Аналитика Церковь сегодня

Тысячелетняя Война: смысл и промысл нынешнего церковного конфликта на Украине

Наша брань не против крови и плоти, а против… духов злобы поднебесных.

Еф. 6:12

 Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего.

1 Ин. 3:10-12

Всё в деяниях человеческих осмысляется только непрестанной Войной лукавого против Бога – за наши души – которая продолжится до конца времен. А само время будет продолжаться до тех пор, пока в этой незримой (и недуалистической) битве будут человеки-победители, т. е. святые. Но чтобы быть победителями в этой Войне, они должны участвовать в ней – т.е. быть воинами.

Бог есть Вседержитель, но лукавый властвует (до поры до времени) в человеческом мире. Эту мировую власть над нами даем ему мы – через наши грехи. Со времён Адама человек рабствует греху. Поэтому лукавый, уполномоченный нами через грех, есть князь мира сего. Поэтому мир во зле лежит. Поэтому в мире – т.е. в наших грешных сердцах – его сила превозмогает правду Божию.

Но не всегда. Вечная временная битва продолжается через Божье посольство на земле – Церковь. Через Церковь (т.е. через Бога) человек может победить врага, т. е. зло-грех-смерть. И воины-победители – это смысл человечества-мира-времени. Мы называем их святыми. А святые-победители через своё богословие раскрывают нам истинный смысл и промысл человеческих деяний.

Мы привыкли считать, под влиянием мира, что богословие – это абстрактная и непрактичная дисциплина, оторванная от „живой жизни“; что такие понятия, как „Бог“ и „сатана“ ненаучны. На самом деле всё обстоит как раз наоборот: богословие – это самая практическая наука и все науки о человеке научны, только если основываются на православном богословии – которое является искусством Войны.

Церковное противоборство на Украине

За последние три года в Православии были совершены два пагубные деяния ключевого исторического значения – одно, связанное с Критом, а другое с Украиной. В каждом человеке заложена совесть как орган прямого познания истины; и вот: все мы по совести единодушно знаем, кто виноват в этих деяниях и почему они – наш всеправославный стыд.

Да, все мы единодушно и без сомнения знаем истину за двойном нашем посрамлении на Крите и на Украине; и вот: само существование этих слов – которые не доказывают и даже не высказывают истину, а оставляют ее самораскрыться в совести – есть свидетельство-доказательство этой истины. Нечистая совесть не может родить таких слов.

Критский провал патриарха Варфоломея, который оказался исторической победой для Православия, мы уже обсудили подробнее в книге „Крит – светский дух против святой Соборности“, а сейчас рассмотрим вкратце украинский церковный вопрос, где речь идёт о том же.

В начале 2019 г. Константинопольский патриарх Варфоломей издал в Стамбуле томос об „автокефалии Православной церкви Украины“.

Мы спрашивали себя: с кем пойдёт большинство православного украинского народа? Что  случится с храмами, монастырями и лаврами на Украине? Какую позицию займёт большинство поместных Православных Церквей?

Но эти вопросы относятся к человеческому, а существенно Божье. Евангелие, уча нас богомыслию, показывает, как даже первоверховный Апостол грешил небогомыслием:

И [Господь] начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту… Но Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему. Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое.  (Мк. 8:31-33)

Не выбор большинства, не собственность на храмы и монастыри, не позиция поместных Церквей определяют Божью истину. А наоборот: Божья истина – это тот экзамен, на котором падаем или поднимаемся все мы: миряне, патриархи, поместные Церкви.

Будет великим праздником, если в этом случае все выберут Божью истину и исповедают ее доблестно перед людьми. Но это было бы нечаянной радостью. Большой победой будет, если мы хотя бы не будем соучаствовать во зле.

При всей своей тысячелетней исторической и политической сверхусложненности, украинский церковный вопрос в своей сущности ясен и недвусмысленен, по слову Писания:

Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого. (Мф. 5:37).

Все мы в совести нашей знаем правду в этом вопросе. И патриарх Варфоломей знает правду: что он совершает историческое преступление против Православия, против Церкви, против украинского народа, против Константинопольской патриархии.

(Разумеется, у нас нет права судить раба Божьего Варфоломея; Судья ему только один – Бог. Но если деяния патриарха ex cathedra попирают учение Церкви, то эти деяния подлежат разоблачению, как учат нас святые.)

Богословие и неотделимый от него житейский пример святых-воинов, разоблачавших подобные патриаршеские деяния – Афанасия Великого, Максима Исповедника, Феодора Студита, Марка Ефесского, Иустина Поповича и пр. – единодушно свидетельствуют:

Да, да. Деяние патриарха Варфоломей есть покушение на Православие.

Нет, нет. Деяние патриарха Варфоломея не православно, не законно, не праведно. Ибо оно преступает сущность Церкви – Христову заповедь о любви, о братолюбии[1]:

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. (Ин. 13:34)

Каин и Авель – братья. Бог создал их для братской любви. Но враг Бога – враг и Каина, и Авеля. Именно он побуждает Каина возненавидеть смертельно Авеля. И так он захватывает, т.е. подчиняет (т.е. губит) Каина.

Русские и украинцы – братья. Бог создал их для братской любви. Но враг Бога – враг и России, и Украины. Именно он побуждает некоторых украинцев каинизироваться – чтобы захватить-погубить их.

 

Земные враги России – обманутые обманщиком, что преследуют „свои собственные“, а не его интересы – творят каинизацию Украины. Они строят подвластное им украинское государство на основе русофобии. Но если украинство построит свою самоличность на вражде к брату, то оно будет нести вовеки клеймо Каиново.

Поэтому земные враги России – это на самом деле смертоносные враги Украины (и невольные друзья России). Они побуждают и толкают Россию явить то лучшее, что есть в ней (Святую Русь) – и искушают Украину явить то худшее, что есть в ней. Это было бы плачевным историческим помрачением для украинского народа.

Творение патриарха Варфоломея – ещё плачевнее. Обманутый обманщиком, что преследует „собственные“, а не его интересы, он творит в каинизирующейся Украине свою каинизированную украинскую „церковь, свою „церковь“ братоненавистничества. Потому что в истинной, канонической Украинской Православной Церкви православные украинцы имеют всё, кроме одного – русофобии.

Русофилияот Бога[2]. Русофобия от лукавого. Потому что любовь – от Бога, а вражда – от врага. И потому что сущность России – это Святая Русь, а сущность Святой Руси – это Православие. Поэтому нет и не может быть святого-русофоба. Не может быть истинного христианина-русофоба. (Ни эллинофоба, болгарофоба, франкофоба, германофоба и пр.) Богословская основа русофобии есть вражда к Православию.

Всем известно, что церковная битва за Украину геополитически обусловлена, но в действительности сама геополитическая битва за Украину обусловлена духовно: битва за Украину есть часть Войны Неправославия против Православия.

В своём сердце, т.е. перед своей совестью, т.е. перед Богом мы все знаем, кто здесь прав и кто неправ. И это познание истинно, хотя мир не принимает его всерьёз. Сердце и совесть суть органы прямого познания истины, но так как познание сердцем и совестью – в качестве органов познания – лично, непосредственно, внутренне, аксиоматично, оно „юридически“ и „научно“ недоказуемо.

Чтобы предпринять интеллектуальное, систематическое, теорематическое и доказуемое познание этого события, нужно проследить его смысловые взаимосвязи со многими другими явлениями: богословскими, историческими, геополитическими, каноническими, цивилизационными и пр.

  • С современной геополитической точки зрения всё ясно: чтобы ослабить Россию, Запад (США и их вассалы) хочет разделить единую Русскую Церковь, создав через подвластный ему Фанар в подвластной ему Украине свою подвластную „православную“ русофобскую псевдо-церковь.
  • Историко-каноническая сторона этого вопроса тоже выяснена. Недавно она была убедительно проанализирована профессором протопресвитером Феодором Зисисом, самым достоверным современным знатоком этой тематики.[3] В конце своего исследования этих вопросов он приходит к пяти категорическим выводам, в которых разоблачает деяние патриарха Варфоломея. Вот один из них:

Киев естественная и неразрывная часть Русской Церкви ещё с начала христианизации русских (988). Константинополь охранял это единство русских и их Церкви. Только зломыслящие и неправомыслящие Патриархи в периоды иностранного господства разделяли русских в церковном отношении, под латинским или униатским натиском или влиянием. Сегодняшнее зломыслие Патриарха Варфоломея повторяет ту же ошибку перед лицом геополитического и культурного натиска Запада, который целенаправленно культивирует и насаждает русофобию по принципу разделяй и властвуй”.

  • Канонические нарушения патриарха Варфоломея были указаны многими авторами. Но каноническая сторона вопроса – даже когда она бесспорно доказана – всегда может оспариваться. Даже богооткровенные догматические истины ІV Вселенского собора уже 15 веков оспариваются монофизитами. Многие Константинопольские патриархи были вероотступниками (арианами, несторианами, иконоборцами, униатами и пр.), но никто из них не сказал: я неправ.

Родословие Украинской церкви сложно, т.е. дает пищу для бесконечных споров, если есть корысть в споре. Но не в спорах рождается истина в Церкви. Она бесспорна, а мы рождаемся в ней, когда оставляем ее родиться в нас: не через препирательства и распри, а через благодать, молитву, покаяние. Поэтому Апостол предупреждает нас:

Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны. (Тит. 3:9)

Академическое исследование украинского церковного вопроса исключительно важно, полезно, осмысленно. Его непременно и неотложно нужно сделать. Но в сущности своей вопрос не академичен. Бушует Война – не на жизнь, а на смерть.

Ниже мы попробуем рассмотреть военные действия и бездействия. Для этой цели требует осмысления одно ключевое макро-историческое событие, столь всеобъемлющее, что обыкновенно остается невидимым:

Тысячелетняя Война

Уже около тысячи лет западное Неправославие (которое промыслительно именует себя „Западом“) ведёт завоевательную войну против Православия. Формально Тысячелетняя  Война началась в 1054 году, но ее корни ещё древнее…

Разумеется, мировая война против Православия ведётся вообще испокон веков и ведётся со всех сторон. Неправославие – не только „западное“, но и восточное, и южное, и всякое.

Но западное Неправославие – Запад – это совсем беспрецедентное макро-историческое явление. Потому что именно он породил ту цивилизацию, которая пять веков тому назад предприняла и впоследствии успешно осуществила захват всего мира. С ХVІІІ века и по сей день Запад является мировым экономическим, политическим, военным, идеологическим и цивилизационным Гегемоном.

В отличие от других Неправославий, которые воевали против Православия (нехристиан: персов, арабов, сельджуков, монголов, татар, османских турок и пр.), единственно Запад сумел цивилизационно овладеть-захватить-вассализировать „умы и сердца“ православных народов.

Запад создал первую в истории светскую (секуляристическую) цивилизацию, посредством которой он закономерно овладел миром. Никогда до этого ни одна цивилизация не овладевала миром. И ни одна из существующих сегодня цивилизаций не может начать овладевать миром без того, чтобы стать светской, то есть по сути стать одним целым с Западом. Англо-американский демократизм, французское республиканство, советский коммунизм, германский гитлеризм, китайский маоизм – всё это проявления единой секулярной Западной цивилизации, хотя и на разных субстратах.

Разумеется, цивилизационный мировой триумф Запада не является „концом истории“[4], ибо человеческие деяния – всегда предпоследние…

После своего отпадения от Православия (1054), западноевропейское христианство начинает постепенно, в ходе веков, дехристианизироваться и секуляризоваться. Как указывает св. Иустин (Попович)[5]:

Со сведением христианства к гуманизму оно, без сомнения, становится всё более поверхностным и таким образом уничтожается.

Именно постхристианская секуляризация (человекоцентричность, гуманизм, человекобожие) Запада способствовала в наибольшей степени тому, что он овладел миром. Этот процесс естественен:

ибо сыны века сего догадливее сынов света в своём роде. (Лк. 16:8)

Этот процесс закономерен, ибо чем больше мир господствует на Западе, тем больше Запад господствует в мире.

Православие само по себе не цивилизация, а Царский путь спасения человеков. Но оно порождает свою – православную – цивилизацию, которая существовала в позднюю  античность и в Средние века (Византия, Грузия, Болгария, Россия, Сербия и пр.). Православная цивилизация – это продолжение православной веры во всех областях общественной жизни: государственности, законодательстве, образовательной системе, мировоззрении, культуре, искусстве, науке, традициях и пр. Для более углубленных  исследователей цивилизаций (Шпенглера, Тойнби, Хантингтона) фундаментальная связь  между цивилизацией и религией несомненна.

В ходе Тысячелетней Войны Православная цивилизация – это своего рода „внешняя крепость“ Православия. „Внутренняя крепость“ построена из догматики, литургики, канонов, священного Предания и пр. В ХVІІІ-ХІХ веках внешняя крепостная стена захвачена Западом, или, точнее, обрушена Петром І (упр. 1682 – 1725), который „прорубает окно“ в ней, чтобы ввести триумфально в Россию троянский конь Западной цивилизации. Секуляризация и вестернизация православных народов в Османской империи с ХVІІІ века – это плавный и поступательный естественный „просветительский“ процесс, идущий как со стороны Западной Европы, так и со стороны России.

Современные исследователи указывают разное число цивилизаций в наши дни. Сэмюэль Хантингтон в „Столкновении цивилизаций“ (1996) перечисляет 9, среди которых и православную. Однако, Мэтью Мелко в „Природе цивилизаций“ признает только 5 (Запад, ислам, Китай, Индию, Японию). Нил Фергюссон в своей книге „Цивилизация“ (2011) сфокусирован на противостоянии Запада, the West, и Остального, the Rest, (представленного в основном Китаем и до известной степени Индией) и не видит Православие в качестве фактора в сегодняшнем и будущем мире. Эта современная невидимость Православия объяснима именно его цивилизационной вассальностью в отношении Запада за последние 3 века.

В Тысячелетней духовной и цивилизационной Войне против Православия агрессор всегда один – Запад, а Православие всегда в обороне. Нет православного эквивалента ІV Крестовому походу, униатству, ордену иезуитов, Propaganda Fide, масонству, протестантскому миссионерству, Библейскому обществу, социализму, коммунизму, экуменизму, феминизму, Голливуду, Ню Эйдж, „новой нормальности“, фейсбуку и т.д.

Захват мира Западом характеризуется Хантингтоном с горькой откровенностью:

Запад овладел миром не из-за превосходства своих идей или ценностей, или религии… а скорее из-за своего превосходства в применении организованного насилия.

Чем вернее становится с течением времени эта истина, тем труднее признать ее современным западным мыслителям – именно потому, что она становится всё вернее, т.е. потому что применение организованного насилия, в его всё более коварных, всё более вездесущих и наглых современных формах, обрушивается на самих „мыслителей“. Высшее организованное насилие – это именно всеобъемлющий мыслительный само-контроль, так хорошо описанный Оруэллом в „1984“…

Но давайте продолжим с откровениями Хантингтона, которые разделяются также и всеми порядочными западными мыслителями, поскольку таковые вообще остались:

В наступающем мире этнических конфликтов и цивилизационного столкновения вера Запада в универсальность западной культуры страдает тремя проблемами: она неверна; она безнравственна; она опасна.

Триада „неверная-безнравственная-опасная“ в сочетании с „верой в универсальность“ этой идеологии и с „превосходством в применении организованного насилия“ – этот автопортрет Западной цивилизации показателен…

Украина как граница и конфликтная зона между Православием и Западом

Итак, Тысячелетняя Война Запада против Православия включает непрерывные исторические усилия навязать неверную, безнравственную и опасную идеологию через превосходство в применении организованного насилия. Удары, нанесённые Западом  Православию, бесчисленны – зримые и незримые. Вот некоторые из крупнейших:

  • 1204 – захват Константинополя
  • 1281 – Лионская уния
  • 1439 – Флорентийская уния
  • 1596 – Брестская уния
  • 1609-1618 – польская интервенция в России
  • 1696-1725 – реформы Петра І
  • 1812 – поход Наполеона
  • 1917 – Русская февральско-октябрьская революция
  • 1923 – Конгресс Мелетия Метаксакиса
  • 1941 – поход Гитлера на восток
  • 1948 – назначение патриарха Афинагора президентом Гарри Трумэном, через которое Константинопольская патриархия переходит в прямое подчинение США…

В большинстве этих случаев боевые действия – духовные, цивилизационные, а часто и буквально военные – велись именно на территории нынешней Украины. Уже тысячу лет она находится на внешней границе Православия, т.е. является жертвой неперестающей и результативной агрессии со стороны Запада. Результат всего этого – события на сегодняшней Украине.

Разумеется, все эти явления многомерны, сложны. Безбожник Гитлер, например, в качестве средства в своей войне против атеистического СССР, восстанавливал  православное богослужение на оккупированных русских землях… Петр І считал, что воюет не против Православия, а против его „отсталости“ и „непросвещенности“, против „безделья“ и „бесполезности“ монахов… Для Трумэна Афинагор был важен не столько как предатель Православия, сколько как орудие американской глобальной экспансии против советской…

Господствующая светская историография толкует события с точки зрения земных движущих сил и интересов – биологических, экономических, классовых, социальных, национальных, имперских и пр. Она априори отвергает понятие о Боге как о факторе истории, а участие сатаны в человеческих делах – это академическое табу. Многие православные, соблазненные секуляристическим подходом, ищут земные конспирологические объяснения для осязательной антиправославной спаянности мира.

На самом деле антиправославная всенаправленность находится гораздо глубже – в духовном измерении. Не существует сознательного мирового человеческого заговора против Православия. Всё гораздо хуже: антиправославие присуще миру, оно естественно. Все мы соучаствуем во зле.

Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. (Рим. 7:19-20)

Грех в нашем поврежденном естестве – это тот крючок, на который нас неощутимо ловит и незримо ведет враг Бога и нашего спасения в антиправославном направлении. Грех – явление антихристианское, т.е. антиправославное.

Идолом, которому служим, является Ego – с его легионом перевоплощений. Эгоизм – это господствующее секулярное идолопоклонство; он враждебен Богу, т.е. Божьей истине, т.е. Православию. Эгоизм, главный двигатель падшего человечества, – явление  антихристианское, т.е. антиправославное.

Наш эгоизм, так как он враждебен Богу, является другом врага Божия. Поэтому, когда мы преследуем мнимо „наши“ эгоистические интересы, мы на самом деле служим его интересам. Так он собирает „наши“ мечты, воли, таланты, поступки, судьбы в грехоцентричные общественные тела (политические, государственные, экономические, культурные, лжерелигиозные и т.д.), которые, в свою очередь, порождают свои (грехоцентричные) интересы…

Эти кажущиеся „наши интересы“ – личные, коллективные, корпоративные, партийные, национальные, глобальные и пр. – суть видимое над поверхностью, которым мы мнимо объясняем себе события, историю, мир. А их богопротивная сущность – десятикратная невидимая часть айсберга.

Тысячелетняя Война направлена на захват и капитуляцию православных государств и православных Церквей. Есть разные виды и степени капитуляции.

Полная государственная капитуляция – это захват государства противником. Половинчатая – когда становишься вассалом более сильного; так ты придаешь врагу свою силу и делаешь его ещё сильнее.

Полная церковная капитуляция – это открытое отречение от Православия. Половинчатая –  униатство. Более замаскированная – экуменизм. А самый неосознанный вид вероотступничества – цивилизационная вассальность в отношении Запада. (Цивилизация – включительно секулярная – неотделима от религии.)

Первый триумф неправославного Запада над Православием – это захват Константинополя крестоносцами в 1204 году (до 1261 года). Одновременно и северные рыцари предпринимают походы против православных русских людей. Но победы св. Александра Невского останавливают их.

Здесь уместно краткое историческое отступление. В 1240 году, когда св. Александр Невский разбивает шведов, Киев захвачен и опустошён монголами. Иго монголо-татар над русскими землями продолжается века. И когда русские княжества набираются сил, чтобы свергнуть это иго, их возглавляет Москва, а не первопрестольный Киев. В день славы, когда Святая Русь побеждает Орду – на Куликовом поле (1380), русские войска  возглавляет Москва, а Киев отсутствует – он находится под властью Запада. Поэтому  именно Москва-победительница становится столицей объединяющейся России, а не пленённый Западом Киев. В ХVІ веке Москва становится столицей объединенного великорусского царства, а Киев превратился в малороссийскую окраину – „украину“…

Таковы превратности истории. Но они встречаются повсеместно. Так, например, епископская кафедра Византиона до 324 года была подчинена Гераклее. После того как Византион становится столицей, роли меняются, и гераклейский епископ становится подчиненным Константинопольскому.

Впрочем, во время Куликовской битвы митрополитом Киевским и всея Руси был болгарин св. Киприан – присланный Царьградским патриархом св. Филофеем для того, чтобы утвердить духовное и церковное единство Руси. После победы св. Киприан объединяет Киевскую и Московскую кафедры. Таков пример святых…

Но вернемся к ударам Запада против Православия – на сей раз посредством уний.

  • Лионская уния (1274) заключена папой с ромейским императором-узурпатором Михаилом Палеологом, который подчиняется ему, чтобы удержать власть. Но капитуляция отвергнута верующим народом и продолжается только до смерти Михаила в 1282 году.
  • Флорентийская уния (1439) – это капитуляция перед папой царьградского императора Иоанна VІІІ и патриарха Иосифа ІІ (кстати, болгарина, умершего во Флоренции тотчас после того как – согласно утверждениям – подписал унию…). Впоследствии православный отпор против унии ведет к бегству из Царьграда очередного патриарха-униата Григория ІІІ Маммы (1443-1450), который перебирается в Рим – в прямое подчинение папе. И здесь история бросает прямой свет на события на сегодняшней Украине.

При заключении унии главой Церкви в русских землях является митрополит Исидор, номинально Киевский, но в сущности Московский (так как Киев находится под властью Запада). Исидор – униат, но православная Москва отвергает его униатство. Не „стадо судит пастыря“, а оно праведно осуждает его вероотступничество.

И поскольку в то время Константинопольская патриархия вассальна Западу (пребывает в унии), русские люди в Москве впервые выбирают своего митрополита самостоятельно – без одобрения вероотступнического Константинополя. (Это начало русской церковной самостоятельности…)

В то время, когда происходят эти события, западная часть русских земель находится под политической властью Запада (польско-литовского государства). Именно поэтому в 1458 году подвластные Западу православные русские епархии (Киев с частью сегодняшней Украины) оторваны от единой Русской Церкви со столицей в свободной Москве.

Так разделение единой Русской Церкви в 1458 году совершается неправомерно папой – через своего подчиненного униата Григория Маммы, который в Риме неправомерно титулует себя „Константинопольским патриархом“, в това время как истинный патриарх в Константинополе – православный Исидор ІІ (1456-1462).

Лжeпатриарх Григорий Мамма рукополагает в Риме (!) в Киевские лжемитрополиты некоего Григория Болгарина. Симптоматично то, что вероотступник Григорий Мамма впоследствие объявлен папами святым

  • Брестская уния (1596) – следующая победа Неправославия. В ее ходе часть западно-русских князей и епископов в части земель нынешней Украины, в то время подвластных польско-литовскому государству – Речи Посполитой, принимают верховенство папы…

И тогда, и сейчас несколько раз повторяется одно и то же: в подвластных Западу русских землях создается зависимая от Запада псевдоправославная псевдоцерковь.

Война и „мир“

В этом тексте мы не будем рассматривать бесчисленные малые и большие битвы Тысячелетней Войны. Они исключительно важны, показательны и поучительны (ибо мы не знаем свою историю), но не это главное. Главное – это сама Война. И сегодня в украинском церковном вопросе суть не столько в многочисленных и важных канонических нарушениях, – а в самой Войне.

Самое важное и самое смертоносное в этой мировой войне – то, что она обычно замаскирована как мир и оттого нераспознаваема, безболезненна, усыпляюща. Она показывает своё истинное лицо очень редко, по ошибке (но промыслительно!) – как случилось и сегодня на Украине.

Мир врага – это война против нас, более страшная, чем все войны. Ибо все войны, вместе взятые, убивают наше смертное тело, а этот мнимый мир губит наше бессмертие.

Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба (1 Фесс. 5:3)

Самое грозное оружие врага, оружие массового поражения – это именно этот его антихристов мирpax antichristiana, – который он хочет распространить на всю планету. А ведь ещё 25 веков назад Сунь-цзы выяснил в „Искусстве войны“ (ІІІ. 3):

Высшее достижение – это не добиться ста побед в ста сражениях. Высшее искусство покорить врага, не вступая в бой.

Именно безболезненный, убаюкивающий и смертоносный антихристов мир и есть самая поражающая форма – „высшее искусство“ – неосязаемой всеобъемлющей брани, при которой мы бываем побеждены врагом, „не вступая в бой“.

Сунь-цзы (І.17) категоричен: Всё военное дело основано на обмане. Обманный светский „мир“ и есть то самое заблуждение, на котором основано „всё военное дело“ врага.

Итак, всеобъемлющая война-и-мир Запада против Православия и есть ключ к пониманию того, что совершается на Украине. Но история Тысячелетней ещё не написана. Чтобы быть достоверной, эта история должна быть делом независимых от мира историков. Но все образованные миром, оплачиваемые миром и титулованные миром историки зависимы от мира – не столько в своём бытии (зарплаты, реализация, признание), сколько в своём сознании. Многие настолько зависят умственно от мира, что даже не осознают эту зависимость. Не только не распознают мирской уклон, но и считают его „научностью“.

Историю пишут победители, а земной победитель-историограф, по крайней мере со времён Гуттенберга, есть Запад[6]. Поэтому наше господствующее историческое „мышление“ уже пять веков носит печать идеологии Запада („неверной, безнравственной и опасной“), с её методологией, терминологией, мифологией. Поэтому мы не знаем своей истории.

Наш мыслительный понятийный инструментарий опорочен, заражён секулярным вирусом, искажён секулярной оптикой, недостоверен, обманчив. Необходимо фундаментальное переосмысление всей историографии, чтобы её можно было понять действительно с православной – т.е. с христоцентрической и святоотеческой – точки зрения.

Но, кроме западного секулярного мировоззренческого уклона, наш понятийный аппарат опорочен и некоторыми нашими собственными („восточными“) неверными, безнравственными и опасными понятиями, которые препятствуют протеканию истинотворного мыслительного процесса.

Вот всеизвестный, но хронически умалчиваемый пример: самоназвание „Вселенский Патриарх“, от чьего имени был издан томос о „церкви“ на Украине. Ещё с момента официализирования этого самоназвания в VІ веке св. Григорий Великий (Двоеслов) святоотечески разоблачил его:

Говорю вам уверенно, что каждый, кто называет себя или желает, чтобы его называли Вселенским Священником, есть в гордыне своей предшественник Антихриста, ибо гордо ставит себя над всеми остальными.

Св. Григорий прав и ни один святой не опроверг его. Понятие „Вселенский Патриарх“ есть неправда. Даже обидно для Церкви Христовой доказывать его неверность. Ведь Константинопольский епископ именовал себя „вселенским“, когда был вторым после Римского[7].

Как может в Церкви Истины всё ещё бытовать такая неправда, как титул „Вселенского Патриарха“, когда в Евангелии этот род случаев промыслительно освещён Христовой заповедью:

Был же и спор между ними [апостолами], кто из них должен почитаться большим. Он же сказал им: …а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как  служащий.  (Лк. 22:24-26)

Ещё древние говорили: не достоин почестей тот, кто стремится к почестям. Сам язык свидетельствует: честолюбец не достоин чести, властолюбец не достоин власти, тщеславие тщетно (бесполезно). Впадение в гордыню, как свидетельствует св. Григорий Великий, есть сущность антихристианства…

Но если земная Церковь так долго не может справиться с этой очевидной неправдой, насколько же труднее ей будет справиться с ее порождениями – такими, как Крит и Украина?

Неправда не становится правдой, даже если человекоугоднически повторять её тысячу лет. Великие и спасительные полномочия дал Господь священству. Но Он не дал никому право вязать и решить истину.

Конечно же, титул „Вселенский патриарх“ неканоничен. Он не существует в канонах Церкви (включительно и в самотитуловании Константинопольских патриархов в их подписях под решениями VІ и VІІ Вселенских соборов – тогда они не смели использовать хюбристический титул), как и ни в одном общецерковно признанном документе до 1054 г.

По сути этот титул является инструментом в руках светского Гегемона, который контролирует Константинопольского патриарха. Как ромейские василевсы, так и турецкие султаны (до 1923 г.) злоупотребляли своим прямым контролем над столичным патриархом – чтобы контролировать через него всю земную Церковь. Поэтому они поддерживали этот  титул с его заявленной претензией на „вселенскую“ власть. Поэтому и те, кто зависел от василевса/султана – включая сюда и других восточных патриархов, – не смели оспаривать его. Никто не хотел входить в пререкания с всеми восточными патриархами (по такому „незначительному“ вопросу)… Так этот вирус неправды закрался в Церковь Правды. И рождает последующие неправды.

Титул „вселенский“ пуст и бессодержателен, но это не делает его безобидным. Напротив, именно потому что он бессодержателен, он служит инструментом для соблазнения-управления Константинопольским патриархом со стороны его земных и поднебесных гегемонов, – которые искушают его „наполнить этот титул содержанием“. Его покушение на Украину есть не только служение Западу, но и пагубная „эгоистическая“ попытка осуществить „власть“ „Вселенского“.

Но хюбрис всегда ведет к провалу в конечном счёте. Так Украина стала очередным – после  Крита – историческим провалом патриарха Варфоломея, который в своём стремлении возвеличиться – непоправимо обрушился и обрушил авторитет Константинопольской патриархии. Фанар никогда уже не будет иметь своего существовавшего доселе гипертрофированного статуса.

Пробудившись, народ Божий начинает вновь открывать и переосмыслять истинную историю Церкви, а из нее становится ясно, что (не отрицая ничьих заслуг!) ни одна православная Патриархия или Архиепископия не выдвинула стольких еретиков и ересиархов, не создала столько лжеучений, не преследовала стольких святых, не уничтожила столько икон, святых мощей и святинь, не заключила столько уний и не причинила столько зла православным народам и Православию в целом, как Константинополь.

Разумеется, славное в истории Константинополя не отменяется. Но когда мы восхваляем славнейших Константинопольских первосвященников – св. Григория Богослова, св. Иоанна Златоуста, св. Фотия – то давайте не будем заблуждаться: Константинополь изгнал св. Григория Богослова (381), изгнал св. Иоанна Златоуста (404), изгонял св. Фотия два раза (867 и 886).

Мы живём во времена преобладающей секуляризации и духовного отступничества. Тысячелетняя Война истощает наши сопротивительные силы. Истинная вера ослабевает настолько, что всё актуальнее становится евангельский вопрос: Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лк. 18:8)

Да, мы считаем себя православными, членами Церкви, говорим: „Господи, Господи!” Но Он предупредил нас:

Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.  (Мф. 7:21-23)

Страшное „никогда не знал вас“ относится ко „многим“ якобы членам Церкви. Они оказываются ненастоящими. Но ведь не раз в истории именно ненастоящие церковники основывали свои „церкви“.

Так было и в Болгарии в 90-е годы. Раскольник иеромонах Христофор (Сыбев) соблазнил многих, а первоначально и некоторых достойных людей. Но вот: в апогее раскола, который имел президентскую, правительственную, законодательную, судебную и европейскую поддержку – со своим лжепатриархом, своим лжесинодом, своей законной регистрацией в суде, своей лжеканонизацией (Левского) и пр. – в его рядах не было ни одного уважаемого церковного человека. Впрочем, лжецерковь болгарских раскольников тогда была признана именно лжецерковью „автокефальных“ украинских раскольников.

Новоучреждённая объединённо-раскольничья украинская лжецерковь привлечёт многих. Но ее истинность не зависит от „членской массы“. Не человеки своим числом или голосованием определяют, где Божья истина, а наоборот – Божья истина определяет человеков. Не Церковь (т.е. Бог) является на человеческие выборы, а наоборот: на экзамене перед Богом (т.е. перед Церковью) падаем и восстаём все мы – как миряне, так и патриархи.

Долог и поучителен список Константинопольских патриархов, которые падали – в покушение на Православие, с ІV века и доныне (и никто из них не признал свою ошибку). Таковыми были, например: Евсевий, Македоний, Евдоксий, Демофил, Несторий, Сергий І, Пирр, Петр, Анастасий, Константин ІІ, Никита І, Феодот І, Антоний І, Иоанн VІІ, Иоанн ХІ, Иосиф ІІ, Митрофан ІІ, Григорий ІІІ (Мамма), Кирилл І (Лукарис), Мелетий ІV (Метаксакис), Афинагор, Димитрий, Варфоломей…

Покушения на Православие будут становиться всё более опасными. Мы живем в предпоследние времена. Тысячелетняя Война продолжается. Мировым Главарём остаётся Запад. И хотя он становится всё более постыдным и всё более бесстыжим, в настоящее время все „православныегосударства являются его гордыми вассалами (Греция, Кипр, Румыния, Болгария, „Северная“ Македония, Украина, Грузия, Черногория, постепенно и Сербия…)

Даже Россия, которая сегодня единственная отстаивает свою политическую независимость, уже три века является цивилизационным вассалом Запада и продолжает гордиться своим петровским цивилизационным выбором.

В начале ХІХ века Российская империя была настолько захвачена Западом, что вся русская „элита“ не только говорила, но и думала по-французски. Только хюбрис Запада (Наполеон с его безумным нашествием) – через боль – разбудил русских людей и побудил их искать свою самоличность. Но мирный „европейский концерт“ после Венского конгресса (1815) снова усыпил их…

В наше время вновь произошло нечто подобное. После краха СССР русский народ и его „элита“ (с немногими исключениями) были захвачены Западом и его „ценностями“ (и демократы, и коммунисты – стопроцентные западники). Если бы последовал какой-нибудь щедрый „план Маршалла“, какое-нибудь дружеское приглашение в НАТО, если бы прошли только ещё 1-2 поколения „мира“, Россия могла быть окончательно захвачена: спящей и нетронутой. Так учит Сунь-цзы (ІІІ.1):

Лучшая политика во время войны – захватить государство нетронутым; уничтожить его – действие низшего порядка.

Единственно сегодняшний русофобский хюбрис Запада может заставить Россию пробудиться от смертоносного сна. Украина – это сердечная боль России. Только такая сильная боль может разбудить русских людей – чтобы они осознали Войну и своё воинское призвание.

Хюбрис патриарха Варфоломея может разбудить нас, православных, от смертоносного сна антихристианской „нормальности“, в которой мы „живём“ – чтобы мы осознали Войну и своё воинское призвание.

Когда был издан злосчастный томос, не было христианской радости – церковной, духовной, праведной. Ни один достойный человек не обрадовался. Ни одна из поместных Церквей не обрадовалась. Они вздрогнули и притихли.

И ещё кое-что очень важное – лица. Особенно патриарха: вид лица его изменился на нём, и вельможи его смутились (Дан. 5:9). Лица соучастников деяния засняты и остаются в истории, – а они читаются, как открытая книга. Вероятно приближается то время, когда обычные цифровые детекторы лжи будут читать по этим лицам… к нашему всеправославному стыду. А тем временем любой человек располагает собственным внутренним детектором лжи – и мы распознаём ее. И стыдимся.

Патриарх Варфоломей не поехал на лжеинтронизацию в Киев 3 февраля 2019 г. – чтобы не увидеть написанное на стене: ты взвешен на весах и найден очень лёгким (Дан. 5:27). В тот день событием в киевском соборе были вовсе не совершаемые там движения, а величественное отсутствие Церкви: сознательное единодушное – в Св. Духе – соборное отсутствие всех поместных Церквей. Историческое отсутствие.

Таким был достойный ответ Церкви – без слов. И так всё стало даже ещё яснее. А ведь случившееся граничит с чудом – для каждого, кто знает лукавые времена, в которые мы живём.

Возможно, что когда-нибудь, в самые последние времена, страха ради иудейскаго, руководства поместных Церквей вместе преклонят колени перед Ваалом. (Да не будет!) Но пока ещё это не так. Пока ещё мы живём в предпоследние времена и церковная иерархия в целом не является отступнической, а может проявляться и как истиноносная, мудрая, достойная.

Украинское покушение патриарха Варфоломея на Православие нарушает учение Христово, братолюбие, церковность, каноничность, нравственность, порядочность, благоприличие. Любая автокефальная Церковь, которая поддержала бы такое покушение на автокефальность, ipso facto отреклась бы от собственной самостоятельности. А ведь именно автокефалия поместных Церквей и принцип единодушия при принятии соборных решений служат высокими препятствиями перед грядущим богоотступничеством.

Итак, руководства поместных Церквей (3 февраля 2019 г.) выбрали Православие вместо неправославия. А украинцы? Они должны будут сделать свой личный выбор. Отсеются истинные от неистинных, овцы от коз. Одни будут в истинной Украинской Православной Церкви, а другие – в неистинной.

Которые возобладают? В согласии с духом „последних времён“ неистинных должно быть больше, чем истинных, малодушных – больше, чем великодушных, податливых – больше, чем доблестных, – тем более, если будут гонения со стороны властей. Но гонения изначально предсказаны Церкви, ибо Сам Господь предупредил нас: Если Меня гнали, будут гнать и вас (Ин. 15:20).

Украина является сегодня болью Православия. Но именно эта боль может быть спасительной. Ибо самая опасная болезнь – это болезнь безболезненная.

Если гонение на украинских православных причиняет нам боль, значит мы одно Тело с ними, одна Церковь с ними. Наша боль за Украину, наш стыд за Украину, наша молитва за Украину, наша любовь к украинцам означают, что мы, земная Церковь, члены Тела Христова, живы.

Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы – тело Христово, а порознь – члены. (1 Кор. 12:26-27)

Украина может помочь нам. Священная боль может помочь нам наконец-то очнуться и осознать, что мы воины на полях битв Великой Отечественной Войны – в которой воюем за наше небесное Отечество. Если не очнёмся, то можем проспать день славы, пропустить бессмертный полк святых-победителей – и быть мирно и безболезненно покорёнными врагом, в нетронутом виде, не вступая в бой. Ибо мир врага, в котором мы пребываем, есть враг человека и враг мира Христова.

Православные на Украине проходят через горнило страшного и радостного искушения – и мы вместе с ними. Одни падут из-за него, а другие именно из-за пережитого испытания верою возвысятся. Ибо Апостол свидетельствует:

С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка. (Иак. 1:2-4)

А Господь Иисус Христос нам предсказал и обещал:

Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет. (Ин. 16:20)

[1] Разумеется, речь идет о подлинном братолюбии, а не о его ядовитых двойниках – таких, как униатство, экуменизм и пр., в которых под маской любви скрывается вероотступничество.

[2] Русофилию не следует путать с советофилией. Советская власть была безбожной и богоборческой… Христианская любовь к людям, которые жили в советские времена, не только не отменяет осмысления, разоблачения и осуждения этой антихристианской, т.е. античеловеческой политической системы, но и наоборот: обязывает нас совершить это осмысление, разоблачение и осуждение.

[3] Зисис, Феодор. Украинская автокефалия: сокрытие и неверная интерпретация документов.На сайте  AgionOros.ru

 

[4] Как наивно считал Фрэнсис Фукуяма в своей одноименной книге 1992 г.

[5] В книге „Философские пропасти“ (1957).

[6] По одной знаменательной случайности, Гуттенберг сделал своё изобретение именно в 1439 году, году Флорентийской унии.

[7] При всех своих притязаниях на первенство и „непогрешимость“, папа хочет, чтобы его называли „Святейшеством“, а вассализованный и закомплексованный Константинопольский патриарх – „Всесвятейшеством“. В документах ХІХ века он все ещё упоминается как „Святейшество“. Интересно было бы исследовать, кто из патриархов, когда и на каком основании впервые объявил себя „Всесвятейшеством“, и как отреагировали на это нововведение другие.

Источник: портал ПСТГУ.

Как нам наступать на Фанар, или Когда наступит «православная весна»?

Митрополит Видинский Даниил: под угрозой находится единство и соборность Православной Церкви

«Первенство истины», а не «первенство власти»

 

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *