Почему в нашей Церкви не инициируются серьёзные проекты по переводу текстов святых отцов? Каковы проблемы в богословской сфере? К дискуссии, начатой Б. Якеменко.

Начну с того, в чем я с Б. Якеменко согласен. Как человек, потративший много собственных денег на переиздание дореволюционных переводов свв. отцов и издание новых, я тоже печалюсь, что переводы святоотеческих текстов остаются «уделом небольших групп энтузиастов». Но согласившись с этим, я не считаю, будто «сегодня почти полностью отсутствуют новые переводы святоотеческого наследия». На самом деле переводы делаются и издаются.

Именно в наше время русскоязычный читатель получил возможность прочитать основные труды прп. Максима Исповедника. Переведен полностью «Путеводитель» прп. Анастасия Синаита, наконец-то полностью переведен «Пидалион» прп. Никодима Святогорца. Нельзя сказать, будто «не переведен почти весь Григорий Палама». Конечно, есть еще тексты святителя, которые необходимо перевести и издать, но многие важные сочинения переведены и изданы. К сожалению, священноначалие не инициирует серьезных переводческих проектов, это так.

Собственно, это и все, с чем я согласен.

Киприан Геворкович Шахбазян.

Но с большей частью сказанного я не согласен. Не согласен с тем, что сегодня нет серьезных переводчиков. И есть, и число их растет. Не согласен с тем, что перечисленные Якеменко философы и богословы должны быть примером для современных богословов. Прежде всего потому, что они (за исключением, пожалуй, С. Глаголева и, возможно, С. Фуделя) знаменуют собой разрыв с традиционным православным богословием, в том числе и со святоотеческой традицией комментирования, основным признаком которой было сохранение преемства вероучения.

Но главное, с чем я не согласен, это с целью богословия. Прежде всего непонятно, что почитает Якеменко как «фундаментальные, важнейшие вопросы современности». Если он имеет в виду существование новых и возрождение старых ересей, то да — это важнейшая и актуальнейшая проблема современности. Но если речь идет о неких «вызовах времени», сообразно с которыми нам предлагается переосмыслить как догматику, так и каноническое право, то это вещи недопустимые.

И относительно дискуссий. Проблемой является не отсутствие таких дискуссий (их как раз множество, и затрагивают они самые разные вопросы, в том числе и такие, ответы на которые Церковь дала уже давным-давно), а отсутствие принимаемых священноначалием решений, ставящих заслон проникновению ересей в Церковь. В связи я этим замечу, что исповедующего ереси, уже осужденные церковными Соборами, Осипова следовало бы изгнать из МДА, отлучить от Причастия, а в случае коснения в своих заблуждениях — отлучить от Церкви. Однако священноначалие ограничилось вялым половинчатым решением СББК, к тому же даже официально не опубликованным доселе.

На сегодняшний день существует только два примера, когда дискуссия по важнейшим вопросам завершилась более-менее внятным результатом: решения Архиерейского собора о признании документов Критского собора не вполне соответствующими православному вероучению и об отказе придать проекту нового Катехизиса статус общецерковного. Вместе с тем совершенно никакой оценки не получила, и никаких последствий не имеет, например, ни многолетняя борьба А. Дунаева с бесспорно принятым и признанным всей Православной Церковью учением свт. Григория Паламы, ни новоявленное (проповеданное секретарем СББК А. Шишковым и имеющее статус официального ответа СББК) учение, отрицающее несколькими Соборами и Катехизисами провозглашенное учение о невозможности спасения без Крещения, толкующее слова Спасителя о рождении от воды и Духа так, что «от воды» не указывает на Крещение, но означает лишь биологическое рождение человека.

Ключевой проблемой сегодняшнего дня является чрезмерно толерантное и, по всей видимости, равнодушное отношение священноначалия к многочисленным ересям, процветающим в Церкви. Новые переводы и публикации святоотеческих текстов, не имеющие в виду опору на эти тексты как критерий православности вероучения — бесполезны. Дискуссии, не имеющие в виду окончание в установлении согласной с учением Церкви истины — бессмысленны, или, того хуже, свидетельствуют о легитимации сосуществования истины с ложью.

Примечание:

Заголовок и вводный абзац принадлежит редакции сайта Аналитического центра свт. Василия Великого.

«Проблемой нашей Церкви является утрата навыка читать святых отцов»

О попытках внедрить ересь Филиокве в русскую православную богословскую школу

Борис Якеменко: «Сегодня нужна «вторая автокефалия», то есть полная независимость от любых заявлений и действий Константинополя»

Аналитический центр святителя Василия Великого
logos@stbasil.center

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *