Пандемия — в головах. Инфовирус про коронавирус распространяется быстрее, чем последний. Обыватель в панике и с чувством собственного достоинства — типа, я один такой хитрый, все понимаю — тащит из магазинов туалетную бумагу и еду. Школы, вузы, театры, музеи закрываются (кстати, а рестораны, клубы, бары закроют?), уличные мероприятия запрещают. Больше 50-ти (30, 10, а может завтра и 3) человек не собираться, громко не говорить (колебания воздуха передают быстрее инфекцию), больше минуты не думать (будешь думать — обязательно заговоришь, а значит снова вспышка вируса). Границы закрывают, мозги — тоже.

В Крыму, к примеру, на сегодняшний день не выявлено ни одного официально заболевшего, но даже в исторический для полуострова и всей России день — 18 марта — там отменили большинство мероприятий, посвященных шестой годовщине возвращения Крыма и Севастополя в «родную гавань». «Гавань» поддалась коронавирусной дрессуре и всё отменила. Всего лишь около 150 заболевших,  если верить официальной статистике, установлено в стране (а сколько у нас вообще в феврале-марте болеет ОРВИ?); еще не доказано с медицинской точки зрения опаснее ли COVID-19 обычных гриппозных осложнений, но обстановка нагнетается так, что, кажется, скоро за отрицание коронавируса будут возбуждать дела по административному кодексу.

В общем карантин здравого смысла по полной программе.

И уже только совсем недалекому и зазомбированному обывателю неясно еще, что вся истерика с «архивирусом»является не просто рукотворной, но еще и служит «спусковым крючком» для «коронного» витка тотальной несвободы, когда человек будет выходить из дома по справке и контактировать по разрешению. В Италии мы уже это наблюдаем. Можно сказать, что если после 11 сентября 2001 года человечество продало свою свободу за «мир и безопасность» — идол дьявольского глобализма, то сегодня свою веру и  свою свободу люди продают за идол под названием «здоровье». Но за любое идолопоклонство приходит расплата: не будет ни свободы, ни здоровья. Мира и безопасности, как все понимают, стало за последние 20 лет еще меньше.

Кстати о вере. Именно на этом хочется остановиться поподробнее. Православную Церковь решили, как мне видится, отдрессировать в который раз, но теперь уже на теме эпидемиологической. «Неужели какие-то ваши обряды, обычаи и традиции важнее общественного здоровья?» — примерно так сегодня заявляют христианам многие либеральные медиа-проповедники. Если отвечать им честно и предельно сжато, то надо сказать следующее: «Конечно, важнее! Вечная жизнь вообще важнее всего временного — даже здоровья!«. Да и добавить следует, что здоровье общества в самом широком смысле определяется верностью и устойчивостью данного общества в своих традициях, в своей цивилизационной идентичности. За десяток «традиционалистов» Господь обещал Аврааму помиловать Содом и Гоморру. Но в этих древних городах все были заняты своей свободолюбивой распущенностью — квазиздоровьем. В итоге — огонь с небес убил всех микробов вместе с людьми. Прошу прощения, если кому-то из особо травмированных истериков надавил на психику. Это — Библия, товарищи, Слово Божие.

Но какую реакцию на медийную истерию о «супервирусе» мы наблюдаем сегодня от официоза Русской Православной Церкви? Про одноразовые «ложечки» для причастия от митрополита Илариона (Алфеева) уже слышали все. Комментарии этому одноразовому «богословию» дать уже успели авторитетные эксперты, поэтому останавливаться на сем вопросе, полагаю, излишне. Скажу лишь, что с учетом, систематических провалов нашей церковной внешней политики и крайне ослабленным иммунитетом митр. Илариона (или прот. Николая Балашова?) перед «фанаровирусом» всему нынешнему персоналу ОВЦС следовало бы уйти в бессрочный карантин.

Однако богохульная тема «ложечек» не осталась, увы, только фантазией митрополита. В Крыму, где, вновь повторю, по последним данным, не зафиксирована вспышка «страшного» вируса, уже некоторые священники стали употреблять пресловутые одноразовые ложки для причастия Телом и Кровью Христовыми. Кто-нибудь из этих иереев «лжицы» сии замывает, очищает, т.е. облизывает, если говорить буквально? Или сразу в «священную помойку» отправляет?

Дальше мы узнаем, что на канонической территории РПЦ (в Молдавии, Казахстане) предлагается служить без прихожан, т.е. по сути отлучить всех от Св. Причастия не по каноническим нормам, а по санитарным. Общественные богослужения опасны —  вызывайте, мол, священника на дом индивидуально. А если завтра нам скажут, что и этот «контакт» эпидемиологически опасен, — официальные теологи заговорят о каком-нибудь «духовном причастии»?

Теперь об авторитетном документе. «Инструкция настоятелям… в связи с распространением коронавирусной инфекции» от Патриарха Кирилла и аналогичное заявление Священного Синода — вроде ничего «апостасийного» в них не просматривается. Ну, в самом деле: что такого в дезинфекции икон и крестов, проветривании, одноразовых стаканчиках для запивки, измерении температуры у священнослужителей и т.п.? — Ничего страшного в этом нет. Но ведь центром литургической жизни Церкви является Евхаристия. Причастие Тела и Крови Христовых инфекцию передавать не может. Так верит Церковь. И это знают те глобалистские силы, которые хотят Церковь Христову взять под контроль так же, как они уже взяли под контроль мировые финансы, культуру, политические процессы, мозги и температуру массового психоза населения.

Патриарх Кирилл преподает  св. причастие Светлане Медведевой, Рождество Христово, 2014 г. Теперь страшно?

В этой связи хочется задать нашим иерархам вопрос: зачем вы так быстро, без боя, под гуманистическим соусом «заботы о ближних» продаете свободу Церкви? Ведь для православных людей очевидно, что:

1. Через Св. Причастие никакая инфекция не передается. Даже если к Чаше подошел инфекцированный христианин, он не передал другому своей инфекции через общее причащение. Думать иначе — богохульство. И проспиртованные платы с одноразовыми салфетками в этом случае будут заразой, а не Св. Причастие. Свт. Николай Сербский, живший в век мировых войн и мировых эпидемий, так говорил: «Если больные от Причастия умирают, то логично думать, что здоровые от Причастия болеют. А это безумие и богохульство».

2. Меры профилактики ради «слабых духом» (такой аргумент чаще всего звучит от апологетов «Инструкции») — тоже несостоятельный довод. Если ты не веришь в оживляющую и обоживающую благодать Св. Даров, то вообще лучше тебе не подходить к Таинству. Почему пресловутая «Инструкция» идет на поводу неверующего «общественного мнения», имплицитно полагающего, что заразиться в храме легче, чем в супермаркете? Может быть стоило сначала закрыть торговые центры, рестораны и ночные клубы, а потом уже проводить санобработку храмов и культовых зданий?

3. История Христианской Церкви свидетельствует, что во времена, когда свирепствовали эпидемии, в храмах только усиливалась молитва:  крестные ходы, молебны в очагах вспышки эпидемии, общегородские литургии и .т.п. Известный в русском народе праздник «Медовый Спас» (14 августа по н.с.) —  в честь Изнесения Честных древ Креста Господня — связан как раз с обострением моровых язв в Византийской империи. Епископы и священники вкупе с народом Божиим не на карантин уходили тогда, а активно шли в очаги эпидемиологического риска. А сегодня, даже без особого официального давления государственной власти (как это просходит, например, в Италии, Греции или Словакии) власть церковная готова почти поднести доски и вбить гвоздь в заколачиваемую дверь храма Божия. Зачем? Испугались вируса или медийной травли?

4. Ну, и отмена общих соборований Великим постом — это, конечно, мера глубоко значимая в истории антирелигиозной пропаганды. Кто теперь-то православных в «гетто» загоняет: Ленин, Сталин, Хрущев? Или сама Московская Патриархия? Люди приходят в храм за благодатным утешением, а их встречает «Инструкция».

Все эти вопросы можно обобщить лишь в одну проблему: Церковь пытаются дрессировать, а мы поддаемся. Нет никакой объективной пандемии, нет «ужасного» и «поголовно-смертоносного» вируса на территории России, есть прогнозируемая и информационно накаченная паника какой-то части населения. Есть, увы, маловерие и легковерие наших иерархов.  И слабость перед мировыми дрессировщиками. А вот каноническую Украинскую Православную Церковь отдрессировать до конца не удалось. Вот так. Поживем — увидим, что будет дальше. Исповедники на карантин не уйдут.

Примечание:

Стиль автора может не во всём соответствовать позиции редакции сайта.

Диакон Илья Маслов
ilyateolog@yandex.ru
Религиовед, теолог, православный публицист, клирик Русской Православной Церкви. Получил образование в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и в Российском Православном Университете св. Иоанна Богослова, преподаёт в светских и духовных учебных заведениях. В сфере научных интересов - проблема русского религиозного модернизма в его церковно-общественном и философско-богословском измерениях. Активный участник антиэкуменического движения в Русской Церкви.

«Коронавирусная дрессировка» Церкви: 4 комментария

  1. Причащение больных заразными болезнями после других причастников (или даже на отдельно совершаемом богослужении) с обтиранием после каждого причащающегося лжицы тканью и последующим ее сожжением; использование для больных отдельного сосуда и лжицы; омовение таковых в уксусе с выливанием последнего в сухой колодец (см. С.В. Булгаков. Настольная книга для священно-церковно-служителей; Пидалион с толкованиями преподобного Никодима Святогорца — на правило VI.28)»).
    Как это понимать ?

    1. «Больных заразными болезнями» — ключевое слово. Т.е. когда заведомо известно, что человек (люди) болен (больны).

  2. Как пишет автор — на 18 марта в стране всего лишь около 150 заболевших. А вот сейчас на 31.03 их уже 2336 — 12 дней разницы. И никто не спорит, что заразится при Евхаристии — богохульство. Но до евхаристии идет служба и люди собираются на нее еще до ее начала. Один чихнувший и потом десяток зараженных.
    И еще один аспект, про который мало кто говорит: первые зараженные появились 02.03 — первый день Великого поста. И постепенно стали приниматься меры ограничений для граждан. И, простите меня, сама пандемия призвала нас отказаться от увеселения, развлекательных мероприятий, призвала к молитвам за болеющим и, не посчитайте пафосом, к мыслям о сути своей жизни. И говорить надо о Божьем промысле, и призывать к покаянию, если нас к этому призывают свыше!

  3. Складывается впечатление, что священноначалие подрабатывает у дрессировщиков на полставки (а может в штате?).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *