Аналитика История

Флорентийский ренессанс и уния: культурологический контекст Флорентийской унии 1439 года

Тезисы доклада болгарского историка и церковного публициста Георги Тодорова на Международной научной конференции «Флорентийская уния в историко-политическом и религиозном контексте» (25 июня 2019 года, Москва):

Общественное искусство – архитектура, скульптура, живопись – является мощным идеологическим и пропагандистским фактором для воздействия на психологию человека.

Перенос собора из Феррары во Флоренцию в январе 1439 г. совсем не был связан с чумой (она уже прошла), как это было объявлено официально. Решающие факторы были иные, и среди них – эстетическое (психологическое) воздействие на православную делегацию. Именно Флоренция была лучшим местом для такого воздействия.

Флоренция. Вид на церковь Санта Мария дель Фьоре.

В этот исторический момент Флоренция являлась самым креативным центром искусства (и ренессансовой мысли) не только в Италии и в Европе, но и в мире. Эта креативность была душевной (гуманистической, человекобожной, страстной, на основании гордыни и эгоизма, т.е. антиправославной). Это была „похоть очей и гордость житейская“ (1 Ин. 2:16), но тем не менее она несомненно воздействовала (эстетически, т.е. несознательно, т.е. мощно) своей энергией на членов православной делегации.

Один московский делегат писал: „Этот знаменитый город Флоренция очень большой, и мы не встречали его равных во всех описанных ранее городах «. Воздействие, по-видимому, удалось.

Настроение флорентийской элиты в это время было заразительно оптимистическое, энтузиасткое, творческое – как раз в противоположность пессимизма в обреченном Константинополе и в византийской делегации.

Ключевая личность того времени – Козимо Медичи (1389 – 1464) – самый богатый человек и главный меценат своего времени, некоронованный властитель Флоренции, важный союзник папы Евгения ІV. Ему было 50 лет, и он находился в зените своей жизни. Опытный и дальновидный Козимо отлично понимал связь между искусством, пропагандой и властью. Это он посоветовал Евгению перенести Собор во Флоренцию – и сам заплатил за всё.

Козимо Медичи.

„Юстиниан, я превзошёл тебя“ – мог сказать Козимо Медичи, войдя во Флорентийский кафедральный собор в 1439 г. Строительство знаменитого купола церкви Санта Мария дель Фьоре началось в 1436 г., и в первой половине 1439 г. он ещё не был закончен, но гигантский силуэт купола уже господствовал над городом. Воздействие было поразительное. Диаметр купола Святой Софии в Константинополе – 31,87 м. Диаметр купола флорентийского собора – 45,52 м. Площадь основания флорентийского купола в два раза больше, чем у Св. Софии. До сих пор он остается самым большим в мире куполом из кирпичной кладки.

Филиппо Брунеллески (1377–1446) был гениальным не только архитектором, но и инженером и изобретателем. Строительство купола было вдохновляющим технологическим чудом. Флорентийцы гордились и вдохновлялись этим успехом (примерно как советские люди вдохновлялись полётом Гагарина в 1961 г. и убеждались в „правоте“ коммунизма).

Другой фундаментальный интеллектуальный и идеологический прорыв того времени — развитие теории и практики линейной перспективыОно тоже произошло во Флоренции именно в первые десятилетия ХV века, и казалось всем современникам эпохальным триумфом науки, искусства, разума, наглядным доказательством правоты гуманистической идеологии. Очень активным в этом направлении был Брунеллески. Впрочем, как и Гиберти, Мазаччо, Мазолино, Уччелло и другие.

Знаменитый эксперимент Брунеллески с перспективным изображении флорентийского Баптистерия и зеркалом.

Лучшему скульптору своего времени Донателло (1386–1466) в 1439 г. было 53 года. Он уже сделал во Флоренции несколько больших и виртуозных скульптур из бронзы и мрамора на важных для города объектах (на фасаде Санта Мария дель Фьоре, на колокольне собора, в нишах Орсанмикеле и пр.).

Лоренцо Гиберти (1381–1455), главный соперник Брунеллески, к 1439 г. был уже живым классиком. К этому времени он закончил (1424) северные бронзовые двери флорентийского Баптистерия и с 1425 (т.е. уже 14 лет) работал над своим шедевром – восточными (т.н. „Райскими“) дверями. В 1439 г. пять (из десети) рельефов были уже готовы, композиции для остальных – тоже.

Гиберти. „Соломон и царица Савская“, рельеф на восточных дверях Баптистерия – предполагаемая аллегория унии.

Гиберти признан лучшим мастером бронзового рельефа всех времён. Весьма вероятно, что именно во время Собора он закончил свой бронзовый рельеф кивота св. Зиновия для торжественной церемонии переносения мощей святого (26 апреля 1439 г.). Церемонию, в которой принимало участие православное духовенство, возглавил сам папа Евгений ІV.

Гиберти. Кивот св. Зиновия.

В 1439 Фра Анджелико (1400 – 1455) жил и работал во флорентийском городском монастыре „Сан Марко“, где рисовал свои уникальные фрески и религиозные картины. Его покровитель Козимо Медичи имел личные кельи в Сан Марко.

Фра Анджелико. Запрестолный образ на доске в монастыре „Сан Марко“ (ок. 1439 г.).

Микелоцо Микелоци (1396–1472), любимый архитектор Козимо Медичи, в это время тоже работал в доминиканском монастыре Сан Марко.

В 1439 молодой Беноццо Гоццоли (1420–1497) работал совместно с Фра Анжелико над фресками монастыря Сан-Марко (фреска „Поклонение волхвов“). Именно Гоццоли 20 годами позже, по заказу Козимо Медичи, сделает в Палаццо Медичи (архитектурный шедевр Микелоццо Микелоцци) фреску „Шествие волхвов“ с портретами участников Флорентийского собора: патриарха Иосифа ІІ, императора Иоанна VІІІ, Козимо Медичи и пр.

Беноццо Гоццоли. „Шествие волхвов“ (деталь). Слева – предполагаемый портрет патриарха Иосифа ІІ (с белой бородой, на осле).

Паоло Уччелло (1397–1475) был знатоком и фанатиком перспективы. В 1436 г. нарисовал фреску (с перспективой) Джона Гокуда в Санта Мария дель Фьоре. Во время Флорентийского собора работал над циклом фресок в церкви Санта Мария Новелла, где была резиденция папы Евгения ІV (в 1434 восстание в Риме вынудило Евгения ІV к побегу и в одеянии монаха папа бежал во Флоренцию.) Кстати, именно в этой церкви был похоронен Константинопольский патриарх Иосиф ІІ (сын последнего болгарского царя), который умер во время Собора (10 июня 1439).

Леон Батиста Альберти (1404–1472), знаменитый архитектор, учёный, гуманист, писатель и теоретик Ренессанса, в это время был связан с папской курией и был активным участником Собора. Позже он отстроил фасад церкви Санта Мария Новела – манифест ренессансовой архитектуры.

Поджо Браччолини (1380–1459) — видный итальянский гуманист, писатель, собиратель античных рукописей, близок к Козимо Медичи. Во время Собора жил и писал во Флоренции.

Доменико Венециано (1410–1461) и молодой Пьеро делла Франческа (1420–1492) в 1439 г. делали росписи в церкви Санта Мария Новелла.

Мазолино да Паникале (1383–1447) и Мазачо (1401–1428) к тому времени уже сделали свои новаторские фрески в капелле Бранкачи (1424–1428), которые превратились в учебник для художников Ренессанса.

Антонио Пизанелло (1395–1455) во время Собора сделал рисунки византийских участников, которые сохранились до наших дней. Также ему принадлежит авторство знаменитой медали с портретом Иоанна VІІІ Палеолога.

Пизанелло. Аверс медали с портретом императора Иоанна VІІІ.

Это произведение было настолько новаторским, что создало новый художественный жанр: медальерное искусство Ренессанса.

Пизанелло. Реверс медали – изображение императора верхом (на охоте).

Фра Филиппо Липпи (1406–1469), несмотря на свою скандальную для монаха жизнь, из-за своего художественного таланта был ещё одним из любимцев Козимо Медичи и во время Собора выполнял его заказы.

Лука делла Роббия (1400–1492) в это время только-что закончил после 7-летной работы (1431–1438) под руководством Брунеллески мраморные рельефы певческой трибуны в Санта Мария дель Фьоре, получившие широкую известность во Флоренции.

Лука делла Роббиа. Певческая трибуна флорентийского собора.

Леонардо Бруни (1370 – 1444), выдающийся гуманист, писатель, историк и государственный деятель, является первым „модерным“, т.е. секуляристким историком („История флорентийского народа“). Он впервые разделил историю на 3 периода: античный, средневековый и модерный. Знаток и любитель греческой античности. В качестве канцлера Флоренции он встретил византийскую делегацию речью на греческом языке.

Маттео Пальмие́ри (1406–1475) флорентийский гуманист, представитель так называемого гражданского гуманизма. Именно в это время (ок. 1439 г.) он изложил свои этико-политические и педагогические идеи в диалоге «О гражданской жизни».

Николай Кузанский (1401–1464) — крупнейший немецкий мыслитель XV века, философ, теолог, учёный-энциклопедист, гуманист, математик, церковно-политический деятель. В 1437 году входил в состав папской делегации в Константинополь, которая должна была встретиться с императором, патриархом и делегатами от восточных Церквей для „объединительного“ собора. Сопровождал православную делегацию и содействовал унии.

Лионелло д‘Эсте (1407-1450) — сын и престолонаследник маркиза Феррары, был образцовым гуманистом Ренессанса. Покровитель наук и искусств, поэт. Принял участие в организации и работе Ферраро-Флорентийского собора.

Список этих людей, произведений, событий можно продолжить. Даже некоторые члены православной делегации – как, например, Георгий Гемист Плифон – содействовали своим авторитетом отступничеству от Православия.

Беноццо Гоццоли. „Шествие волхвов“, автопортрет (в центре). Слева от него – предполагаемое изображение Георгия Гемиста Плифона.

Огромный интерес флорентийских гуманистов к языческому античному греческому наследию (Платон, Аристотель, античное изобразительное искусство и т. д.) также сыграл соблазнительную роль для некоторых представителей православной делегации. (Виссарион Никейский, например, именно во Флоренции переменил свои православные взгляды и стал активным приверженцем унии, гуманистом.)

Нельзя переоценить влияние и давление всех этих блестящих, умных, образованных, талантливых и полных творческим энтузиазмом людей, их произведений и всей кипящей атмосферы ренессансовой Флоренции на сознание большинства православной делегации на Соборе, с января по 6 июля 1439 г., когда была объявленна уния. Сами флорентийские участники этого движения соблазнительно думали о себе, что они начинатели новой светлой эры в истории человечества. (Господствующая нынешная секулярная цивилизация и до сих пор убеждена, что Ренессанс – это „светлая“ эпоха „освобождения“ человека от „мрака“ Средневековья и т. д.).

Санта Мария дель Фьоре. Интериер собора с подкупольным пространством.

Это психологическое влияние и давление не было случайным и побочным явлением, но несомненно являлось частью плана Козимо Медичи и папы Евгения ІV (с согласием и содействием императора Иоанна VІІІ и патриарха Иосифа ІІ, чья смерть в июне 1439 года, однако, вызывает вопросы…). Торжественное объявление унии произошло 6 июля 1439 г. в кафедральном соборе Санта Мария дель Фьоре – под чудо-куполом Брунеллески…

Московский Собор 1441 г. и его значение для мирового Православия

Апокалиптические источники отождествления Москвы с «третьим Римом» в послании старца Филофея великому князю Василию III

«Мы с опасением смотрим за опаснейшим процессом внедрения новых богословских теорий»

 

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *