Аналитика История Православная миссия

Важность и значение миссионерства

В рамках исследований православной миссии, проводимых Аналитическим центром свт. Василия Великого, представляем вниманию читателей статью дореволюционного священника Ефрема Елисеева (1867-1917) — выдающегося проповедника Православия, трудившегося в степях нынешнего Казахстана, а также в Сибири. Появление сочинения о. Ефрема было вызвано адресованными ему антимиссионерскими соображениями П. Петрункевича. Доводы Петрункевича и сегодня воспроизводят многие православные, в связи с чем мысли о. Ефрема не потеряли своей актуальности. Расшифрованный и адаптированный с учётом современной орфографии текст публикуется в интернете впервые.

Важность и значение миссионерства

ПИСЬМО г. П. ПЕТРУНКЕВИЧА.

(Орфография автора письма сохранена).

Уважаемый отец Ефрем!

Благодарю за присланную книгу «Записки миссионера Буконскаго стана Киргизской миссии». Любезный батюшка! Если вам есть время, будьте добры внимательно прочитать и вдуматься в мои немногие строки: они, не смотря на свою краткость, очень много могут сказать. Распространение христианства дело действительно хорошее, но как вы думаете и смотрите на своих новокрещеных и приведенных в православие духовных детей? Чтобы быть истинным христианином, для этого надо родиться в семье христианина, быть грамотным и отлично понимать сущность христианского учения, а что из того, когда уже человек взрослый и в полном разуме вздумает переменить веру отцов своих,— что от него толку: ведь одно только название что он христианин и это будет только на бумаге, а в душе он все ж таки останется или магометанином или язычником.

Прежде чем распространять где-то православие и христианство, знаете ли сколько работы есть еще внутри. Вот я живу в городе С.Петербурге и посмотришь, что делается уже в стране христианской и в самом центре православия — это ужас! Много народа неграмотных, а если и грамотные, то как они относятся ко храму? Грустно и тяжело наблюдать то, что кругом происходит. В народе развито до ужаса непотребство в словах или просто сказать сквернословие: нельзя пройти десяти-двадцати шагов, чтобы ваш слух не был оскорблен ужасными словами, которые произносят, нисколько не стесняясь прохожих, будь то молодая девушка, женщина или дитя. В деле благочиния скорее больше принимает участие гражданская власть, чем наше духовенство. Жатвы много, а делателей нет! Живу я в С.Петербурге, в приходе N, и что же я—почти каждое воскресенье—вижу: во время службы церковной, молодые гимназисты, ученики и просто неизвестные, прилично одетые, ходят, раскуривая папиросы и весело разговаривая, с подобными себе молодыми девушками, ушедшими из дома под предлогом посещения церкви. Приходилось наблюдать нередко мальчиков, собравшихся кучками и играющих в орлянку в ограде церковной.

Надо чтобы человек на земле жил хорошо, был честен, трезв, не лентяй, не ругался и тогда самому будет хорошо и окружающим его — тоже. Эх, батюшка! Сколько еще есть работы внутри и не надо так далеко разбрасывать добрые семена, лучше наблюдать насаженное и не давать сорной траве заглушать посеянное, а хотя изредка поливать духовным дождем и не давать сохнуть. Православные священники еще пользуются любовью народа, а если выдается иной священник особенно хороший и идет ко всякому, богатому и бедному, за исполнением треб и ласков со своими прихожанами, то такого священника просто боготворят. Нет, любезный отец Ефрем, много, много еще есть работы внутри, и мы, называясь православными христианами, должны на деле отвечать этому званию.

Ответить можете что найдете нужным в „Церковных Ведомостях».

П. Петрункевич.

31 Марта 1901 г.

Вследствие вышеприведенного письма господина П. Петрункевича, адресованного на мое имя, считаю долгом, в интересах истины, объяснить следующее.

Прежде всего, мне очень приятно, что вы считаете дело распространения христианства делом великим. Это, действительно, дело великое и святое: самим Господом заповедано идти в мир проповедовать Евангелие всей твари, но не сказано, что благовествуйте в одной только столице и не идите к сибирским инородцам — сим меньшим братиям нашим. А, напротив, Господь заповедал свидетельствовать апостолам в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии, и даже до края земли (Деян. 1, 8). Потому что перед Богом все равны, Он всех принимает, по непреложному Слову Своему: «несть еллин, ни иудей, ни варвар, ни скиф, но всяческая и во всех Христос». Сам Спаситель пришел не праведных спасать, а грешников призвать на покаяние. Мы вовсе не заставляем взрослого переменять свою «отцовскую» веру, а только приводим к той «отцовской вере», которую забыли их «отцы», будучи руководимы ложным вероучителем Магометом, погрязшим в своих греховных влечениях. Бог один создал одного родоначальника Адама и дал одному человеку одну веру. Естественно, одному человеку 100 вер «отцовских» дать не мог, так как каждому народу не был создан Богом его отдельный родоначальник со своей верой. Все люди по своему происхождению братия по родоначальнику Адаму, вера которого и есть одна истинная христианская, в совершенстве и полноте принесенная на землю Единородным Сыном Божиим, Иисусом Христом. К этой «отцовской» Адамовой вере мы и приводим забывших свою отцовскую веру даже и взрослых, не слышавших в более молодые годы проповеди о Христе, видя в этом пример из жизни Самого Христа, услаждавшего своим учением не одних младенцев, но и взрослых, чему подражали и первоверховные проповедники — Апостолы. В день Пятидесятницы, получив обетование Духа Святаго, Апостол Петр, вдохновившись и получив дар говорить на разных языках, вышел на кровлю дома и начал народу проповедовать о Иисусе распятом. В тот же день охотно принявшие слово крестились и присоединилось в тот день душ около трех тысяч. И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах (Деян. 2, 41). Подобно этому, и мы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учим творити вся елика заповедал Христос (Матф. 28, 20). Для сей последней цели в помощь нам служат церковь, школа, проповедь, беседы, пение, знакомство инородцев со словом Божиим на их родном языке.

Самим Господом заповедано идти в мир проповедовать Евангелие всей твари, но не сказано, что благовествуйте в одной только столице и не идите к сибирским инородцам — сим меньшим братиям нашим.

Таким образом и наши новокрещенные христиане пребывают в общении и молитве на своем родном языке. Хотя они и взрослые, но славят и благодарят Бога, потому что милосердый Бог не отринет пришедшего и в единонадесятый час, как и в первый. Тому должен следовать и каждый христианин, проявляя свою христианскую любовь к ближним, должен быть соучастником в деле распространения христианской веры, помогая новообращенным материально и ободряя их нравственно. Безразличие и холодность к нуждам единоверцев, сидящих во тьме и сени смертной, к их религиозной судьбе и участи, не может иметь места среди православных христиан «святой» Руси, как издревле, со времен св. Владимира, мы привыкли называть свое отечество. Св. Равноапостольный князь Владимир сам своим примером показал истинный образ крещения взрослых, неграмотных, не живших и не родившихся в семье христианина, принял крещение под старость сам, его же примеру последовали и киевляне. Вот отчего современная Русь и получила в наследство свою святую православную веру. Так и мы, крестя одного взрослого, спасаем вместе с тем от тьмы заблуждения, целое потомство, имеющее произойти от такого прозелита. Дети, внуки и правнуки новообращенного будут любить и почитать христианскую веру уже как веру «отцовскую». Современным магометанам и язычникам та или другая вера потому только «отцовская», что в свое время им не приходилось слышать проповеди о Христе Спасителе. То, что старики новокрещенные неграмотны, не есть препятствие ко принятию крещения: кто мало знает, с того меньше и взыщется. Не устами только нужно приближаться ко Господу, но сердцем, а простота сердца неграмотного нисколько не черства в деле приближения своего к Богу умом и сердцем. По слову Божию: Бог часто избирает незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее, чтобы упразднить значащее (1 Кор. 1, 28). Эту истину подтверждает опыт. Само христианство проникает в народ не только сверху, но и снизу, не только через влиятельных и начальствующих, а и через беднейшую часть народной массы, в которой всегда сохраняется искреннее религиозное чувство, часто вытесняемое в высшем обществе погонею за развлечениями и удобствами жизни.

Священник Ефрем Елисеев в киргизской (в нынешней терминологии — казахской) степи.

Вы излагаете, чтобы быть христианином, нужно родиться в христианской семье и быть грамотным, но сами же ропщете на невежество и кощунство грамотных и воспитанных в христианской семье, сообщая, что гимназисты. ученики и просто неизвестные, прилично одетые, ходят вокруг церкви с подобными себе молодыми девушками, раскуривая папиросы, и играют в орлянку и пр. Но из этого нельзя заключать, что грамотность вредна. Нет, сто раз нет: ученье — свет, а неученье — тьма. Эти плохо наставленные юноши не умеют верно пользоваться своею грамотностью — этим великим средством к истинному просвещению человечества. К искоренению такого невежества среди юношества должны придти на помощь родители, семья, школа, литература и религия. Дитя рождается и растет в семье родителей. Сам Бог возложил на родителей священную обязанность воспитывать своих детей. Отцы, воспитывайте чад своих в наказании и учении Господни (Ефес. 6, 4). Тоже предначертано и в высочайшем рескрипте от 25 марта 1901 года на имя вновь назначенного министра народного просвещения, генерала Ванновского «да помогут нам родители и семьи, ближайшим образом, обязанные пещись о своих детях»… Поэтому священный долг родителей—воспитать из ребенка хорошего семьянина, хорошего общественника и гражданина, а главным образом—истинного христианина, потому что плохой христианин будет плохим семьянином и больным членом общества. Как направят родители ребенка с малолетства, таким он останется на всю жизнь. Как глубоко входят пятна в бумагу и сводить их бывает трудно, иногда совсем невозможно, так и на сердце дитяти отпечатлеваются и часто навсегда остаются в руководство примеры, наблюденные в детстве. В этом духовенство винить нельзя — нельзя же требовать от пастырей духовных, чтобы они посещали детские комнаты и будуары, чтобы они несли обязанности матерей, нянек и бонн. Наблюдать за детьми—это исключительно обязанность родителей, которые должны понимать, что за детей они должны дать строгий ответ перед Богом, памятуя слова Спасителя: горе человеку тому, им же соблазн приходит (Матф. 18, 7). Юноша, приходя в меру возраста, начинает, для совершенствования себя, заниматься литературой. В выборе книг юношей часто руководит либо произвол, либо то шатание понятий, которое нередко можно наблюдать в нашем обществе. Вместо того, чтобы усовершенствовать юношу в чтении душеполезных и религиозно-нравственных книг, ему охотно предлагают светскую литературу, журналы, романы и прочее. И таким образом дают юноше «камень» вместо «хлеба». Подобная светская литература имеет целью воспитывать общество, выставляя на показ порочные проявления частной и общественной жизни. В каждой книжке журналов, романов и пр. дребедени, которую во множестве дают ныне печатные станки, преподносятся молодым читателям модные взгляды и воззрения атеистов и нигилистов под названием пашковцев, штундистов, толстовцев, отрицающих историческую основу христианской жизни: религию, семью и пр. Этим лицам не мешало бы помнить слова Спасителя: иже аще соблазнит единаго малых сих верующих в мя, уне есть ему, да обесится жернов оселский на выи его, и потонет в пучине морстей (Матф. 18, б). А что светская литература снабжает учащуюся молодежь такими произведениями, в том духовенство винить нельзя: оно такие сочинения не пишет и цензурою их тоже не заведует.

Каждый христианин, проявляя свою христианскую любовь к ближним, должен быть соучастником в деле распространения христианской веры.

О религии, хождении в церковь, благоговейном стоянии, усердной молитве мало заботятся сами родители, а некоторые даже прямо говорят: «нельзя принуждать детей к молитве, у детей само собою явится молитвенное настроение», а дома молитвы учат больше для ответа «на уроке в школе», а не для молитвы. Некоторыми людьми идеалы христианства объявляются отжившими свой век. Такой пример старших, конечно, заставляет и юношество уклоняться от религии. На юношу неотразимо действуют эти процессы разложения и разрушения, которые замечаются в настоящее время в семье, обществе, литературе.

Мы имеем дело с магометанами, которые, кроме всех жизненных язв, имеют еще пагубное предписание своей религии: когда встретитесь с неверными (т. е. христианами), рубите им головы, пока не нанесете им совершенного поражения (Кор. 47, 40). Убивайте многобожников (т. е. почитателей св. Троицы—христиан), где ни найдете их (Кор. 9, 5). Эти слова магометане заучивают с детства, потому они и ненавидят христиан, черпая эту ненависть на страницах Корана, своей вероучительной книги. Эти магометане — подданные Русского царя-христианина. Общий фанатический мусульманский мир, с своими чалмоносцами-муллами, твердо лелеет идею, что из рук халифа из Стамбула придет для мусульманства всемирная победа и владычество. Просвещать магометан необходимо, и только тогда наступит на земле мир и благоволение. Многовековой опыт свидетельствует, что приобщение инородцев к русскому народу и единение с ним вернее совершается через обращение их в христианство, как верою прежде и сам русский народ стал крепок и силен. Христианство есть единственное средство, связывающее иноверных подданных Царя в то несокрушимое целое, на котором выросла Империя. Обращая иноверца, мы улучшаем его душевный мир и делаем подданным Монарху, не по телу только, но и по духу; наставляя мусульманина в христианской вере, мы укрепляем тот камень, который заложен «во главу угла» Русского Государства. Иначе подданный иноверец магометанин будет всегда враждебен к христианам и будет глядеть не в сторону Москвы и Петербурга, а в Стамбул, Медину и Мекку. Поэтому, Евангельские слова: любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгонящия вы (Матф. 5, 44) говорить магометанам безусловно нужно, не только миссионерам, но и всякому христианину, в данном случае помогая миссионерам и материально, и нравственно.

Относительно произношения поучений и народного учительства жаловаться на духовенство нельзя. Почти при каждой службе произносятся проповеди и поучения, посвященные обличению безверия современного общества, его греховных стремлений, пороков, соблазнов и пр. Недостатка в проповедях не ощущается: есть целые серии проповедей, сборников, поучений, составленных на разные случаи. Пастыри не ограничиваются одной проповедью с церковного амвона, а приходят на помощь всюду и во всем: распространены внебогослужебные собеседования, церковные просветительные братства, библиотеки-читальни, уличные народные библиотеки, множество духовных журналов, чтение в казармах и в войсковых частях, в школах, мастерских, фабриках, заводах и пр. Для снабжения народа духовным чтением организованы: общество распространения религиозно-нравственных книг, священного писания, целые редакции Афонских, Троицких и Печерских листков. Но все это нужно слушать не ушами только, но и сердцем, тогда эти поучения проникнут в глубину верующей души: верующий легко и спасительно переживет и радость, и горе, получая утешительный ответ на все запросы своей жизни в тайниках христианского вероучения.

Многовековой опыт свидетельствует, что приобщение инородцев к русскому народу и единение с ним вернее совершается через обращение их в христианство, как верою прежде и сам русский народ стал крепок и силен.

Духовенство наше в своих поучениях гору золота на земле обещать не может, а может только руководить людей, наставляя их к достижению жизни вечной, небесной, духовной. Религию вначале создало не духовенство и не человек, а сам Бог в своем Божественном откровении, преподанном нам в священном писании и предании. Самая цель православной христианской религии и назначение кратковременной жизни человеческой состоит в подготовлении себя к жизни будущей, вечной, духовной. Небесная духовная жизнь несравненно выше земной человеческой жизни. Учение христианское нельзя сравнить с другими человеческими религиями, обещающими, по вашему вкусу, много «на земле», а еще больше — «на небе». Предписания магометанской религии именно таковы. Если магометанин в свой пост, называемый рамазан, больше, слаще и жирнее будет питаться, то тем более он приобретает прав слаще и жирнее (чуть не одно сало) питаться в раю; чем больше магометанин будет разделять ложе с своей женой постом, тем больше этого удовольствия получит он в раю; чем больше будет иметь здесь жен на земле, тем больше будет предоставлено ему жен в раю; чем моложе жены магометанина будут здесь, на земле, тем более молодые гурии—существа женского пола— обещаны Кораном в раю магометанском. Для полноты блаженства, гурии будут черноокие (Гур)—девы, созданные особенно обольстительными, велеокие (гин), со скромными взглядами, добротные, красивые, полногрудые, подобные жемчужинам, яхонтам, кораллам, бережно хранимым страусовым яйцам, не познанные прежде ни людьми, ни гениями, милые мужьям, равные им по летам (Кор. 37, 44, 55, 70. 78, 33. 55, 56. 56, 36). Много обещано на земле, но еще большего должно ожидать в раю. Но нужно помнить, что магометанская религия человеческая, чувственная, пагубная, а христианская религия — Божественная, духовная, спасительная. Все это выражено Самим Христом (а не духовенством) в следующих словах: «могий вместить, да вместит, а только не могущий да посягает, т. е. женится, и то только на одной, а чада века того, в царствии Божьем, ни посягают, ни замуж не выходят, а живут как ангелы в царствии Божьем». Вот почему наше духовенство, вопреки Божественного закона, многого для людей обещать на земле не может. Христианин, призванный к наследию небесному, должен о горнем помышлять, а не о земном, искать горнего, где Христос сидит одесную Бога (Кол. 3—2).

В деле благочиния должна больше принимать участие гражданская власть, так как ей даны средства для того необходимые. Духовенство, совершая литургию в церкви и поучая народ, как пастыри словесного стада Христова, не может быть в тоже время на улице и надзирать за благочинием. Да и не духовенства это дело. Гражданской власти, ведающей внутренний порядок, т. е. министерству внутренних дел, отпущено по росписи государственных расходов на 1900 год более 85 миллионов руб., военному министерству, блюдущему за внешним «благочинием»— более 324 мил. руб., а ведомству Св. Синода, со всеми высшими, средними, низшими и начальными школами— всего 23 милл. руб. Комментарии излишни, цифры красноречиво поясняют дело: на 324 милл. руб. можно больше иметь служащих и больше сделать, чем на 23 милл. руб. Тем не менее духовенство живет и работает с пользою и там, где гражданская власть бывает редко, и то мимоездом. Духовенство поселяется в самых захолустных местах, среди необразованных дикарей. Ему часто приходится жить их жизнью, сживаться со всякими лишениями, редко передвигаясь по железным дорогам и пароходам, чаще—пешком и верхом, нередко и на лодке, пробираться по снежным сибирским равнинам, тайге, тундре, горным ущельям, знойным бесплодным степям и пр. В каждом хотя бы и захолустном селении есть священник, а гражданских чиновников мы видим только в более оживленных и центральных местах. Священник—это единственное, если не всегда интеллегентное, то по крайней мере грамотное лицо, поучающее народ то своею проповедью, то церковною службою. Ведь служба та же проповедь, говорящая о всем необходимом для христианина, а имена царствующей фамилии и царствующие грады, за каждой службой повторяемые, закрепляют в памяти христиан их религиозные и верноподданические обязанности. Если бы не было духовенства, я уверен, что многие не знали бы даже имени своего Государя и не знали бы о существовании в центре России стольных градов—Москвы и Петербурга.

Христианин, призванный к наследию небесному, должен о горнем помышлять, а не о земном, искать горнего, где Христос сидит одесную Бога (Кол. 3—2).

Что Россия «сердце» в административном отношении, а Сибирь «кожа»—в этом нет сомнения. А что касается истинных христиан, то они могут быть везде. Вы ищете веру истинную, нелицемерную, а вера не может быть ограниченной ни местом, ни временем, ни народом. Бог из камней может создать чада Аврааму. Сам Божественный Учитель заметил, что сыны Израиля народ Божий, избранный, наследники обетования, не приняли, по жестокосердию своему, обещанного Мессию, а грешники покаявшиеся возлегли вместе со Авраамом, Исааком и Иаковом во царствии Отца Небесного. Так Божественный Учитель, посланный токмо ко овцам погибшим дому Израиля, не нашел столько веры в самой Иудее, чем в Самарии, хотя население последней составляло смесь остатков древних израильтян с поселенцами Ассирии и других стран. А преимущество было ведь на стороне Иудеев. Самаряне же приняли Его своей простой и восприимчивой душой лучше, чем Иудеи. Бог удостоил самарян за эту простодушную веру самооткровения Своего Божества. «Поверь Мне, сказал Он самарянке, что наступает время, когда и не на горе сей (Горазиме), и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине: ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть Дух — и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине, т. е. люди будут через усвоение себе истинного богопознания служить Ему, Истинному Богу, своей духовной жизнью, своим нравственным совершенствованием. Бог есть Дух и поклонение подобает Ему на всяком месте владычества Его. Его храм есть весь мир, и Его церковь должна обнять все человечество, которое едиными устами и единым сердцем должно прославлять своего общего Отца Небесного. Пустынникам, затворникам, отшельникам, столпникам нисколько не препятствовало стяжать спасение, что они жили не в «сердце», а на окраине. Поэтому и для новообращаемых то обстоятельство, что они живут на окраинах, в горах, пустыне, тайге, тундре, степи не может препятствовать стяжать им спасение в восприятии истин христианского вероучения. Не разум, не ученость, не «известное положение», а доброе, верующее сердце— вот тот источник, из которого исходит истинное счастье как для себя, так и для всех окружающих в жизни сей, и в будущей.

Взрослые новокрещенные неграмотны, и потому сами достигнуть христианского учения не могут и воспитать детей в христианстве также не могут, но они постоянно поучаются и наставляются в христианской вере через пастырей-миссионеров, учителей, катехизаторов, школьников. Вы говорите, что невозможно смотреть на поведение и легкомыслие вашего юношества— они много приносят соблазна, оскорбления окружающим и огорчения своим воспитателям, родителям и старшим. Здесь же часто имеет место обратное: дети бывают наставниками темных родителей и проводниками истинных, просвещенных понятии в единоплеменное им общество. Так, в катихизаторских школах алтайских и киргизских совершается в учебное время ежедневно литургия до классных занятий, за которой присутствуют все учащиеся в качестве чтецов, певцов и проповедников. Во время службы слышится их чтение и умилительное общее хоровое пение молитв по-славянски, по-киргизски, по-алтайски. Приходит время запричастного, царские врата и занавес закрываются. Входит на амвон с книгою жития святых очередной ученик инородец, кладет книгу на аналой, раскрывает, благоговейно крестится и начинает свое поучение: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Благослови, всечестный отче, прочести житие такого-то святого»… Прочитывается житие святого, не торопясь, до конца. Как умилительны эти минуты! Там, в алтаре, священнослужители приобщаются от Божественной трапезы Тела и Крови Христовой, текущей в живот вечный, а на амвоне желтокожий дикий сын природы услаждает слух товарищей и молящихся словесами благочестия. Таким путем они на практике знакомятся с богослужением, уставом, чтением, пением и жизнеописанием святых всего года. Наступают каникулы, ученик-инородец отправляется в родную юрту, здесь он своим чтением и пением на родном языке наставляет своих родителей, а рассказами о виденном и слышанном в городе от преподавателей постепенно призывает их быть христианами, любить отечество и своего благодетеля, Белаго Царя, и рассеивают нелепости и предубеждения, поддерживаемые магометанскими чалмоносцами-муллами — стремиться к турецкому Султану, преемнику Магомета и халифов, питать на него надежду, что он может взять в свои руки дело объединения мусульман всего мира и повести их к победам над неверными (христианами), как в былые времена их водили халифы.

Всякий благомыслящий и благочестивый христианин должен заботиться не о своем только спасении, но и о спасении ближних инородцев.

Если христианин будет жить достойно звания православного христианина, то его никто обличать в принадлежании к расколу не будет, так как только в православии и найдет себе наставления к доброй жизни. Пьянство, тщеславие, курение, сквернословие и все пороки порицаются православным учением, а что есть не слушающие, то в этом православие и духовенство не повинны. Христос Божественными устами проповедовал, но не все уверовали и блюли Его слово, во многих поселились даже негодование и ненависть к Нему. Только каждому христианину нужно быть в благодатном общении с церковью. Кому церковь не мать, тому—и Бог не Отец. Старайтесь блюсти единение духа в союзе мира—живите и помышляйте так, чтобы всем нам составлять едино. Пусть по внешнему положению вы различны, но по духу должны быть одинаковы, должны иметь одинаковые понятия о предметах духовных, одинаковые чувствования и стремления, должны иметь одну цель жизни—цель служения и благоугождения Богу, одну заботу получить блаженную жизнь по смерти. Все мы составляем одно духовное тело, т. е. церковь, глава которой Христос. В этом теле живет один св. Дух, ниспосланный на апостолов, а теперь всегда пребывающий в церкви Христовой. Призваны к одной надежде на блаженную вечность все, и богатые, и знатные, и бедные и малоизвестные, и мужчины и женщины, грамотные и неграмотные, русские и инородцы, живущие в «сердце» России и на «окраине». Поэтому всякий благомыслящий и благочестивый христианин должен заботиться не о своем только спасении, но и о спасении ближних инородцев, сих меньших братий, так как Един Бог, едина вера, едино крещение (Ефес. 4, 5). Сам Господ наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом (2 Солун. 2, 16—17). Как в семье наблюдается самый крепкий союз, если муж, жена и дети одного вероисповедания, и именно православного, так и в государстве ничто столько не может скреплять и связывать между собою членов и целые народы, ничто столько не сделает магометанина и еврея русским не по имени только, но и по душе, как единство веры православной.

В заключении прошу извинения, что не сразу Вам ответил. Тому помешал мой переезд в г. Тобольск, связанный с назначением меня на должность противомусульманскаго миссионера Тобольской епархии.

Тобольский противомусульманский миссионер,

священник Ефрем Елисеев.

Источник: Важность и значение миссионерства : Ответ г. П. Петрункевичу / Тобольск. епарх. миссионер, свящ. Ефрем Елисеев. Санкт-Петербург : Книговед, 1902. [2], 16 с. 

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *