Аналитика

Что делать, чтобы опасность украинской автокефалии не стала реальностью?

Выступление на конференции Аналитического центра свт. Василия Великого «Православное учение о Церкви и вызовы современности» …

Разговоры об украинской автокефалии, как известно, шли давно. На волне центробежных настроений в начале 90-х годов в условиях развала единой страны, в условиях «филаретовского раскола», наступления агрессивного украинского национализма было принято роковое решение о преобразовании Киевского экзархата в нечто неимевшее места в церковной истории, — была создана даже не автономная Украинская Православная Церковь в составе Московского Патриархата, но структура, наделенная всеми полномочиями свойственными автокефальной церкви. УПЦ МП сохраняла с РПЦ только духовное единство, архиереи и клирики (далеко не всегда) только поминали Святейшего Патриарха Московского и всея Руси как своего Великого Господина.
Эта провозглашенная «полуавтокефальность» в дальнейшем привела к тому, что при активной поддержке оранжевых властей Киева и попустительстве прежнего блаженнейшего митрополита Киевского Владимира (Сабодана) в недрах УПЦ МП сформировалось автокефалистское лобби, которое время от времени о себе заявляло и в ответ не получало должного отпора. Эта невнятная позиция Чистого переулка во многом провоцировала рост автокефалистских настроений внутри самой УПЦ МП.
Первый решительный напор по разрыву духовных связей с Московским Патриархатом произошел во время президентства Ющенко, когда был придуман праздник 1020-летие Крещения Руси, на который в Киев был приглашен патриарх Варфоломей. Пошли разговоры, что на торжествах патриарх Варфоломей объявит об автокефалии. Якобы за это ему украинские олигархи заплатили ему по древней восточной традиции солидную сумму. Тогда планы автокефальщиков расстроил Святейший Патриарх Алексий II, совершивший, можно сказать, подвиг во имя спасения единства Русской Православной Церкви. Несмотря на запрет врачей, Патриарх срочно вылетел в Киев, чтобы лично возглавить церковные торжества на своей канонической территории. В ходе переговоров с патриархом Варфоломеем удалось его отговорить от опрометчивого шага. В итоге Варфоломей «кинул» киевские власти, но в качестве отступного вытребовал у Святейшего Алексия уступку и для себя. Русская Православная Церковь согласилась принять участие в процессе завершения подготовки по созыву всеправославного собора, давней мечты Константинопольских Патриархов. Патриарх Алексий вынужден был совершить еще один перелет на самолете (что, как говорят, и стоило ему жизни), чтобы принять участие в совещании предстоятелей Церквей в Стамбуле. Это совещание стало решающим шагом на пути к созыву Всеправославного собора, который затем и состоялся на Крите.
И вот теперь, через 10 лет, мы являемся свидетелями новой волны автокефализации Украины, которую, увы, на сей раз наше Священноначалие не смогло предотвратить. Правда, и внешняя ситуация теперь гораздо сложнее для нас, у наших церковных и светских властей меньше свободы для маневра, нежели 10 лет назад.
Главных причин запуска процесса автокефализации Украины несколько. Во-первых, политика США и Запада по изоляции России перешла в религиозную область, американцы вознамерились разорвать саму пуповину, связывающую две самые крупные части Русского мира. Мы наблюдаем откровенную поддержку украинской автокефалии со стороны властей США. Во-вторых, глава нынешнего киевского режима Порошенко накануне выборов хочет путем учреждения «незалежной церкви» набрать себе политические очки и увеличить свой катастрофически низкий рейтинг. Для Порошенко автокефалия, по сути, вопрос самосохранения. В-третьих, украинские раскольники (прежде всего анафематствованный митрополит Филарет Денисенко, самочинно провозгласивший себя «патриархом Киевском и всея Украины-Руси») получают возможность стать легальными по легчайшему пути, без покаяния. Одновременно раскольники дают патриарху Варфоломею возможность создать имидж «уврачевателя украинского раскола». В-четвертых, в запуске патриархом Варфоломеем процесса украинской автокефалии видно желание отомстить Святейшему патриарху Кириллу за срыв Критского собора. Пожалуй, это самый важный мотив лично для патриарха Варфоломея, поскольку провал Критского собора не позволит ему войти в историю как собирателю первого после эпохи Вселенских Соборов масштабного Всеправославного форума. Ну и, наконец, нельзя не отметить такую важную причину начала автокефализации как ошибки нашей церковной дипломатии и нашего Священноначалия. Стоит отметить две главные ошибки: нежелание привлекать к решению этого вопроса государственные структуры, хотя он, очевидно, стал носить политический характер, и явное смещение акцентов церковной политики в сторону Ватикана, что вызвало справедливое недовольство представителей братских Православных Церквей.
Что мы можем сегодня сделать, чтобы не допустить или хотя бы «заморозить» ситуацию с разрывом духовных связей между Россией и Украиной? Понятно, что есть обстоятельства, на которые мы повлиять практически не можем. Мы не можем снять санкционное давление Запада. Мы практически не можем повлиять на киевские власти. Мы не можем вразумить раскольников.
Но есть обстоятельства, на которые мы повлиять можем. И прежде всего мы можем повлиять на позицию патриарха Варфоломея. На это должны быть направлены усилия не только государственной и церковной дипломатии, но и православной общественности. Мы должны поднять флаг народной церковной дипломатии, привлечь православную общественность братских православных стран, чтобы она могла повлиять на позицию собственного Священноначалия. Отрадно, что уже появляются публикации сербских, болгарских, греческих, английских, американских православных интеллектуалов, осуждающие позицию Константинополя.
Прежде всего мы должны разоблачить как несостоятельную аргументацию патриарха Варфоломея, который, как известно, оправдывает свои действия так называемым принципом «энклитона», т.е. права епископов Поместных Церквей обращаться за разрешением спорных вопросов к Константинопольскому патриарху. Патриарх Варфоломей при этом ссылается на некоторые каноны IV Вселенского Собора, отцы которого заявляли о «преимуществах святейшия церкви … Константинополя, нового Рима». Но в решениях IV Вселенского Собора не только строго очерчиваются границы такого вмешательства Константинопольского патриарха, но и указывается причина предоставления этого права, — Константинополь является царствующим градом.
К сожалению, Россия упустила в свое время исторический шанс утвердить статус Третьего Рима как царствующего града, что привело бы к утверждению Московского Патриарха в роли Вселенского. Этому помешал сначала конфликт Царя Алексей Михайловича и Патриарха Никона, а затем и ликвидация самого Патриаршества Петром Великим. В результате по сути царствующий град Москва (Санкт-Петербург) ради своих узко-политических интересов сохранил статус Константинопольского патриарха как Вселенского, каковым он был и во время существования Второго Рима.
Украинский церковный кризис может поставить вопрос о необходимости серьезных изменений в иерархичности Православных Церквей. Ведь если удастся отменить решение патриарха Варфоломея, это поставит под сомнение его право иметь статус «первого среди равных», которое сегодня вырождается в претензию на «папизм восточного обряда». Если патриарх Варфоломей на Украине вынужден будет пойти на попятную, тогда будет два выхода. Либо будет поставлен под сомнение сам принцип нынешней иерархичности Предстоятелей Православных Церквей, когда Константинопольский Патриарх почитается как первый среди равных, либо будет предложена новая иерархичность и будет сделан шаг в сторону утверждения Предстоятеля Церкви Третьего Рима в качестве первого по чести. Авторитетный сербский архиерей митрополит Черногорский Амфилохий (Радович) в недавнем интервью Первому каналу, говоря об этом, предлагает поставить под сомнение не только права Константинопольского патриарха, в качестве первого среди равных, но и права Московского Патриарха, который, по его мнению, утратил это право после убийства последнего Русского Царя. Фактически влиятельный в православном мире владыка Амфилохий предлагает отменить принцип иерархичности. Но не приведет ли это к анархии? Это серьезная проблема, вопрос этот нужно обсуждать.
Сегодня мы видим некоторые признаки того, что наше Священноначалие извлекло уроки из тех ошибок, которые совершала наша церковная дипломатия. Впрочем, совершаются и новые ошибки, таковой, на мой взгляд, является визит митрополита Илариона в Рим, и прежде всего его информационное сопровождение.
Будем, тем не менее, надеяться, что нашему Священноначалию удастся убедить в нашей правоте все Православные Церкви. Будем надеяться, что наши государственные структуры помогут Священноначалию преодолеть этот кризис. Но и для нас, мирян, есть пространство для действия. Хочется надеяться, что эта конференция внесет вклад в процесс формирования народной церковной дипломатии.
 
Анатолий Степанов, гл. редактор «Русской народной линии»

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *