Воссияла на Небе Вифлеемская звезда. Раздались по всей Русской земле традиционные радостные восклицания: «Христос рождается — славите! Христос с небеси — срящите».
Завершился (или завершается по юлианскому календарю) 2018 год. Мы подводим итоги, вспоминаем самые значимые события года, печалимся о потерях, радуемся обретениям и победам. Наш постоянный автор священник Сергий Карамышев подготовил «Летопись 2018 года», сделав прекрасный обзор важных событий прошедшего года, позволяющий вспомнить главное. Это избавляет меня от необходимости вспоминать, что было важного в жизни нашей Церкви, нашей страны и во всем мире. Скажу только о самом, на мой взгляд, главном.
2018-й год был очень тяжелым. Думаю, он войдет в историю, как год тяжелейших испытаний и для нашей страны и для нашей Церкви.
Главный печальный итог 2018 года состоит в том, что нам не удалось остановить разбойничьи действия Константинопольского патриархата на Украине. Приходится признать, что мы — Россия, Русский мир, Русская Церковь — потерпели тяжелейшее поражение.
Не буду рассуждать на тему, кто виноват, пусть с этим разбираются те, кому положено — наше государственное и церковное руководство. Но факт остается фактом: невообразимая еще пять лет назад война русских с русскими дополняется теперь религиозным разделением, который только усилит вражду и противоборство внутри нашего когда-то триединого русского народа. Думаю, все понимают, что получение томоса так называемой «Православной церковью Украины» — это только начало тяжелейшего раскола Русского Православия. И одновременно это — начало гонений на православных на Украине, которое будет сопровождаться захватом раскольниками наших вековых святынь.
Более того, мы стоим перед лицом реального раскола всего Мирового Православия, раскола не сопоставимого, как иногда говорят, а скорее даже превосходящего по последствиям раскол Христианства в XI веке, поскольку нынешний раскол имеет откровенно апокалиптический контекст. Отступать нашему Священноначалию теперь некуда. И возможностей для маневра практически не осталось. Время, когда можно было сманеврировать, к сожалению, упущено.
Теперь остаётся, либо идти на поклон к Римскому папе и просить его помирить православных, а заодно сразу уж предложить ему возглавить христианский мир. Ибо именно это станет следствием вмешательства Ватикана в раскол православного мира (а может быть, архитекторы раскола Русской Церкви именно этого и добиваются?!).
На этом фоне снимаются фильмы о страданиях христиан в Азии и Африке, которых гонят мусульмане и индуисты. При этом зрителям не сообщают, что гонимые — не настоящие христиане, а еретики — католики и монофизиты. По логике у русских зрителей должна возникать мысль, что для защиты несчастных африканских и азиатских христиан мы должны объединиться с Ватиканом. Как тут не вспомнить, что один из официальных мотивов «встречи тысячелетия» в Гаване был именно таким — защита христиан на Ближнем Востоке. Правда, там есть хотя бы православный Антиохийский Патриархат… А тут получается, что Православная Церковь озабочена «великой гуманитарной миссией» — спасением жизни людей, ради которой можно отбросить всякие «несущественные догматические разногласия».
Правда, подавляющее большинство верующих, нашего духовенства и епископата смотрит все-таки на Ватикан «архаично», как на еретиков, полагая, что с католиками можно только, как говаривал Святейший Патриарх Пимен, «разве что чайку попить». Активизировавшиеся в последнее время контакты с Ватиканом только раздражают православных и сеют подозрения о каких-то закулисных договоренностях.
Словом, если кто-то всерьез рассчитывает использовать папу Римского для «излечения раскола» среди православных, должен отдавать себе отчёт, что такой путь приведет только к углублению раскола. Раскол в таком случае пройдет уже не по линии отношений с претендующим на роль «восточного папы» пока еще патриархом Варфоломеем, но коснется существенных вопросов вероучения. И тут уже всякие политесы будут отброшены. Движение «непоминающих», в которое были вовлечены десятки приходов, покажется чем-то микроскопическим…
Есть и другой путь — стоять твердо на принципиальных позициях, что патриарх Варфоломей, вторгшись на территорию Русской Православной Церкви, совершил не только каноническое преступление, но и фактически проповедует ересь «восточного папизма», считая себя вправе вмешиваться в дела других Поместных Церквей. И мы будем добиваться всецерковного рассмотрения этого вопроса и осуждения неправомочных действий Константинополя. А также активно добиваться поддержки этой позиции всеми Православными Церквями. Но тогда, сказав А, нужно будет говорить Б, т.е. придется предупредить все Православные Церкви, что Московский Патриархат разорвет евхаристическое общение со всеми, кто признает раскольников из ПЦУ и одобрит ересь восточного папизма.
Однако обвинение патриарха Варфоломея в ереси требует безукоризненной позиции с нашей стороны. По большому счету, патриарху Варфоломею стоило бы предъявить не только обвинение в «восточном папизме», но и в экуменизме, в сослужении с еретиками-католиками. Но для этого нам самим нужно прекратить всякие «шашни» с Ватиканом, порвать с политикой экуменизма, выйти из Всемирного совета церквей, к чему призывал почисленный недавно на покой митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин (Пушкарь). Только тогда наша позиция будет убедительной для всей Православной Ойкумены. То есть нам, прежде всего, нужно кардинально изменить сам подход к внешнецерковной деятельности, а для начала кардинальным образом реформировать Отдел внешних церковных связей, ориентировав его на укрепление и сплочение Мирового Православия, а не на «свидетельство католикам и протестантам», что на деле оборачивается уступками еретикам. Словом, наше стояние в истине потребует серьезной церковной реформы, точнее контрреформы, поскольку речь идёт о возвращении к истокам.
Высказываются опасения, что такая позиция может привести к изоляции Московского Патриархата. Ну, во-первых, никакой изоляции не будет. Нашу позицию даже в таком слабом виде поддержали уже Сербская и Польская Церкви. Наверняка, поддержит Антиохийский Патриархат, свободный от американского диктата. Весьма вероятно, поддержит Чешская Церковь. Остальные пока либо выжидают, либо колеблются. Но нельзя исключать, что наша принципиальная позиция повлияет и на их решение. А, во-вторых, и это самое главное — если мы стоим за правду, то даже оказавшись в изоляции, будем в большинстве, ибо будем с Богом. «Не в силе Бог, а в правде» — эти слова благоверного Великого князя Александра Невского являются русским правилом на все времена.
Тяжелым год ушедший стал и для патриотической общественности. Ушли из жизни многие видные деятели русской культуры, науки. Почти все они были авторами «Русской народной линии», всех их я знал лично, а потому горечь утраты не оставляла почти весь год. Давайте вспомним, помянем еще раз, помолимся об упокоении их душ. 19 февраля на 73-м году ушел из жизни доктор экономических наук, директор Национального института развития РАН Михаил Иванович Гельвановский; 12 марта на 64-м году жизни — доктор философских наук, проректор по науке Северо-Западного института управления РАНХиГС, один из организаторов клуба «Консервативная перспектива» (совместно с «Русским Собранием») Юрий Васильевич Косов; 30 марта на 95-м году жизни — ветеран Великой Отечественной войны, легендарный штрафбатовец, генерал-майор Александр Васильевич Пыльцын; 5 мая на 60-м году жизни — доктор экономических наук, боевой публицист, основатель военного информационного агентства «ANNA-News» Марат (в крещении Михаил) Мазитович Мусин; 28 мая ушёл из жизни поэт, член Союза писателей России, активный участник «Русского Собрания» Сергей Иванович Коротков; 8 июля на 85-м году жизни — доктор исторических наук, многолетний легендарный руководитель Союза писателей России, один из столпов современной русской патриотики Валерий Николаевич Ганичев; 16 сентября на 70-м году жизни — выдающийся русский писатель, член Правления Союза писателей России Николай Михайлович Коняев; 17 сентября на 71-м году жизни основатель и безсменный редактор газеты «Православный Санкт-Петербург», член Союза писателей России Александр Григорьевич Раков; 27 сентября на 74-м году жизни — поэт и публицист из Великого Новгорода, член Союза писателей России Руслан (в крещении Рустик) Александрович Дериглазов; 24 ноября — ответственный секретарь журнала «Родная Ладога», поэт Владимир Степанович Марухин. Были и другие утраты — коллег, близких и знакомых.
Наверное, многие задавались вопросом: отчего таким тяжелым был этот год? Какой знак посылает нам Господь, попуская такие испытания и тяготы? Конечно, пути Промысла Божия в нашей истории станут понятны по истечении некоторого времени, когда мы ясно увидим следствия произошедшего. Сейчас можно только строить догадки. Одна из таких догадок, думаю, приходит в голову не мне одному, — 2018 год был таким тяжелым потому, что это был год столетия убиения Царской Семьи. А Святых Царственных Мучеников мы в 2018 году толком не почтили. Нужно честно признать, что столетний юбилей не стал переломным в их почитании, а это значит — мы не преуспели в стяжании покаянного духа. Да, конечно, ночью 17 июля в Екатеринбурге прошел массовый Крестный ход, который впервые лично возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Там же, на месте Царской Голгофы, впервые состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, хотя Синод почему-то не принял обращения к народу в связи со столетием цареубийства, хотя лично Патриарх Кирилл не раз обращался к теме Царской Голгофы. Впервые, кстати, прошел царский крестный ход в ночь кровавой расправы с Царской Семьей и в Москве.
Но для государственной власти дата столетия убийства последнего Русского Императора, его Семьи и слуг прошла нарочито незаметно: никаких заявлений и обращений, а тем паче практических действий мы не дождались. Не было сделано ничего, о чем ходатайствовала православная общественность. Архипелаг Императора Николая Второго так и остался безликой Северной землей, хотя во всем мире воля первооткрывателя почитается как закон, а капитан Борис Вилькицкий именно так назвал открытые им острова. Имя организатора кровавого цареубийства Свердлова продолжают носить субъект Российской Федерации, где произошло преступление, города и улицы по всей стране. И никаких попыток со стороны власти что-то изменить мы не наблюдаем.
Впрочем, надо самокритично признать, что и в Церкви, к сожалению, до сих пор нет должного почитания Святых Царственных Мучеников. До сих пор не прославлены царские слуги, кроме врача страстотерпца Евгения Боткина, принявшие мученическую кончину за свою верность Помазаннику Божию. Почему-то и кем-то, наверное, «очень благочестивым» канонизация тормозится. Да и за богослужением Царственные Страстотерпцы чаще всего поминаются «списком», а следом поименно Великая княгиня Елизавета и инокиня Варвара…
Кстати, в минувшем году так и не появилось ясности по поводу «екатеринбургских останков». Более того, обсуждение судьбы останков привело только к ожесточению споров и разделению между верующими…
И поражение по вопросу об украинском томосе, и небрежение памятью последнего Русского Царя — результат того, что мы так и не определились с государственной идеологией, которая до сих пор запрещена нашей конституцией. Впрочем, и Церковь у нас по той же конституции отделена от государства, а значит, сугубо формально, вопрос об украинском томосе — внутренне дело Церкви, и государства это не касается.
А вот враги наши действуют иначе. Нынешний глава Украины Порошенко сразу заявил, когда состоялся «объединительный собор» в Киеве, что наступил конец Третьему Риму. Наши враги предоставление томоса Украине рассматривают именно в геополитическом контексте. А мы не можем сформулировать свой ответ на эти вызовы, поскольку у нас нет идеологии.
Владимир Путин, правда, заявил, что нашей идеологией является патриотизм, но этого явно мало. Во-первых, сам патриотизм нуждается в уточнении, ибо снова наступают времена, когда патриотизм становится «последним прибежищем для негодяев». Теперь патриотами готовы стать и Ходорковский с Навальным. А во-вторых, столь лапидарная формулировка не дает ответа на многие вопросы, которые разделяют современное общество, в том числе и патриотическую его часть.
Словом, в 2019 год мы вступаем с тяжелым наследием года ушедшего. Военная обстановка вокруг нашей страны становится всё более напряженной. Тенденций к разрешению внутренних проблем — экономических и социальных — пока не наблюдается. Социальное расслоение становится всё более кричащим. А массовая культура только подчеркивает, как кичатся своим богатством нувориши, спортсмены и поп-артисты. В народе всё меньше оптимизма, уж слишком много несправедливости в обществе. Хочется надеяться, что эти тревожные тенденции уходящего года заставят задуматься власть предержащих, чтобы они начали что-то делать для народа.
Приветствуя читателей «Русской народной линии» с Рождеством Христовым, хочется пожелать нам не терять оптимизма. Дай Бог, чтобы год наступивший стал для нашей страны и нашего народа годом мира, годом справедливости и годом радости. Благослови, Господи, год наступивший!
Анатолий Дмитриевич Степанов
stepanov@stbasil.center
Главный редактор Информационно-аналитической службы "Русская народная линия" (ruskline.ru). Православный публицист, историк. Член Церковной комиссии по исследованию «Екатеринбургских останков».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *