Аналитический центр святителя Василия Великого Загрузка

Украинская власть будет силой загонять священников в новую структуру

Серебрич: Украинская власть будет силой загонять священников в новую структуру
Автокефалия на Украине еще не обрела завершенной юридической и церковной оболочки. Впереди получение томоса, окончательное оформление Поместной церкви, создание структуры, «умиротворение» раскольников. Но главное – изъятие у УПЦ храмов, лавр и имущества с передачей их Контсантинопольскому патриархату и новой Церкви
О том, как это будет происходить, изданию «Украина.Ру» рассказал религиовед, научный сотрудник Российского института стратегических исследований Андрей Серебрич.
— В чем именно патриарх Варфоломей нарушает церковные правила, признавая украинских раскольников «патриарха» Филарета (Денисенко), Макария (Малетича) и прочих?
— Каноны, которые грубо нарушил патриарх Варфоломей, приведены в решении Синода нашей церкви о разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом. О действительном попрании канонов греческим патриархом говорит хотя бы тот факт, что он, легализовав сейчас Филарета и других раскольников, фактически отказался от своей позиции, которую декларировал ранее по этому вопросу. Когда наша церковь в 1992 году запретила в служении Филарета, а в 1997 году предала его анафеме, то тогда у Варфоломея по этому поводу не возникло никаких сомнений. Он подтвердил указанные прещения в отношении лидера раскола. Теперь же Вселенский патриарх существенно превысил собственные полномочия, «сняв» анафему с названных раскольников, которая была провозглашена в другой поместной церкви.Одновременно греки Стамбула признавали и то, что Украина входит в юрисдикцию Русской православной церкви и что единственной канонической иерархией является та, которая возглавляется митрополитом Киевским УПЦ. Сначала это был митрополит Владимир, а затем — митрополит Онуфрий.Хотя, стоит признать, что греки-фанариоты давно искали удобного момента нанести удар в спину. Первые громкие претензии Варфоломея на Украину в новейшее время прозвучали во время его визита в Киев в 2008 году. Тогда при непосредственном участии руководства страны обсуждался сценарий признания раскольников. Тогда же Варфоломей публично намекнул, что склонен в одностороннем порядке пересмотреть решение более чем трехсотлетней давности своего предшественника Константинопольского патриарха Дионисия IV о передаче Киевской митрополии в состав Московского патриархата. Эти и последовавшие позже заявления Константинопольского патриархата противоречат тем, которые он делал ранее.

— Были ли исторические случаи снятия анафемы и признания раскольников? Расскажите, как проходила эта процедура и в чем отличие от «снятия анафемы» с Филарета Денисенко?

— Церкви известны факты уврачевания расколов, причем в недалеком прошлом. Например, в 1998 году был проведен Всеправославный собор, на котором были заложены основания для преодоления раскола в Болгарском патриархате. В начале 1990-х от Болгарской церкви откололась примерно треть епископата, сформировавшая альтернативный «синод». Раскольники обвиняли патриарха Максима в том, что он был незаконно избран на эту должность и сотрудничал с режимом Тодора Живкова. Интересно то, что болгарское государство тогда поддержало раскольников. После собора часть раскольников с покаянием вернулись в состав канонической церкви. Причем их приняли в том же сане, в котором они ушли в раскол. На таком подходе настаивал как раз участвовавший в соборе Константинопольский патриархат.

Но полностью этот раскол был уврачеван только в середине 2000-х годов, когда к власти пришло правительство Симеона Сакскобургготского. Он поддержал каноническую церковь, раскол сошел на нет. А последний епископ вернулся из раскола в 2012 году.

— То есть на примере Болгарской церкви можно говорить о том, что государственное влияние на церковные вопросы может быть как конструктивным, так и деструктивным?

— Да, и, на мой взгляд, это один из определяющих факторов. Если взглянуть на процессы, которые происходят на Украине, то становится ясно, что без вмешательства режима Порошенко в церковные дела мы бы вряд ли увидели легализацию раскольников со стороны Фанара. Этот процесс инициировала киевская власть. Мы помним, что в 2016 году парламент обратился к Варфоломею с просьбой предоставить автокефалию украинской «церкви». Неоднократно представители руководства страны самого высокого уровня посещали Фанар, стремясь подтолкнуть греков к активным действиям. Одновременно власти проводили и продолжают проводить политику по ущемлению прав канонической церкви. Так что фактор влияния государства в данном процессе является определяющим. И это влияния можно расценивать как деструктивное.

— 16 декабря Филарет заявил о том, что является «почетным патриархом» и будет представлять ПЦУ «внутри», а Епифаний Думенко будет представлять ее «снаружи». Как, по вашему мнению, Фанар отреагирует на подобный демарш Филарета?

— По моему мнению, это нежелательный сценарий для Варфоломея. Как мне кажется, ставка была сделана на митрополита Симеона (Барского). В случае его избрания можно было бы говорить о какой-то видимости каноничности этого мероприятия. А так практически произошла легализация двух раскольнических структур, не имеющих апостольского преемства. К тому же Епифания считают правой рукой Филарета, т.е. несамостоятельной фигурой.

Фанаром, скорее всего, будут предприняты максимальные меры, чтобы еще сильнее ограничить дарованную «автокефалию». Пока еще никто не видел томос, который Варфоломей вручит Епифанию 6 января. Нельзя исключать, что Варфоломей может его переписать, усилив привязку новой «церкви» к Фанару и сохранив возможность отыграть назад в случае излишней самостоятельности Филарета и Епифания.

— Как вы считаете, как отреагируют на прошедший «собор» другие Поместные церкви? Могут ли они признать ПЦУ?

— Это один из ключевых вопросов. Если ни одна из Поместных церквей не поддержит ПЦУ, то ей будет грош цена. Это подтвердит, что новая «церковь» абсолютно неканоническая, она раскольническая.
С другой стороны, это очень сложный вопрос. Никто из Поместных церквей не хочет идти на конфликт ни с Константинопольским, ни с Московским патриархатами. На мой взгляд, церкви «греческого мира» — Кипрская, Албанская, Иерусалимская — могут поддержать новосозданную церковь на Украине.

Важно и то, что, хотя церкви пытаются дистанцироваться от конфликта, им все же придется встать перед выбором. Поскольку наверняка их епископы и священники столкнутся с необходимостью сослужения с представителями ПЦУ (с Епифанием, Драбинко или даже Филаретом), например, в рамках условных торжеств, организованных Константинопольским патриархатом. А факт совместного сослужения — это уже признание.

Какая бы ни была позиция Поместных церквей, Украина для Варфоломея стала лакомым куском. Кроме создания ПЦУ он, очевидно, получит и несколько десятков ставропигий. Это означает прямой доступ к финансовым потокам и некий символ принадлежности Украины его власти. Поэтому Фанаром также будут предприняты действия на упрочение своего статуса на Украине.

— Как вы считаете, какую роль в происходящем на Украине сыграли униаты и Украинская греко-католическая церковь?

— На мой взгляд, они и стоящий за ними Ватикан являются одной из заинтересованных в этом процессе сторон.
Еще в 2015 году была принята «Экуменическая концепция» Украинской греко-католической церкви, в которой униаты называют себя церковью Киевской традиции, которая берет начало от Крещения Руси. На основании этого они декларируют готовность стать основой для создания Единой поместной церкви в Украине. Они официально заявили о своем желании и готовности возглавить этот процесс. За последнее время греко-католики, имея своих сторонников в высших уровнях власти, значительно расширили собственное присутствие в центре, юге и востоке Украины.

Не случайно лидер униатов Святослав Шевчук приветствовал проведение учредительного собора и призвал руководство новой церкви к совместному поиску пути к единству. С учетом того, что в последнее время Порошенко несколько раз заявлял о том, что следует объединить все четыре украинские церкви, подразумевая УГКЦ, объединительный процесс, вероятно, только начинается, и униаты еще скажут в нем слово.

— Как будут развиваться дальнейшие события на Украине?

— Думаю, в ближайшее время мы станем свидетелями развертывания силового сценария в отношении канонической церкви. Власть будет предпринимать попытки силой загнать духовенство из УПЦ в новообразованную структуру. Для этого и принимаются пресловутые законы о смене наименования и т.д. Кроме того, что они дают возможность осуществлять рейдерские захваты храмов и отнимать имущество УПЦ, эти акты направлены на то, чтобы максимально маргинализировать духовенство и верующих Украины, сохранивших верность каноническому православию. Власть на законодательном уровне осуществляет деление граждан по религиозному признаку. Ярлык «неблагонадежных», «второсортных» людей позволит чиновникам и националистам ужесточить меры в отношении верующих УПЦ. Призывы к расправам над верующими уже раздаются, даже в парламенте.

Параллельно стоит ожидать условно мягкие попытки уговорить колеблющихся архиереев, таких как митрополит Черкасский Софроний (Дмитрук), присоединиться к ПЦУ.

В целом все идет к какому-то большому разделению в мировом православии. Думаю, не стоит исключать раскола среди поместных церквей, когда часть поддержит Константинопольский патриархат, а часть — Московский.

И, скорее всего, Украиной все не ограничится — на карте есть еще немало точек, где Фанар может вмешаться в дела других поместных церквей. Болезненная ситуация сложилась в Сербской церкви, где есть и македонский раскол, и черногорский раскол, поддерживаемые своими государствами. Несмотря на высказанные ранее различные заверения, Варфоломей может вмешаться и легализовать, например, македонских раскольников.

Мне иногда приходится слышать, что во избежание нынешней ситуации на Украине Русской церкви следовало бы принять участие в Критском соборе в 2016 году и уже на нем добиваться от Варфоломея железных гарантий его невмешательства на Украину. С этим можно было согласиться, если бы Фанар был самостоятельным игроком.

Константинопольский патриархат, идя на признание раскольников, того же Филарета или «митрополита Макария» (Малетича), играет тем самым на подрыв собственного авторитета в православном мире. Подобные шаги может делать только тот, кто лишен самостоятельности. Все больше появляется подтверждений того, что Фанар выступает инструментом в руках вашингтонских политиков.

Во время проведения собора на Крите в Конгрессе США принимались резолюции, в которых выражалась поддержка патриарху Варфоломею. Базирующийся в США орден святого Андрея, который помогает Фанару, включает в себя членов, имеющих тесные контакты с финансовыми и политическими элитами США. Константинопольский патриархат, очень сильно зависимый от США, стал средством для продвижения геополитических интересов Белого дома.

Вашингтону же выгодно вбить клин между Украиной и Россией, придать существующему конфликту религиозное измерение. Как известно, религиозные конфликты носят более глубинный характер, их будет сложнее уврачевать в дальнейшем. В течение последних месяцев высокопоставленные чиновники из Государственного департамента США публично выражали свою поддержку совместным действиям Варфоломея, Порошенко и Филарета по созданию ПЦУ.

Константинопольский патриархат, публично выступающий за единство в православном мире и наделяющий себя особыми полномочиями за его сохранение, своими руками это единство разрушает. Причем он решил это сделать тогда, когда в его собственном доме крайне неспокойно. В данный момент правительство Греции реализует программу по отделению церкви от государства, против чего выступает духовенство страны. Интересно, что кабинет министров А. Ципраса даже не поставил об этом в известность патриарха Варфоломея, хотя так называемые северные территории Греции официально находятся в юрисдикции Константинополя.

Одновременно весьма сложная ситуация сложилась в среде греческой диаспоры США. Глава Греческой архиепископии США, архиепископ Димитрий (Тракателлис), отказывается подчиняться воле патриарха Варфоломея и уходить в отставку. Между тем этого американского иерарха называют виновным в многочисленных финансовых нарушениях. Шутка ли, греки диаспоры до сих пор не смогли завершить строительство храма святого Николая на месте того, что был разрушен в Нью-Йорке вследствие теракта 11 сентября 2001 г. Не говоря уже о том, что в среде диаспоры раздаются голоса в пользу получения полной автокефалии от Константинополя. В такой ситуации Константинопольский патриархат, вместо того чтобы озаботиться урегулированием церковной жизни в своем доме, инициировал пожар в соседнем.

Источник: https://ukraina.ru/exclusive/20181226/1022207716.html

Андрей Александрович Серебрич
adf@adf.adf
Религиовед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *