломей. То есть он сам в 1992 г. признал действительность приговора, который сейчас объявил недействительным. Между тем право апелляции носит однократный характер, и если уж Варфоломей утвердил приговор Филарету, то отменить он его уже не может.

4) Имеет ли Константинопольский патриархат универсальную юрисдикцию и абсолютную каноническую власть над иными Церквами, в том числе право давать автокефалию не только от себя, но и от иных Церквей?

Вот это догматический вопрос.

Следует отметить, что в этом Константинополь обвиняют, но сам патр. Варфоломей явно колеблется и то выдвигает этот тезис (как в речи на Синаксисе Константинопольских архиереев), то отказывается от него (как в недавнем ответе схизматикам из Македонии, где он прямо отрицает за собой универсальную юрисдикцию).

То есть прямо это учение, которое можно было бы квалифицировать как еретическое, в связи с Украиной не выдвигается. Патр. Варфоломей предпочитает доказывать, что он имеет юрисдикцию над Украиной потому, что это его каноническая территория, а не потому, что он всюду полновластный хозяин. При этом следует отметить также, что Константинополь даже в папистской риторике не претендует на власть выше собора (всеправославного, например), что также важно.

Это учение, если бы оно выдвигалась Царьградом, действительно бы свидетельствовало о другой экклезиологии, но его, судя по всему, тихонько заметают под ковер. Обвинение патр. Варфоломея в папизме проблемно, потому что он пытается опираться не на свою якобы универсальную власть, а на юрисдикцию конкретно над Украиной.

Очевидно, что без всеправославного собора или хотя бы синаксиса патриархов решить вопрос о принадлежности Украины и о мере Константинопольского права апелляции решить нельзя.

Иерусалимский патриарх Досифей (Нотара), один из самых выдающихся богословов XVII века, паламит и автор текста, который мы знаем как «Послание восточных патриархов 1672/1723 г.», прямо критиковал передачу Киевской митрополии Московскому патриарху как совершенную в одиночку Константинопольским патриархом и утверждал, что без согласия собратьев, Константинопольский патриарх не имеет на это права. Писал он следующее:

«То, что вы (московиты) имеете Киевскую митрополию как свою — этого мы не одобряем. Константинопольский патриарх в одиночку не имеет права передать ее вам, поскольку попечение о Церкви вверено патриархам, и ни один из них сам по себе не может присвоить себе епархию или передать ее, но подобные действия четыре патриарха должны совершать совместно».

Опирался он в данном случае на установленную практику решения подобных территориальных конфликтов. Так, например, конфликт по поводу юрисдикции над Синайским монастырем св. Екатерины в то время решался на целой серии соборов в 1670, 71 и 90 гг.

Для нас здесь важна не столько критика передачи митрополии — передача так или иначе состоялась, — сколько сам принцип: территориальные конфликты должны решаться соборно во избежание непреодолимого конфликта интересов. Соборно — то есть общим решением всех признанных Церквей, как пишет Досифей, как указано в Регламенте, который был составлен для собора на Крите и как недавно подтвердил патриарх Антиохийский, в Синодальном воззвании о созыве собора и в слове во время визита в Сербию.

Мы видим, что на данный момент такие юрисдикционные конфликты решались либо всеправославным собором (последний пример — схизма в Болгарии, преодоленная благодаря Всеправославному собору 1998 г.), либо никак (затянувшийся спор Иерусалима и Антиохии, соборному обсуждению которого на Крите воспрепятствовал именно патр. Варфоломей).

Думается, все патриархи это понимают. Поэтому можно ждать, что собор состоится: патриархи не хотят, чтобы конфликт стал хроническим (здесь можно понять настойчивость Антиохийского патриарха: он надеется, что грядущий собор решит и его проблему). Впрочем, не надо и слишком спешить. Наша Православная Церковь нетороплива. У нее впереди вечность.

Примечание: точка зрения автора может не соответствовать позиции редакции сайта Аналитического центра свт. Василия Великого.

Петр Алексеевич Пашков
sdfghsfh@fgh.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *